Благая жесть

Алексей Пономарев о вероисповедании негодяев

В последние месяцы отечественные средства массовой информации все более охотно вытаскивают в заголовки и на первые полосы сведения о религиозной принадлежности людей, совершивших то или иное преступление - или просто нарушивших общественный порядок. Вот последняя история с эротическим музеем в Москве, например. Сначала на него, вроде как, напали православные активисты, а затем - люди, назвавшиеся оскорбленными мусульманами. Примерно как древнюю Палестину - сначала крестоносцы разграбили (освободили), потом турки-сельджуки освободили (разграбили).

Если новостные агентства и составители полицейских сводок приложат некоторое количество усилий, то всю криминальную хронику можно будет эффектно классифицировать по религиозному признаку. Да что там криминальную - вообще все новости. По национальному признаку, кстати, это делают уже давно и с большой охотой.

"В ограбленном христианами ювелирном салоне в Петербурге нашли паспорт", "В Дагестане мусульмане угнали телегу с арбузами", "В метро задержанный атеист покусал двух полицейских" - все эти потенциально возможные заголовки не оставят читателя равнодушным, а религиозная принадлежность фигурантов событий только усилит остроту ощущений. Особенно если читатель сам интересуется вопросами религии. Причем даже атеист получит лишний повод пробурчать: "Ох уж эти сектанты. Синтоизм головного мозга". А верующий, наоборот, спишет преступление атеиста на то, что тот без царя в голове и без любви в душе.

Понятно, конечно, откуда у этих историй ноги растут. Пока российские власти лепят из того, что было, новый федеральный закон об оскорблении чувств верующих, а весь мир стоит на ушах из-за третьесортного телеспектакля "Невинность мусульман", религиозная принадлежность преступника или правонарушителя становится важной (или определяющей) чертой его личности. И существенной причиной для ненависти к нему со стороны той или иной части общества. Так ведь в принципе проще определиться с отношением к тому, что происходит, согласитесь.

Возьмем, скажем, изначально унылую (выдуманную) историю. "Мужчина ограбил овощной магазин в Самаре" - вам на это вообще наплевать, даже если вы живете в Самаре и даже если преступление совершено на соседней улице. Другое дело: "Православный активист ограбил овощной магазин в Самаре". Еще круче: "Овощной магазин в Самаре ограбил местный муфтий - уроженец Дагестана". Чувствуете, как кровь закипает и хочется немедленно купить билет до Самары, чтобы своими руками восстановить справедливость? А теперь вообразите, что речь идет не о бездушном овощном магазине, но о собачьем, допустим, приюте.

Для получения максимального выплеска ненависти следует максимально точно описать фигуранта новости. "Нападение на табачный ларек в Петербурге совершил исповедующий иудаизм осетинский близорукий очкарик-левша". Так и хочется по морде ему врезать. А коли ты мусульманин, родом из Ингушетии, плохо пишешь (бьешь, борешься) левой рукой и у тебя прогрессирующая дальнозоркость, то тем более!

Что касается тех людей, которые делают гадости, оправдывая их своими религиозными убеждениями, то будьте за них спокойны: вероятность того, что такие персонажи будут гореть в аду (любом аду из известных), увеличивается с каждым новым их "подвигом". Православие, как бы там его ни трактовали клоуны в майках с черепами и пугающими надписями, не одобряет насилия по отношению к инакомыслящим, будь они хоть сто раз геями, сатанистами или членами фан-клуба Pussy Riot. А ислам, как бы его ни трактовали продолжатели дела Осамы бин Ладена, отнюдь не гарантирует места в раю людям, которые впятером избивают беззащитного человека. Даже если этот человек - сотрудник эротического музея в Москве или посол США в Ливии. Аминь.

Другие материалы рубрики
Спорт00:01Сегодня

Новые русские

Россия в шаге от плей-офф домашнего чемпионата мира. Мы ждали этого 32 года