За себя и за того дядю

О выступлении Алексея Волина на журфаке МГУ

Замминистра связи РФ Алексей Волин в субботу, 9 февраля, сделал невозможное — превратил научно-практическую конференцию на журфаке МГУ в общественно-политическое событие. Обмершие преподаватели столичных и провинциальных журфаков выслушали его речь о том, что «задача журналиста — зарабатывать деньги для тех, кто его нанял». О том, что «СМИ решают пропагандистские задачи и зачастую для владельца СМИ эта задача является доходным бизнесом». Наконец, о том, что «надо учить студентов тому, что, выйдя из этой аудитории, они пойдут работать на дядю. Дядя будет говорить, что писать, а что не писать».

«Это объективная реальность, такова жизнь, и другой у нас не будет», — заключил Волин. Надо отдать должное преподавателям журналистики: кто-то из них снимал выступление на видео. Вскоре запись была выложена на Youtube.

Речь Волина, строго говоря, и скандальной не назовешь. Он просто описал основные принципы отношений государства с государственными же телеканалами и другими провластными изданиями. Какие-то из этих принципов он еще и лично внедрял, будучи отличным пиарщиком, попавшим в администрацию президента, а затем и в правительство РФ после работы в штабе Бориса Ельцина в 1996 году. С некоторыми из его слов можно даже согласиться: преподаватели журфаков действительно перегибают палку, говоря студентам об их особой социальной миссии. Как следствие, бывает, что у практикантов из того же МГУ в голове слишком много пафоса и слишком мало базовых знаний. Хотя социальная миссия журналиста мало чем отличается от миссии бухгалтера, например. Работать надо хорошо и не обманывать — вот и все.

В остальном речь замминистра было даже приятно слушать. Продекларированный им на журфаке набор правил изуродовал профессию в конце 1990-х годов и отправил в соцопросах журналистов на один уровень доверия с коррумпированными полицейскими. В 2013 году эти правила плохо работают и не на всех распространяются.

Тезис о том, что журналист обязан зарабатывать деньги для тех, кто его нанял, не вполне состоятелен. И уж точно находится в прямом противоречии с тезисом, что журналист должен заниматься пропагандой. Хорошие тексты читают, а плохие нет. У издания, где больше хороших текстов, лучше репутация и больше рекламодателей. Как следствие — денег. Практика показывает, что хорошие тексты и пропаганда — вещи плохо совместимые. Это как любить за деньги. Можно это делать очень качественно, но клиент все равно знает, что скоро девушка уйдет и больше никогда в его жизни не появится.

Вот у нас телевидение занимается пропагандой. Однако, по многочисленным признаниям работающих там людей, двоемыслие среди сотрудников госканалов имеет размах эпидемии. Идейных и одновременно профессиональных пропагандистов мало. Новых ярких лиц почти нет. И не отсюда ли претензия Волина к преподавателям.

Да, довольно узкий круг лиц среди топ-менеджеров в СМИ действительно зарабатывает на пропаганде. Тот же Арам Габрелянов, например. И находится в прямой зависимости от того, насколько качественно «обрабатывают» читателя его подчиненные. Но на весь рынок модель не распространяется, а зачастую выглядит алогично. Алишер Усманов владеет «Коммерсантом», но это имиджевый бизнес. Прибылен издательский дом или убыточен — это доля процента в массе других его активов. Владелец The New Times Ирена Лесневская прекрасно знает, что из-за жесткой оппозиционности издания оно убыточно, так как не может зарабатывать на рекламе — рекламодатель боится. Но это осознанный и просчитанный риск.

Да, и касаемо работы на дядю. Я вот семь лет проработал в «Коммерсанте» и ни от одного «дяди» не то что слова не слышал, я их даже вживую не видел и указаний от их приближенных не получал. Хотя какие были дяди: Борис Березовский, Бадри Патаркацишвили, тот же Усманов. Интересно было бы поговорить, но так и не довелось.

Кстати, вмешательство «дяди» в редакционную политику прямо запрещено 18-й статьей закона о СМИ. Но это лишь иллюстрация того, как чиновники (пусть Волин и настаивает, что на конференцию пришел в личном качестве, а не как замминистра) относятся к законодательству в целом.

На фамилию Алексея Волина я первый раз наткнулся в книге журналистки Елены Трегубовой «Байки кремлевского диггера». Это книга во многом о том, как озвученные нынешним замминистра связи правила начинали воплощаться в жизнь. Вот цитата оттуда: «Волин как-то раз рассказал мне, как в Индонезии, где он несколько лет проработал представителем советского официозного агентства АПН (ныне — РИА Новости), ему пришлось отвечать за раздачу денег аборигенам, писавшим для местных газет заказные статьи, воспевавшие Советский Союз. Так вот один из таких журналистов, по рассказам Волина, пришел к нему как-то раз и попросил выдать денег авансом — за несколько заказных статей вперед. И — что вызывало в этой истории особый хохот Волина — давал при этом честное слово офицера, что отработает».

Вопросов к этому чиновнику у меня нет. На журфаке он искренне сказал то, что думает.

Миссионерская поза

Он обдирал христиан, утаил изнасилование и отмотал срок. А теперь вернулся

Русский разгуляй

Бабулька чеканит капустой, водка льется рекой: лучшая реклама к чемпионату мира