Коррупция — мать порядка

О мысленных экспериментах с государством

Депутат липецкого горсовета задолжал заместителю министра в подмосковном правительстве восемьдесят миллионов долларов. Депутата похитили, а потом его тело нашли в бочке с цементом. Подозреваемые, включая бывшего уже теперь заместителя министра, арестованы. По крайней мере, так история гибели депутата Пахомова излагается на сайте Следственного комитета.

А теперь проведите мысленный эксперимент. Просто ответьте себе честно на вопрос: удивляет ли вас, что замминистра областного правительства (не знаю, какая у него зарплата, может, сорок тысяч рублей, а может даже и все двести, это не важно, не факт, что он и сам был в курсе) одалживал такие суммы? Удивляет ли, что проблемы с должниками он решал так, как будто вокруг не позолоченное Подмосковье, а декорации к фильму «Крестный отец»? Ведь нет? И меня нет.

Годами, если не десятилетиями (хотя сколько у России за спиною тех десятилетий) формировалась довольно логичная схема двусоставного государства. Государство 1 в этой схеме, то есть собственно государство — суверенитет, армия, флот, гербы, флаги, обеспечение правопорядка — было функцией от Государства 2, сложной системы личных связей, позволявших государственным служащим обогащаться почти безудержно. Незаконные бонусы за исполнение предусмотренных законом обязанностей не просто подразумевались, а временами даже прямым текстом проговаривались. Сверху торчал грибок, покрашенный в цвета триколора, а снизу на многие километры растянулась грибница. И вот там, в подземелье, кипела настоящая жизнь.

Незаконные бонусы за государственную службу стали настолько значимыми, что сделали эту самую службу второстепенной, даже неприятной обязанностью. Приходилось, конечно, соблюдать определенные ритуалы на публику, приходилось также из соображений то ли извращенной порядочности, то ли банальной безопасности не давать грибку окончательно сгнить.

Один придворный политолог породил даже в свое время такую мысль: Путин сознательно расплатился коррупцией за целостность государства. Сделал, иными словами, служение государству привлекательным экономически. Политолога, правда, довольно быстро со двора прогнали.

Но то дела давние. А теперь наблюдаем мы совсем иную картину: Государство 1 прозрело с пугающей внезапностью и начало Государство 2 дербанить. Дело несложное, промахнуться практически невозможно — куда ни ткни, всюду многомиллиардные хищения, которые легко обнаруживать, поскольку их никто особенно и не прятал. Незачем было.

Не будем сейчас рассуждать о том, почему вдруг у Государства 1 глаза открылись, поскольку рассуждать мы можем только гадательно. Сосредоточимся на очевидном.

А очевидной оказывается, если отвлечься от теоретических конструктов, довольно простая вещь: Государство 1 и Государство 2 состоят из одних и тех же людей. Никакого разделения там нет. Нет крестового похода чистых против нечистых. Есть миллионами исчисляемая армия причастных к разделу незаконных бонусов, которые до последнего времени считались почти официально обязательным и приятным атрибутом государственной службы.

Просто раньше упор в словосочетании «незаконные бонусы» делался на слово «бонусы». А теперь вдруг значимым стало слово «незаконные». Со всеми из этого вытекающими неприятными последствиями.

Вернемся к мысленным экспериментам. Попробуйте встать на точку зрения среднего служаки. Работал он честно, в том смысле, какой вкладывался в это слово последние лет десять. Ну, домик у него, дачка, красивые машины, какие-то деньги. Но ведь и вокруг никто с голоду не умер, и дома не развалились. В каком-то даже смысле наоборот, похорошели.

Пока Государство 1 было функцией Государства 2, причем явно второстепенной, и совесть служаку не мучила, и сознание не раздваивалось.

И тут вдруг Государство 1 заявляет, что настоящее государство — это оно и только оно. Честный служака должен молниеносно перестроиться и осознать, что он отныне честный и вор одновременно. Он должен сам себя разоблачить и сам себя поймать. Он должен сознательно культивировать в себе раздвоение личности. Хотя даже это не гарантирует ему банальной безопасности.

Понимаете? Построенное на коррупции государство, взявшись с коррупцией бороться, порождает в головах людей, из которых состоит, тяжелое психическое расстройство. И при этом они нами правят, поскольку других людей у государства все равно нет.

Представишь такое — и занервничаешь.

И задумаешься — не стоит ли, собственной безопасности ради, на очередной митинг оппозиции выйти с плакатами «Руки прочь от Сердюкова!», «Свободу товарищу Билалову!», «Отстоим честное имя гражданки Васильевой!», «Коррупция — мать порядка!».

Россия00:0016 апреля

«Это война против собственного народа»

Россия решила ответить на санкции. Тысячи россиян лишатся лекарств и умрут