Записка Ришелье

За что получил штраф Михаил Аншаков

Начну с того, что главу Общества защиты прав потребителей Михаила Аншакова я немного знаю, поскольку не раз и не два вела программы, куда его приглашали в качестве эксперта. У него есть два основополагающих качества. Первое: он не только внешне, но и внутренне похож на Дон Кихота — и в деле защиты потребителей, то есть нас с вами, видит цель, но не видит препятствий. Во-вторых, он, в отличие от многих телеэкспертов, помогает пострадавшим не только в кадре, но и после. Когда камера за ним уже не следит.

В последнее время я редко вижу Михаила на ТВ. Еще бы: он по своей рыцарской привычке — не разбираться, кто именно поступает несправедливо — схлестнулся с храмом Христа Спасителя — главным проектом одной известной и могущественной корпорации. Весь сыр-бор разгорелся, когда Аншаков сказал в интервью, что глава фонда ХХС Василий Поддевалин «фактически превратил помещение храмового комплекса в бизнес-центр». И то правда, чего там только нет — магазины, автомойки, банкетные залы, торговые фирмы. 17 коммерческих арендаторов, среди которых есть и дети господина Поддевалина.

Горячившийся Аншаков даже пытался подавать в суд, зафиксировав нарушения правил торговли (например, отсутствие ценников, товарных чеков и информации о продавце), но доказать ничего не смог, потому что в храме, как оказалось, все отдают просто так — никакой торговли. Захочет кто-то за золотой крестик денег дать, так и даст, а не захочет — бесплатно получит.

В декабре 2012-го Михаила Аншакова ударили по голове возле его дома и, надо сказать, у него самого не было никаких сомнений относительно заказчика, но официально преступник так и не был найден.

Едва оправившегося человека потащили в суд, на днях ему присудили штраф в сто тысяч рублей за клеветническое слово «афера» в отношении Фонда храма Христа Спасителя.

История эта, пожалуй, будет даже похуже, чем та, за которую Pussy Riot получили знаменитую «двушечку». Участницы панк-группы хотя бы зашли в сакральное место и танцы исполнили. Аншаков никаких хулиганств не совершал, он просто делал свою работу. На своем месте. Он всего лишь пытался претворить в жизнь элементарный принцип — обязательность исполнения законов всеми гражданами, вне зависимости от принадлежности к конфессии и близости к главному храму.

Мировой суд московского района Арбат установил опасный прецедент, окончательно выведя из зоны критики все, что касается РПЦ. Собственно, неофициально традиция уже укоренилась почти во всех СМИ. И никакие многочисленные самосуды, мордобои и погромы православных активистов не добрались пока не то что до приговора, но и просто до открытия уголовного дела.

Все это напоминает знаменитую бумагу из «Трех мушкетеров» Дюма: «Все, что сделал податель сего, сделано по моему приказу и для блага государства». И подпись — кардинал Ришелье. И попробуй покритикуй это письмо и его автора.

Наверное, можно что-то еще порвать, кого-то побить, кому-то присудить штраф и тюремный срок и установить мораторий на негативные слова в адрес церковных деятелей. Вот и я не собираюсь критиковать РПЦ, но не потому, что боюсь, а потому что жалею. Жалею своих друзей, большинство из которых традиционно к ней принадлежит, жалею традицию, которая перестает быть христианской, когда становится неприкасаемой и карательной.

Михаил Аншаков после суда посетовал, что его казус губителен для правозащитников и журналистов. Потери для РПЦ ей самой пока не очевидны, хотя близка ситуация, когда ей уже и терять будет нечего.

Недавно я случайно шла мимо храма Христа Спасителя — на другой берег реки. Вдруг слышу — как будто из-под земли доносится голос. На дворе конец весны, а из динамика транслируют речь патриарха на новогодней елке в Кремле. Кажется, эта сцена — лучшая метафора официальной российской церкви. Помпезно, неуютно, отстает от жизни, не для людей. Можно найти способ заставить замолчать Аншакова и прочих неравнодушных, ведь страх в России очень часто принимается за уважение. Насилием в принципе можно многого добиться. Кроме любви, без которой все божественное умирает. И человеческое тоже.

Обсудить
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве