Неправильное время

Память — это оружие, которое всегда с нами

Иван Давыдов заместитель главного редактора интернет-газеты Slon.ru

Одному полицейскому наступили на ножку. Сильно наступили. Ножка потом болела. Другому полицейскому поцарапали пальчик. Из пальчика даже пошла кровь. А в третьего полицейского кинули пустую бутылку, пластиковую, и он так испугался, что только через год пришел в себя. И опознал-таки злоумышленницу, которая кидала бутылку.

Это все не шутки, кстати, совсем не шутки. Это все «болотное дело» и потерпевшие по «болотному делу». Материалы по 12-ти фигурантам переданы в суд, 6 июня — первое заседание, и нет никаких оснований сомневаться в итогах. Люди, которые совершили указанные выше страшные преступления, или не совершали, а просто оказались в неправильном месте и в неправильное время, сядут в тюрьму.

И вот дальше… Дальше можно возмущаться, например, тремя недалекими молодыми людьми, которые, вообразив себя страшными подпольщиками, выманили у робкого грузина смешные 60 тысяч долларов на победу мировой революции. Или депутатом так называемого парламента, который по собственной воле дал работникам Следственного комитета содержательное, исчерпывающее интервью. Да мало ли, кем и чем можно возмущаться.

Вот, еще и властью, конечно же, властью, в первую очередь властью, это уж само собой, нет, серьезно, совершенно серьезно, властью. Это принято — возмущаться властью в каком-то странном регистре. Зная все об их генезисе, приоритетах, интересах, способах действия, даже вкусах и кругозоре, — возмущаться: нет, ну как они так могут? Как?

С чего это вообще появилось мнение, что они могут как-то по-другому? Откуда попытка предложить что-то вроде диалога людям, которые любой диалог ведут только дубинкой?

Нужно помогать политическим заключенным. Деньги, открытки, книги. Можно ходить на митинги в поддержку. Говорят, это важно, поддержка. Хотя плакаты эти — «Мы все узники 6 мая» — они немного коробят, что ли. Нехитрый подтекст понятен и правилен, все под ударом, раз в стране репрессии, но одни сидят или сядут, а другие продолжают рисовать плакаты.

Реальность репрессий, которые направлены против конкретных, поименно известных людей, создает новую ситуацию. К чувству единения примешивается привкус фальши. Хотя, разумеется, мы все узники. Как без этого.

Прекраснодушие первых маршей одиночек, десятков тысяч одиночек, которые почему-то принято было называть маршами миллионов, разбилось о некрасивые, но крепкие стены следственных изоляторов. Там люди внутри, их будут судить и осудят, и жить приходится с этим знанием. Нет ничего омерзительней чувства собственного бессилия.

Впрочем, у стен тюрьмы можно спеть песню про то, как мы разрушим эту тюрьму. В нынешнем протестном сезоне модно петь.

Неправильное время делает героями обычных людей. Эти двенадцать — они ведь, скорее всего, не хотели быть президентами, водить в атаку батальоны и гарцевать перед восторженными толпами на белых скакунах. Или что там еще делают герои правильных времен? Они просто родились в неправильное время. Но теперь они — наши герои.

Первые двенадцать, которых стоит знать по именам. Андрей Барабанов, Степан Зимин, Денис Луцкевич, Ярослав Белоусов, Артем Савелов, Сергей Кривов, Александра Духанина, Алексей Полихович, Владимир Акименков, Леонид Ковязин, Николай Кавказский, Мария Баронова.

Первые — потому что будут еще. Первые — потому что и до этого, конечно, судили и сажали людей за политику. Но никогда — за случайное нахождение в неправильном месте в ходе разрешенного митинга. За отдавленную ножку и поцарапанный пальчик.

Память — это такое оружие, которое всегда с нами. Помимо возможных и необходимых действий, упомянутых или неупомянутых выше, которые все равно нужны, хоть и кажутся часто бессмысленными, надо, преодолевая ненависть к себе, к собственной беспомощности, запоминать. Каждый раз, убеждая себя, как это теперь принято: ну, я же не делаю ничего плохого, даже наоборот, или — ну, надо же кормить детей, да мало ли этих неотразимых аргументов, — каждый раз себе напоминать, что есть люди, которых где-то за твоей спиной пережевывает государственная машина. Просто потому пережевывает, что время теперь неправильное.

Я плохо объясняю, верно, но мне кажется, что это важно.

Обсудить
Россия
 — 
00:04 26 марта 2017

У нас тут стояло

ДК, кинотеатры и офисы: что еще может потребовать церковь в рамках реституции
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Demonstrators take part in a protest aimed at showing London's solidarity with the European Union following the recent EU referendum, inTrafalgar Square, central London, Britain June 28, 2016. REUTERS/Dylan Martinez TPX IMAGES OF THE DAYСпасет ли уход Меркель Европу?
Свое 60-летие Европейский союз встречает в состоянии экзистенциального кризиса


Из ЕС в сексуальное рабство
Что вынуждает румынок отправляться на Сицилию, где их ждет неволя
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Это было волшебно!»Дефект массы
Как продолжение культовой серии Mass Effect стало одной из худших игр в истории
Man and woman eating from a pot and a pail on a street corner, 1940-1944Разборки в гетто
Страх, ужас и безысходность на снимках лодзинского фотографа
Они из будущего
Объясняем, почему «Мерседесы» выглядят так, как выглядят, и какими они станут
Тает лед
Как Ferrari и Феттель воскресили интригу в Формуле-1
Ты узнаешь его из тысячи
Легендарные цвета автомобилей, увековеченные историей
Квартиры на колесах
Интерьеры грузовиков, в которых можно жить
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше