Гагарин vs «Гагарин»

Об условно-биографическом кино

Зрители любят биографические фильмы. Особенно такие, в которых главные герои — какие-нибудь знаменитые соотечественники. Приятно же почувствовать лично себя чем-то причастным к великим свершениям прошлого. Так что нет ничего удивительного, что именно сейчас, когда так много говорят о национальной идентичности, российские кинематографисты вновь стали снимать биографические ленты, про которые до этого вспоминали нечасто.

На этой неделе в прокат выходит одна из таких картин — лента Павла Пархоменко «Гагарин. Первый в космосе». Между нею и выпущенной на экраны пару месяцев назад «Легендой № 17» легко проследить сходство — даром что один фильм о космонавте, а другой о хоккеисте. В частности, примерно на пятой минуте каждого из фильмов главному герою в руки втыкают по кутенку: маленький Валера Харламов спасает щенка от разъяренных быков, Юрий Гагарин утром перед полетом гладит живущую неподалеку от космодрома собаку. Это вроде как мелочь — но симптоматичная. Известно же, что стоит вручить персонажу какое-нибудь умильное животное — и зритель расчувствуется, начнет сопереживать человеку с экрана. Интересно вот что: Валерий Харламов — один из известнейших хоккеистов всех времен, Юрий Гагарин — первый человек, совершивший первое путешествие в космос. То есть, мягко говоря, не какие-то там рядовые персонажи очередного боевика. Удивительно, что сценаристам при таком богатстве хватило фантазии лишь на щенячий трюк — видимо, они просто не знают, как еще разбудить в зрителях теплые чувства к героям.

Но хватит о собаках — тем более что между фильмами есть и другие параллели. Например, обе картины можно назвать условно-биографическими. То есть историческая личность в центре есть, некоторые знаковые события показаны, но на полноценный рассказ о жизни героя у кинематографистов сил не хватило. Особенно это прослеживается в «Гагарине»: весь фильм — это, фактически, описание одного-единственного дня, 12 апреля 1961 года. Дополнительные сведения о судьбе космонавта зрители получают из эпизодов-флэшбеков, причем довольно бессвязных.

Но создатели фильма, видимо, и не ставили перед собой задачу рассказать связную историю. Они хотели заставить зрителей гордиться, испытывать чувство патриотизма. В патриотизме, в общем-то, нет ничего плохого — другое дело, что герои фильмов в результате из значительных, но вполне себе живых людей превращаются в тотемы. Предметы культа, на которые нужно молиться. Если ты не молишься (читай: недоволен кинопродуктом), ты, наверное, не патриот. Так вот, мне кажется, что и Харламов, и Гагарин заслуживают гораздо большего. Например, того, чтобы о них просто взяли и сняли увлекательные качественные кинокартины — такие, которые не призывают ежеминутно к национальной гордости, но и зевоты не вызывают. Такие, в которых главные герои — люди в первую очередь не великие, а интересные. Такие, наконец, что 10-летние зрители взахлеб пересказывают их сюжеты одноклассникам, еще не видевшим фильмов — а те слушают, открыв рты. Ведь на самом деле первый полет в космос — это не менее интересно, чем продолжительные межпланетные путешествия «Энтерпрайза».

А ведь впереди еще как минимум кинобиография Льва Яшина.

Культура00:0611 декабря

«Трупы выбрасывали. Вьюги их заметут»

Девять кругов лагерного ада Александра Солженицына