Оральное освидетельствование

Опыт оскорбления депутата Мизулиной

Когда вы читаете эту колонку, с меня уже взяли подписку о неразглашении великой тайны большого следствия. То, что тайна великая, а следствие серьезное, я не сомневаюсь, ведь ведет его следователь по особо важным делам СК РФ. Я как-то привыкла думать, что СК — это ого-го! Абы кем абы по какому поводу заниматься не будет.

Вот, например, я известный журналист и блогер, поэтому мне часто пишут в интернете разное. Хорошее и плохое. Правду и домыслы. Иногда угрозы, и порой они выглядят достаточно серьезно.

Виртуальное общение имеет свои плюсы и минусы. Плюсы в основном в том, что это, по сути, последняя территория свободы слова в России. Минусы — некоторые воспринимают эту свободу как свободу делать то, за что в обычной жизни можно получить по лицу.

Однажды я провела интересный эксперимент с предсказуемым финалом. Получив письмо с угрозой убийства от анонимного пользователя, я написала письмо в Генеральную прокуратуру и Управление «К» (говорят, оно может вычислить любого анонима в Сети). Через три недели заявление спустилось… к моему родному участковому. А тот развел руками: «Где же я его найду?» Хорошо его понимаю и даже сочувствую ему. Он бы, может, и хотел мне помочь, но ресурсов маловато.

Но я ведь просто журналист, как говорит одна моя соседка, «журналюга проклятая», — персона в современной российской реальности крайне надоедливая, ненужная и навязчивая. Вопросы, вопросы, требования соблюдать закон. Надоело.

Иное дело — депутатские обиды.

Когда я услышала голос следователя в трубке, я подумала, что это шутит кто-то знакомый — в духе программы «Розыгрыш». Потому что формулировка была такая: «За критические высказывания в адрес депутата Мизулиной».

— Ээээ… А что, за это уже уголовное наказание положено?
— А вас пока вызывают в статусе свидетеля.

Свидетелем чего меня вызывают пока? Ксения Собчак пошла «свидетельствовать» первой и умудрилась половину допроса осветить в твиттере, не выходя из кабинета следователя. От нее остальные фигуранты узнали, что спрашивать будут об оральном сексе. С чего мы взяли, что Елена Мизулина против оного и не состояли ли мы в сговоре с целью ее опорочить? Как-то представила себе этот гипотетический «сговор» и захотелось спрятать голову в песок, только пол под ногами бетонный.

А теперь серьезно.

Я почти уверена, что это дело направлено против интернета. В последнее время именно блоги и сетевые издания оказались тем пространством, в котором говорили о несправедливости. Иногда просили о помощи — и это работало. Собирали деньги, созывали волонтеров на пожар и потоп, заставляли государственные органы реагировать на беду маленького человека, предавали огласке преступления «вертикали», то есть банального лома, против которого социальные сети нашли прием. Иногда могли бороться с несправедливостью и помогать в беде.

Это всегда не нравилось.

Забавный «список Мизулиной», над которым все потешаются, может стать поворотным пунктом не только в судьбе десяти человек. Сколько их уже, в конце концов, перемолото ломом в крошку. Подумаешь, еще несколько.

Это дело может стать последней жирной точкой в существовании свободной журналистики в стране, в том числе «блогерской журналистики». И любое, несовпадающее с официальным, мнение легко можно конвертировать в оскорбление. Я очень бы хотела этого не допустить, но не знаю, как.

«Почему вы считаете, что госпожа Мизулина против орального секса?» — спросил следователь по особо важным делам у Ксении Собчак. Нет, не так. Следователь ПО ОСОБО ВАЖНЫМ ДЕЛАМ спросил. Про особо важное.

В этом деле, как и всяком другом (например, депутатском) может быть только три варианта: против, за и воздержался. Но каждый это решает сам за себя. Как и про все остальное, что касается интимных сторон жизни.

Покончим на этом веселиться над очередным невеселым казусом. Елена Борисовна, найдите в себе силы не вписывать свое имя в историю России таким странным образом. Там уже и без вас много вопиющего абсурда.

Обсудить
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве