Нечеловеческие отношения

Как люди превращаются в туалетную бумагу

Вот живет человек. Неплохо живет. Из института — в комсомол, из комсомола, как при смене эпох было положено, — в бизнес, из бизнеса — в политику. В лидеры бессмысленной фиктивной партии, необходимой для симуляции демократического процесса в авторитарной стране. Одна бессмысленная партия, другая бессмысленная партия. В итоге — большой получается человек. Вице-спикер. Меценат. Издавал недолго журнал для эстетов. Имеет славу «интеллигентнейшего». Что, конечно, нетрудно, когда работаешь в Государственной Думе Российской Федерации. Достаточно ведь не скакать с выпученными глазами по парламенту, не кричать «Педерасты, повсюду педерасты, защитим отечество от педерастов!», а тихонько сидеть в углу, и вот ты уже интеллигентнейший человек.

Человек за верную службу даже бонусы получает. Имеет, например, право где-нибудь на окраине империи изобразить из себя непримиримого оппозиционера. Даже с ОМОНом потолкаться без особых для себя последствий. То есть к званию «интеллигентнейшего» добавить еще и титул «порядочного».

Нет, приходится, конечно, отрабатывать. Не в меру ретивых коллег из партии изгонять, или в выборах каких-нибудь ненужных участвовать. Тратить партийные деньги на издание газет с веселящими душу сканвордами и полезными для тела рецептами борща. Но это ведь мелочи. Это вполне переносимо. Хоть и не Париж, а стоит мессы.

Все это мелочи, все терпимо, пока не требует героя к священной жертве президент.

И вот уже герой превращается в злобного клоуна. Штурмует непонятные квартиры с несвойственной возрасту ретивостью. Таскает на дебаты девиц, дабы те за кулисами нападали на неудобного власти кандидата в мэры. Человек незаметный, счастливый и многого добившийся становится вдруг знаменитым. Но известность эта такого сорта, что завидовать не хочется. Он и сам, наверное, себе не завидует. Интеллигентнейший все-таки человек, должен, кажется, кое-что понимать.

Есть, в конце концов, правила игры. Выборы традиционно штука грязная, но кандидат на выборах — всегда в белой тоге. Кандидат для того, чтобы источать позитив и обещать голодным пищу, а усталым — отдых. Для темных дел есть специально нанятые люди. То есть, конечно, были. Мир становится проще, схемы — эффективнее и дешевле, ненужные посредники теряют работу.

И в результате — репутация тихого и безвредного человека уничтожается ради сомнительных тактических целей в считанные дни. Вернее, нет, не так. Нельзя уничтожить отсутствующий объект. Наоборот — человек приобретает репутацию, но это репутация законченного и недалекого негодяя. Репутация комка ненужной грязи. Кинули грязью в конкурента, и забыли. Кого вообще интересует грязь? Уж точно не тех, кто грязью кидается.

Не берусь судить, какой урон нанесли авторы спецоперации «Человек с болгаркой» своим противникам. Но отлично понимаю, что они сказали своим сторонникам. Не в первый, конечно, раз, зато особенно доходчиво.

Вы, сторонники, служите более или менее верно. За понятные материальные блага или за непонятные идеи, путая страну с государством, а государство с кучкой неприятных людей, которые во главе государства теперь оказались. Вы думаете, что вашу деятельность ценят, что вас отмечают, помнят, что вы нужны стране или ее хозяевам. И до поры до времени все так и есть: вас ценят, вас отмечают, вас пускают в телевизор, вам позволяют зарабатывать честно или красть. Кому что нравится.

Вы думаете, что вы — люди. С именами, с заслугами, с историей, с репутацией. А на самом деле вы — что-то вроде туалетной бумаги. На туалетной бумаге могут быть напечатаны вполне симпатичные рисунки. Но рано или поздно ее используют по назначению и выбросят, чтобы никогда больше не вспоминать. Этой власти не нужны люди. В рядах сторонников — в том числе. Она просто не умеет видеть в людях людей. И никакие человеческие отношения выстраивать с ней невозможно.

А до высот, на которых человеческие отношения все-таки начинаются, вам никогда не добраться. Там нет свободных мест. Да и есть ли такие высоты, если даже вице-спикера парламента могут ради очень сомнительной необходимости превратить в распространяющий вонь одноразовый метательный снаряд?

На самом деле, в России, конечно, очень смелая власть. Недюжинная нужна смелость, чтобы так вот, без обиняков объяснять своим соратникам, кто они и что. Где их место, и как их жизнями при случае распорядятся. Нужна громадная, неограниченная уверенность в себе.

В России очень смелая власть, и у нее не очень дальновидные сторонники.

11:5513 апреля

«Я с бабой работать не буду»  

Она забралась в самое сердце мужского мира, точнее — под капот