Д'Артаньян и 15 миллионов дворников

О речах Иванова

Тут постепенно стало выясняться, что глава администрации президента России, Сергей Борисович Иванов — говорящий. В буквальном смысле. Раньше он нас речами не баловал, а за последние недели — аж две, одна в Стокгольме, вторая — в качестве интервью «Российской газете» (и еще трем другим). В отдельных изданиях даже пишут, что Сергей Борисович — тот самый спикер, к которому Запад прислушивается.

Чуткие все же люди на Западе. Я вот вроде бы внимательно слежу за отечественной политикой уже много лет, а из речей Сергея Борисовича помню только одну. Короткую, произнесенную сразу после того, как в прессу попали слухи об изувеченном сослуживцами солдате Сычеве. Сергей Борисович тогда как раз в министрах обороны числился, за военную реформу отвечал, кому, казалось бы, как не ему и речи говорить о бедах армии. Ну, он сказал. Если вы забыли блистательную речь, так я напомню. «Я был высоко в горах», — сказал Сергей Борисович, прозрачно намекая назойливым журналистам, что некогда ему разными скучными калеками заниматься. Мало ли кого в армии калечат. Армия не курорт.

Тогда речь — и теперь речь. Нынешняя — подлиннее и сразу про все, но я хотел бы сконцентрировать внимание уважаемых читателей, каковые едва ли в «Российскую газету» заглядывают, на одном коротком фрагменте.

Журналист спрашивает Сергея Борисовича про назначение сенатором от Москвы господина Долгих. Интересуется, точно ли адекватен нуждам столичного города достойный, но все же очень уж немолодой гражданин. Сергей Борисович отвечает сначала, что Долгих пользуется уважением в среде ветеранов, а потом и вовсе пускается в рассуждения философские.

«Да и вообще, житель Москвы — понятие условное. Что такое жители Москвы? Это дворники, водители, офисный планктон, журналисты... <...> Чиновники, согласен. Сфера обслуживания, торговля. В крайнем случае блогеры. Есть такая специальность. Что эта 15-20-миллионная масса производит? Ровным счетом ничего. Интеллектуальную собственность? Вопрос сомнительный. Возьмите Новосибирск, там производят высокотехнологичную продукцию, самолеты, сборки для атомных реакторов, которые покупают во всем мире. Там производят продукцию, с которой платятся налоги. А что производят в Москве, я не понимаю».

И вот тут хочется сменить жанр. От воспоминаний о поездках заслуженных людей к высоким горам перейти к открытому письму. Сергей Борисович едва ли прочитает, но это не важно. Осень ― как раз такое время, когда обостряется тяга к беседам с воображаемыми друзьями.

Так вот, уважаемый Сергей Борисович. Будь я занудой, я бы взялся вам перечислять, что в Москве производят. Есть у мэрии целая программа развития московской промышленности, и есть на официальном городском портале специальный раздел. Длинный вышел бы список, хотя, конечно, с реакторами не сложилось, тут не поспоришь. Не производит в XXI веке деловой и политический центр страны атомных реакторов, извините.

Но кому интересно читать эти списки? Позанятнее, конечно, вопрос с налогами. Я вот, знаете, Сергей Борисович, тоже не местный. Лет двадцать тому назад в Москву приехал, кажется. Все это время произвожу «интеллектуальную собственность» (сомнительную, спорить не буду). Но все время находятся какие-то люди, которые платят мне за это какие-то деньги. Вы бы, наверное, посмеялись, но мне хватает. И все это время я зачем-то плачу налоги. И я тут не один такой. Не знаю, как дворники с блогерами, а вот офисный планктон, вами презираемый, и даже журналисты — платят. А вы, теоретически, на эти налоги живете. Хотя здесь вы тоже, конечно, посмеялись бы.

Не платил я налоги только на заре туманной юности, когда имел дела с организациями, кормящимися от щедрот администрации президента, ныне вами возглавляемой. Там предпочитали наличные доллары. Кстати, интересно, как теперь с этим обстоят дела? Судя по косвенным признакам, ничего не изменилось, но вам, конечно, виднее.

Хотя нет, налоги тоже скучная тема. Я читаю и перечитываю процитированный выше пассаж и понимаю, что хочется по-настоящему только одного. Сострадать, жалеть. Сергей Борисович, вы большой ученый. Председатель наблюдательного совета Евроазиатского центра изучения дальневосточного леопарда. Представляю, каково вам живется среди 20-ти миллионов дворников и, прости господи, блогеров. Среди омерзительного офисного планктона. Может, бросить все да и бежать? Куда-нибудь, где производят атомные реакторы? Или хотя бы туда, где Нева о державный гранит размеренно бьется.

На худой конец ― просто извиниться.

А то, знаете, как-то неуютно. Неуютно, когда человек, занимающий одну из главных должностей в стране, начинает вдруг изображать гасконского дворянина и демонстрировать необъяснимое презрение к десятой части населения страны. К жителям самого большого в стране города. И не в пьяной беседе демонстрировать, а в интервью главной государственной газете.

Как-то это нехорошо. И главное, потом не скажешь ведь, что был высоко в горах, а журналисты все переврали.