Фальшивое покаяние Гейтса

О прелестях высшего образования

В 20-х числах сентября один из основателей Microsoft Билл Гейтс дал почти часовое интервью, что с ним бывает редко. Поговорить с ним посчастливилось гарвардцу Дэвиду Рубенштейну. Не будет преувеличением сказать, что встреча оказалась хитом. Вернее, хитом стала всего одна минута (из 54-х) разговора, когда Гейтс назвал комбинацию Ctrl-Alt-Delete ошибкой. Именно это признание вынесли в заголовки материалов СМИ.

Интервью породило сразу два конфуза: один более, а другой менее очевидный. Более очевидный заключается в том, что почти все зрители не поняли заявления Гейтса, поскольку вряд ли поспевали за ходом мысли миллиардера. Судя по отзывам, слова Гейтса интерпретировали как «известную сложность легендарного сочетания клавиш». А значит, стоит разобраться, о чем вообще беседовали Рубенштейн с Гейтсом.

Интервьюер спросил, почему, если он хочет включить компьютер, он должен нажать ту самую комбинацию клавиш. Логику ответа Гейтса понять непросто, но интересующиеся могут многое почерпнуть из прекрасной статьи Ars Technica (на английском языке). Здесь же стоит кратко объяснить, как эволюция компьютерной техники довела Рубенштейна и миллионы людей до обсуждения таких мелочей.

Ctrl-Alt-Delete — не изобретение Билла Гейтса или Microsoft. Автор этой комбинации, предназначенной для «мягкой» перезагрузки компьютера, — сотрудник IBM Дэвид Брэдли. В начале восьмидесятых персональные компьютеры IBM требовали частых перезагрузок, и Брэдли изобрел сначала комбинацию Ctrl-Alt-Esc, а затем — Ctrl-Alt-Delete. Вторая была лучше, потому что исключала возможность случайной перезагрузки.

Сама идея многоклавишных сочетаний для выполнения подобной работы, естественно, не была инновацией даже тогда. В многообразии способов клавиатурных перезагрузок на разных платформах может убедиться всякий, заглянув в Википедию. Подпрограмма с Ctrl-Alt-Delete Брэдли хранилась в BIOS, базовой системе ввода-вывода компьютера, то есть являлась одной из наиболее низкоуровневых. В какой-то момент операционные системы и процессоры развились настолько, что им потребовалось нагрузить эту комбинацию новыми функциями — например, закрыть только активное приложение. В результате логика работы Ctrl-Alt-Delete переместилась на уровень выше — теперь клавиатурное сокращение обрабатывалось ядром операционной системы.

Особо требовательные заказчики компьютеров вместе с деньгами привнесли дополнительное простое требование — у компьютера должна быть магическая кнопка, на которую реагирует только ядро системы. Цель простая — на такую кнопку можно повесить окно входа в систему и при этом быть уверенным в том, что оно не подделка.

На клавиатуре IBM таких кнопок предусмотрено не было. Да и вряд ли Microsoft, к тому моменту переизобретавшая клавиатуры самостоятельно (в 1994 году вышла Microsoft Natural Keyboard со знаменитой клавишей Windows), всерьез обсуждала с терявшей позиции на рынке ПК корпорацией подобные вопросы. Так или иначе, дополнительную функцию повесили на уже знакомую Ctrl-Alt-Delete, по старой памяти до сих пор ассоциирующуюся у многих пользователей с перезагрузкой.

Вот что принципиально: ошибкой Гейтс назвал не саму комбинацию клавиш, а решение использовать ее для входа в систему. Многие домашние пользователи с одной учетной записью без пароля могут вообще не понять, о чем идет речь — им для входа ничего нажимать не приходится. Зато заявление об ошибке Гейтса (неважно какой) приятно греет душу.

Вместе с домашними пользователями спокойствие сохраняют системные администраторы. Они знают, что фикс номер 308226 еще с декабря 2010 года позволяет отключить раздражающую Дэвида Рубенштейна функцию.

На этом историю можно было бы закончить, но на деле она только начинается.

Обсуждение кнопок Ctrl-Alt-Delete — это не то, чего ожидал Гарвард, организуя эту встречу. Дело в том, что Билл Гейтс дал интервью Рубенштейну не просто так. Дэвид — сопредседатель Harvard Campaign, беспрецедентной по масштабам кампании по сбору средств для Гарварда.

Предыдущая кампания завершилась почти 15 лет назад — и тогда университет получил 2,6 миллиарда долларов. В этой игре ставки выше. Если удастся собрать намеченные 6,5 миллиарда, это будет крупнейшая в истории кампания по сбору денег на нужды высшего образования.

Гейтс — традиционный для подобных мероприятий «разгонный блок» публичного сбора средств. Непубличная фаза уже закончилась и принесла университету ни много ни мало 2,8 миллиарда долларов. Масштабы, амбиции, потенциальную пользу акции трудно преувеличить.

Но никому это оказалось не интересно. Интервью собрало огромное число упоминаний в СМИ, о нем сообщили все — от CNN до «Московского комсомольца». Беда в том, что ни о чем другом не написали. Не догадались даже послушать интервью. Или зайти на сайт Гарварда.

Сам университет, конечно, выбрал другие фрагменты. В одном Гейтс рассказывает, что учится, используя для этого бесплатные онлайновые курсы (так называемые MOOC). В другом — как измеряет отдачу от огромных пожертвований (на благотворительность Гейтс тратит по четыре миллиарда долларов в год). В третьем — дает абитуриентам только кажущийся старомодным совет связать свою жизнь с разработкой ПО.

Интервью было озаглавлено «The Opportunity to Make a Difference» («Возможность принести пользу»). Думается, Гарварду принесла бы пользу возможность нажать Ctrl-Alt-Delete и перезагрузить интервью, чтобы не задавать злосчастного вопроса. Но такой возможности нет: цирк, начавшийся на семнадцатой минуте интервью, не прекращается до сих пор.

Наука и техника00:0630 ноября 2017
Красноармейцы в финском плену. Лагерь в области Париккала

«Красноармейцы — голодные и нищие колхозники»

Сталин обрек тысячи солдат на мучительную смерть и подарил Финляндию Гитлеру