Там, где есть благородство

Об Украине и русских

Иван Давыдов заместитель главного редактора интернет-газеты Slon.ru

Когда-то давно я впервые приехал в Киев по делам рабочим. Я тогда, как подавляющее большинство русских, был накачан мифами. То есть знал, что Украина — страна-недоразумение, скроенная из ничего советскими генсеками и случайно отколовшаяся от России в процессе развала советской же империи. Что украинский язык — жалкая пародия на русский, что украинская государственность — пшик, что на Востоке это поняли и рвутся со страшной силой назад, к нам, а во Львове, населенном кровожадными националистами, лучше не заговаривать по-русски: убьют. Ах да, еще, разумеется, я знал наизусть прекрасное стихотворение Бродского про вареник, поганцев и брехню Тараса.

Стихотворение, замечу, опережая ход рассказа, глупое очень, но все равно гениальное. Так бывает. И я его до сих пор наизусть помню.

Потом я много общался с киевлянами — одни служили в администрации президента, другие — официантами в прекрасных ресторанах Крещатика. Ходил по улице Дудаева во Львове, ожидая, когда же страшные бандеровцы нападут на меня. Возвращался — по делам и просто так; например, потому что Киев — сердце нашей общей истории, а еще — Киев очень красивый, а кроме того, почти европейский город, построенный почти такими же, как мы, людьми. Стоит он на Днепре и словно бы намекает: можно. Можно и нам построить почти европейские города. И вот я думал, думал, думал — и, кажется, понял пару простых вещей. Понял, отчего русские не могут нормально выстроить диалог с ближайшими соседями. Понял, где в нашем взгляде ошибки.

Что бы ни происходило на Украине (на, на — это по-русски), мы, пытаясь происходящее осмыслить, держим в уме, явно или неявно, что независимость, самостоятельное существование этой страны — нелепость, а народ — какие-то полурусские или недорусские, запутавшиеся в речах циничных политиков. А это не так. Независимость Украины — важнейшая ценность для подавляющего большинства ее граждан и на Востоке, и на Западе. Цементирующая, объединяющая, создающая страну ценность. Нежелание замечать этот факт порождает фантом «грядущего развала Украины» в мозгах русских политологов и неоправданные ожидания в тех темных пустотах, которые заменяют мозги русским имперцам. У Востока и Запада — куча противоречий, они могут спорить, ссориться, даже, как сейчас видим, драться. Но договариваться о будущем собственной страны они все равно будут между собой. Потому что для них — и на Западе, и на Востоке — важна эта страна и это будущее. Имперец под стеганым одеялом может сколько угодно потеть и ждать, когда придет к нему и покорится Украина, чернобровая и полногрудая. Но перспективнее все-таки завести подружку. Хотя бы надувную.

И пока русские не преодолеют в себе смешные и стыдные советские комплексы, пока не признают, что Украина — братская, культурно близкая и так далее — самостоятельное, независимое государство и другой уже не будет, ни понять, ни выстроить нормальные отношения с соседями мы не сможем.

Но это не все. Нужно также иметь в виду, что политический опыт независимой Украины совершенно отличен от политического опыта современной России. Украинцы жили и живут в стране, где есть настоящие, а не фиктивные политические партии, где политическая борьба — реальность, а не постановка, прописанная в администрации президента. Собственно, происходящее в Киеве сейчас — тому свидетельство, наглядная демонстрация того, как далеко способны пойти люди, имеющие опыт реальной политики, в деле защиты собственных ценностей.

В нас самих имитация политики уничтожила благородство. И там, где оно — это благородство — появляется, мы видим только происки темных сил и наивность народа. Пожимаем плечами, изображая мудрость: пошумят, подерутся, кто-нибудь еще погибнет. А потом наверху все равно окажутся политики — циничные, лживые, вороватые.

Понимаете, дело в том, что политики везде такие — циничные, лживые и, при наличии возможностей, вороватые. Но там, где в народе есть политическое благородство, власть, во-первых, можно сменить, а во-вторых, если власть попытается организовать конституционный переворот и превратится в несменяемую, сбросить к чертям ее силой. А там, где благородства нет… Там, например, мы.

И это — вторая важная вещь, мешающая нам понимать Украину. Больно признать, что младший непутевый брат довольно далеко ушел по пути в Европу (кстати, этот факт даже не зависит от того, кто победит в данном конкретном противостоянии). Зато у нас Таможенный союз — утешимся.

И напоследок. Много всего написано в связи с украинскими событиями о «геополитических интересах России». Много сказано о том, как важно нам, чтобы Янукович остался у власти, чтобы застопорилась евроинтеграция, чтобы «Беркут» расправил крылья… В общем, неудивительно, когда это пишут люди, от нынешней российской власти кормящиеся. Но прочим я хочу сказать: вообще-то, у России сейчас один интерес — сделать так, чтобы переевшие денег хозяева страны не успели смыть в унитазный тандем очередной мегаломанской затеи уже не пенсии наши, не медицину с социалкой, а жизни. Потому что если успеют — совершенно не важно будет для мертвой России, в какую сторону пошла живая Украина.

А гневные резолюции пусть пишут овощи, овощеводы и овощееды из Государственной Думы. У них забавно получается.

Обсудить
Поднять бойцов
Репортаж из смоленских лесов, где более шестисот поисковиков несут Вахту памяти
Региональные политики изо всех сил стараются угнаться за самым модным среди опытных федеральных парламентариев — лидером ЛДПР Владимиром ЖириновскимТот еще шмот
От Louis Vuitton до костюма медведя — что кроется в шкафах российских политиков
Сережа ТуркинРазный мальчик
Сергей Мостовщиков о двух сущностях одного маленького человека
Владимир Путин и Валттери БоттасФормула минус 1
В Сочи прошли первые после отставки «друга Путина» королевские гонки
Ракета-носитель «Союз-2.1а» в монтажно-испытательном корпусе на территории технического комплекса космодрома ВосточныйВсем спасибо, все свободны
Почему космодром Восточный оказался не нужен России
И в продакшн
Каким вышло продолжение легендарной серии квестов «Сибирь»
Waaagh!
Реки крови и бесконечная война: рецензия на Warhammer 40,000: Dawn of War III
A cold water immersion experiment at Dachau concentration camp presided over by Professor Ernst Holzlöhner (left) and Dr. Sigmund Rascher (right). The subject is wearing an experimental Luftwaffe garmentПтичку жалко
Почему нацисты защищали права животных и уничтожали людей
Он вам не плейбой
Кокаин, покер и папины миллионы — тайная империя короля Instagram Дэна Билзеряна
Не брат ты мне...
Как популярные интернет-сервисы унижают чернокожих и азиатов
«Скотина тупая! Я тебя больше не знаю»
Как на радио швыряются стаканами и обмениваются оскорблениями
Пацан к успеху шел
Обиженный на весь мир школьник изобрел идеальное оружие против Sony и Microsoft
Очеловеченный фургон
Длительный тест стильно-пассажирского VW Multivan
ОСАГО надо?
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности