Элита, которая вышла из моды

Почему журнал Tatler стал главным раздражителем сезона

Скандальное интервью Екатерины Песковой, бывшей жены Дмитрия Пескова, скандальная статья Марии Байбаковой, дочери Олега Байбакова, а на днях — пафосный и нелепый Бал дебютанток, апофеоз пародии на ту аристократию, которой хочет казаться наша финансовая элита. Колонный зал Дома Союзов, Maserati для доставки юных дев, оркестр, шикарные бальные платья... И все это такая же фальшивка, как сумочки Louis Vuitton у гостевых уборщиц из Таджикистана.

Этот бал — реплика с Бала королевы Шарлотты, который в начале учебного года устраивают в Лондоне. Традиция, в которой, откровенно говоря, тоже не много смысла. Девицы из богатых семей, от 17 до 20 лет, одеваются в белое и танцуют с начинающими банкирами, юристами и наследниками богатых семей. Раньше на таких балах дебютантки искали мужей, а сейчас на странице события написано, что это шанс для амбициозных девушек устроить свою карьеру и наладить связи с выдающимися людьми.

Судя по репортажам, выдающиеся люди на русском балу — это все те же героини Tatler, которым выпала возможность надеть настоящее бальное платье ручной работы. Только шансом этим многие не воспользовались — дресс-код, как обычно, соблюдали по принципу «кто в лес, кто по дрова».

Но проблема даже не в том, что светские дамы перепутали бал с открытием очередного магазина. А в том, что вся эта публика ничуть не изменилась со времен очерков Оксаны Робски, которая в 2005 году описывала жутковатый мир миллионеров с Рублевки.

Tatler появился в России в 2008-м и сделал отчаянную попытку облагородить русскую светскую публику. Шаболды из сгоревшего в том же году «Дягилева» в очерках журнала превратились в светских львиц, которые жизни не представляют без дворецкого и гувернера-австрийца. Девушкам дали фору в надежде, что за несколько лет они забудут о пергидроле и научатся говорить без «чо» и «типа».

В середине 90-х то же самое делала газета «Коммерсантъ». Журналисты придумали общество, которого не существовало в реальности. Из аферистов и рэкетиров они делали бизнес-элиту.

Это был гениальный проект, который мог сработать, лишь когда в стране не было вообще никаких ориентиров, когда простые указатели «направо» и «налево» казались откровением. В то время и обедневшие учителя, и недавние рэкетиры приняли предложенные правила игры. Возможно, просто от растерянности.

Прошло два десятка лет. И оказалось, что проблема не столько в женах, дочерях, любовницах или же их великих мужьях самих по себе. А в том, чего ожидает от них общество.

Ожидания точно есть — иначе не было бы такого массового негодования после очередных выплесков сознания этих девушек с крокодиловыми сумками.

Вот же на днях опозорилась еще одна светская девушка-дизайнер, Белла Потемкина (губы, локоны и платья по мотивам работ Ульяны Сергиенко). Потемкина снимала каталог своей новой коллекции и, конечно, наняла визажиста. Модель, жена певца Тимати была довольна работой и дала ссылку на визажиста в своем инстаграме. После чего Белла решила, что это достаточная награда за труд, и потребовала у визажиста назад гонорар, так как ей «сделали бесплатную рекламу». «Обслуживающий персонал должен знать свое место», — такое мнение Потемкиной.

О том же и была сенсационная статья Байбаковой в Tatler. О персонале. О том, что есть «они» и есть «мы». Они могут тратить на сумки 150 000 евро в год, и это делает их лучше. Мы — уборщицы, няньки, художники, журналисты, бухгалтеры, водители, архитекторы — лишь очередные расходы в графе «прислуга».

Помимо того, что это очень глупо, это еще и старомодный взгляд на вещи. Словно все эти люди до сих пор живут в 90-х.

Общество не согласно с такой элитой. Подобная элита унизительна, а мы устали от унижений. От фальшивящих певиц типа Евгении Васильевой, презентующей клипы из-под домашнего ареста (еще один громкий скандал октября).

У нас высшее образование, мы разбираемся в искусстве и технологиях, в моде, ходим на митинги, заботимся об экологии, открываем журналы, организуем благотворительные базары, но все равно «хуже», потому что у нас нет миллиарда (все помнят знаменитый афоризм безумного миллионера Полонского «у кого нет миллиарда — идите в жопу»)?

10-15 лет назад общество готово было с этим согласиться. Но теперь негласный договор протух. «Богатство любой ценой» вышло из тренда. А Tatler не заметил.

И когда представляешь себе идеальный мир, где «малышки на миллион» занимались бы чем-нибудь полезным и открывали бы культурные центры или хосписы, то понимаешь, что мы могли бы сейчас жить в другой стране.

Причина обрушившихся на Tatler насмешек в том, что он не создал новую действительность, а только ухудшил старую. Глянцевые журналы убедили нуворишек, что они органичны в своем невежестве и сумки, платья, особняки в Испании, яхты, их надменность, претензии — это восхитительно, изумительно, так и должно быть.

Во всем мире богатые занимаются благотворительностью и социальными проектами, и только наши жаждут хвастать горничными и фальшивыми родословными. Это смешно. Это как надеть «дорогой тренировочный костюм Adidas» для выхода в свет. В 90-е в центре Москвы вечером можно было увидеть гордо фланирующих молодых людей в подобных костюмах с выражениями лиц «жизнь удалась». Наша «элита» до сих пор так и фланирует.

Но вся мишура давно поблекла. Bentley остался Bentley, но его значимость в глазах общества упала до уровня тыквы. Потому что мы изменились. Мы выросли, а «элита» осталась там, где была. Мы ощущаем свою ответственность за жизнь вокруг и даже за бывших тусовщиц из кабака «Сохо», потому что никто не сможет на них повлиять, кроме нас.

Эти персонажи в первый раз столкнулись с тем, что мнение русского обывателя совпадает с мнением журналистов из Times (куда попал перевод статьи Байбаковой). И что мы и английские газеты — на этой стороне реальности, а они — в темных безднах.

Элите не важно было, что мы думаем, но очень хотелось в европейское высшее общество. И вдруг оказалось, что их не принимают ни тут, ни там.

Похоже, это стало неожиданностью как для героинь Tatler, так и для самого журнала.