Керченский мост над плавающим курсом

Отдадут ли россияне сбережения на геополитическую стройку века

Обычно руководители центральных банков крайне скупы на комментарии. Такая сдержанность имеет вполне рациональное объяснение. Мало кому еще, кроме управляющих национальными финансами, дано и предугадать, и просчитать, чем его слово «отзовется». Грань между обычным информированием и манипулированием слишком зыбка, и, следовательно, сопутствующие риски отнюдь не коммерческие.

Тем примечательнее словоохотливость первого зампреда ЦБ Сергея Швецова, который нет-нет да порадует финансовую публику смелыми и, что характерно, сбывающимися анонсами. В мае Швецов первый из российских чиновников заговорил о возможности повторного изъятия пенсионных накоплений. А в октябре также первым предупредил банки о неизбежности очередного повышения ключевой ставки.

Раз никаких оргвыводов не последовало, значит, швецовская откровенность санкционирована руководством ЦБ. И у Неглинной был свой расчет, когда с помощью первого зампреда допускались «утечки» про пенсионные накопления и ключевую ставку. Видимо, неспроста и сейчас Швецов сначала сообщает о намерении денежных властей финансировать строительство Керченского моста за счет сбережений граждан, для чего предполагается выпустить облигации, которые будут предлагаться физлицам. А затем призывает «поддерживать различного рода спекулянтов», в то время как само это понятие вот-вот станет синонимом «врага народа».

Между тем противоречие швецовских заявлений «генеральной линии» лишь кажущееся. Особенно если вспомнить, что под занавес ЦБ еще на один процентный пункт — до 10,5 процентов годовых — повысил ключевую ставку. По сути, регулятор устроил перед банками своеобразное жонглирование «кнутами» и «пряниками». Цена рублевых ресурсов опять подскочила. Попутно замаячила перспектива лишиться наиболее долгосрочных из них — частных депозитов. Если граждане вместо пополнения вкладов (или, тем более, открытия новых) займутся инвестициями в геополитически важную крымскую «стройку века».

И все это происходит на фоне закрытых из-за санкций западных рынков и давления со стороны корпоративных клиентов-экспортеров, заинтересованных в выгодной конвертации своей валютной выручки. В такой ситуации призыв «Больше спекулянтов хороших и разных», даром что не дословно озвученный одним из руководителей ЦБ, может рассматриваться как протягивание соломинки утопающему. Ну или стакана воды подследственному на допросе с пристрастием. В любом случае появляется почва для сближения Неглинной с ее подопечными. Что имеет немалые как стратегические, так и тактические плюсы для Эльвиры Набиуллиной. Чем сильнее падает рубль — тем больше она уязвима и сильнее нуждается как в расширении числа своих союзников, так и в новых успешных инициативах.

Вполне возможно, что «керченским» облигациям отводится роль такого локального позитива, позволяющего, помимо всего прочего, еще и минимизировать госрасходы. Но даже если ЦБ удастся заручиться поддержкой банковского лобби, от которого зависит создание полноценного рынка этих бумаг, у данной затеи есть препятствие намного серьезнее. Чтобы население согласилось дать деньги на Керченский мост, руководствуясь не только патриотическими, но и вполне прагматическими соображениями, соответствующие ценные бумаги по надежности/доходности должны успешно конкурировать не только с рублевыми депозитами крупнейших банков, но также с вложениями в доллар и евро. А пока покупатели иностранной валюты зарабатывают более 100 процентов годовых, обеспечить сопоставимый доход крайне непросто. Наглядное тому доказательство — недавний отказ от участия в амбициозном инфраструктурном проекте Геннадия Тимченко. Как объяснил бизнесмен, «не хочется брать на себя репутационные риски. Непонятно, какова будет стоимость, проекта-то нет. Никто не понимает, какая там геология. И мы не понимаем. Поэтому это очень рискованная история. Я просто боюсь взяться и не осилить».

При таком скачущем рубле «керченские» облигации можно сделать более или менее привлекательными, пожалуй, номинировав часть купонных выплат в валюте и привязав их к курсу, который был установлен на момент приобретения бумаги.

Вместе с тем такое финансовое «ассорти» приведет к любопытной смене ролей и приоритетов. Граждане, по крайней мере кто приобретет эти облигации, будут заинтересованы в дальнейшем ослаблении рубля. А вот государство, как главный заказчик керченской стройки, — наоборот. И, поскольку государство у нас заведомо сильнее граждан, у рубля при таком развитии событий есть очень большой шанс реабилитироваться.

Экономика00:0022 апреля
Джефф Безос

Все продам

Самого богатого человека мира давят Трамп и Роскомнадзор. Миллиарды не помогут