Саудовцы ни при чем

Почему рубль перестал реагировать на изменение нефтяных цен

В течение трех торговых дней — с 29 января по 2 февраля — цена на нефть Brent взлетела с 49 до 59 долларов за баррель (почти 20 процентов). При этом рубль, курс которого до сих пор падал вместе с нефтью, на это почему-то никак не отреагировал. Получается, что впервые за последние полтора месяца курс рубля оказался заниженным.

Хотя еще неделей ранее курс рубля к евро и доллару выглядел несколько завышенным. В нем учтены цены на нефть в 55 долларов за баррель. Если оставить за скобками политику, то фундаментально обоснованным выглядит курс доллара в 59-62 рублей, а по евро — 69-72,5. Однако с учетом вероятного ужесточения антироссийских санкций со стороны США и ЕС картина может быть другой.

Примечательно, что в последние дни именно нефть марки Brent росла в цене и тянула за собой другие биржевые сорта. Прежде всего американскую нефть WTI. Это говорит о том, что существует либо реальный, либо ожидаемый дефицит нефти Brent, а не нефти вообще.

Сорт Brent, используемый в качестве индикатора нефтяных цен в Европе, добывается в Северном море у берегов Великобритании, Нидерландов и Норвегии.

Насчет дисбаланса спроса и предложения нефти в последнее время выдвинуто несколько версий.

Первая — крупнейшая за последние 35 лет забастовка на нефтеперерабатывающих предприятиях в США. Но Brent — это европейская североморская нефть, она не продается в США. Равно как и американский сорт WTI не поставляется в Европу. Поэтому забастовка американских нефтепереработчиков, способная вызвать локальный дефицит в США, никак не может повлиять на цену североморской нефти.

Вторая версия — новое квотирование импорта нефти в Китае. Опять же к сорту Brent это не имеет отношения, поскольку он не поставляется в Китай. Увеличение спроса на нефть в Китае, прежде всего, привело бы к подорожанию аравийской нефти Arab Light, закупаемой Китаем. Кроме того, рост китайского спроса в результате неких манипуляций с квотами немедленно отразился бы на котировках на Сингапурской бирже. Остальные торговые площадки отреагировали бы позже. В данной ситуации все было иначе — рост цен начался на Лондонской бирже.

И, наконец, конспирологическая версия, высказанная газетой The New York Times, о том, что саудовцы договорились с Россией о прекращении поддержки режима Башара Асада в Сирии в обмен на поддержание высоких цен на нефть. Оставляем эту версию на совести авторов. Отметим только, что к нефти Brent она опять же не имеет отношения. Поставки саудовской нефти в Европу не настолько велики, чтобы снижение добычи в Аравии вызвало бы дефицит именно в Европе (снижение добычи арабской нефти, напротив, привело бы к росту цен на легкие сорта нефти и уменьшению спреда с сортом Brent). Между тем внезапное подорожание нефти Brent показывает, что участники рынка нефти ждут дефицит поставок нефти именно в Европу.

Единственное событие, которое стоит упомянуть, — сообщение о том, что англо-голландская Royal Dutch Shell Plc объявила о выводе из эксплуатации нефтяного месторождения Brent в Северном море — одного из крупнейших в Великобритании, давшего имя эталонной марке нефти. Однако это может вызвать сокращение предложения только в долгосрочной перспективе — через полгода-год — и не способно обеспечить лавинообразный рост цены нефти за три дня на 20 процентов.

Объяснение только одно: ожидание усиления напряженности между ЕС и Россией вплоть до введения ограничений на продажу российской нефти. Кроме как от поставок из России дефицита ждать неоткуда. Резкого повышения спроса на энергоносители быть не может, когда европейская экономика не только не демонстрирует роста, но балансирует между стагнацией и рецессией. Казалось бы, должен быть избыток нефти. Но европейцы, наоборот, ждут сокращения предложения.

А такой эффект возможен только от обострения отношений с Россией. Наибольшую долю — более 50 процентов своего спроса на нефть — Европа покрывает сама. Еще примерно 35 процентов обеспечивается Россией. И незначительные объемы поставляются из других стран. Потребности европейских стран в газе обеспечиваются Россией на 30 процентов. Но если российский газ Европа ничем заменить не может, то альтернативой российской нефти могут стать поставки из Нигерии, Мексики, Саудовской Аравии, Северной Африки. И если отказ от российского черного золота действительно планируется, то возникновение временного локального дефицита нефти в Европе и, как следствие, резкий рост спроса на сорт Brent вполне логичен.

Экономика15:1319 сентября

Больше, чем игра

Как с помощью геймификации повысить лояльность покупателей
Экономика17:5814 сентября

«Надо сделать профессионализм модным»

Система подготовки в России нерыночная и не способна реагировать на спрос