Бойня номер...

О заигрывании с войной

Случайное совпадение дат: в воскресенье, 15 февраля, в соответствии с минскими договоренностями должен прекратиться огонь в Донбассе, и в эти же дни Европа вспоминает бомбардировку Дрездена, случившуюся ровно 70 лет назад.

Несколько налетов, произведенных Военно-воздушными силами Великобритании и США, за три дня (с 13 по 15 февраля 1945 года) практически стерли Дрезден с лица земли. Было повреждено или уничтожено более половины городской инфраструктуры, жилых домов и предприятий. Погибло, по данным комиссии 2008 года, около 25 тысяч человек (согласно другим источникам, было убито до 135 тысяч человек). Споры, имела ли столь мощная бомбардировка военное значение, идут до сих пор.

На многих зданиях в Англии остались следы от немецких налетов времен Второй мировой. В Саутваркском соборе и Вестминстерском аббатстве в Лондоне сквозные дыры от бомб закрыты аккуратными стеклышками — на долгую память. Стены Музея Альберта и Виктории испещрены выбоинами. За четыре с небольшим года до того, как англичане с американцами стерли с лица земли Дрезден, немцы сделали то же самое с британским городом Ковентри. Была ли месть необходима? Стал ли мир лучшим местом после бомбардировки Дрездена?

Писатель Курт Воннегут, который находился в Дрездене в качестве военнопленного, оказался одним из семи переживших бомбардировку американцев. Они просидели две ночи в подвалах под грохот канонады. Когда же вылезли наружу, города больше не было.

Воннегут писал: «Многие считают, что уничтожение Дрездена — это минимальная месть за людей, погибших в концлагерях. Возможно. Но к смертной казни были приговорены абсолютно все, кто находился на тот момент в городе: дети, старики, животные, нацисты, я и мой друг Бернард. Чем больше трупов, тем правильнее месть».

Физически он выжил, но психологически, видимо, так никогда и не пришел в себя от увиденного. Более 20 лет спустя Воннегут написал об этой войне книгу «Бойня номер 5, или Крестовый поход детей». Детей — потому что многие из солдат были совсем юными и еще потому что «Крестовый поход детей», реальное историческое событие, даже по меркам крестовых походов отличался жестокой бессмысленностью. Летом 1212 года около 30 тысяч детей и подростков собрались с молитвами освобождать от неверных Гроб Господень; вместо этого в Марселе их посадили на суда, перевезли в Алжир и продали в рабство. Часть подростков отправились в Иерусалим пешком и погибли по дороге. Возвышенные идеи, вообще, как показывает человеческая история, — оружие массового поражения.

После бомбардировки Воннегут несколько дней помогал вытаскивать из-под развалин трупы. В том феврале ему было 23 года. Он стал убежденным противником войны во всех ее видах. «Я сказал своим сыновьям, чтобы они ни в коем случае не принимали участия в бойнях и чтобы, услышав об избиении врагов, не испытывали ни радости, ни удовлетворения. И еще я им сказал, чтобы они не работали на компании, которые производят механизмы для массовых убийств, и с презрением относились бы к людям, считающим, что такие механизмы нам необходимы», — пишет он в «Бойне номер 5».

Неделю назад под обстрелом на границе «дебальцевского котла» погиб доброволец из Петербурга. Он воевал в составе ополчения на юге-востоке Украины с декабря. Был членом Национал-большевистской партии и позже «Другой России», принимал регулярное участие в политических акциях. По профессии — учитель русского языка и литературы. Его вспоминают как честного и доброго человека. И я верю, что он не был «недочеловеком», «ватником» и «террористом». Верю, что хотел добра с большой буквы, как он его понимал. Но с автоматом в руках (и на чужой земле, не будем забывать об этом) добро не добывается.

«Я считаю, что он заблуждался, но делал это честно. Он был хороший человек. Он уехал защищать русскиймир (в одно слово с маленькой буквы), который сам создал в своей голове, он думал, что едет умирать за него», — написал его знакомый на Facebook. Отвлеченные идеи по-прежнему убивают.

Сейчас появились общественные деятели, которые (простите, не могу подобрать более подходящего термина) дрочат на войну. Говорят о ней со сладострастным придыханием. С выражением лиц, которое скорее подошло бы персонажам фильма «50 оттенков серого». Это люди, выросшие в мирное время, не сталкивавшиеся с уродством смерти на поле боя, о котором пишет Воннегут, и, видимо, не понимающие, насколько неприличны подобные фетиши. 70-летие Дрезденской бомбардировки — хороший повод вспомнить, чем подобные заигрывания заканчивались в прошлом.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился
Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло