Марш мертвых голов

Неонацисты в Прибалтике пока не встречают сопротивления

16 марта в Риге состоялось очередное шествие, посвященное памяти латышских дивизий СС. В нем принимали активное участие не только выжившие ветераны латышских дивизий вермахта, но и новая смена латвийских праворадикалов. Эта акция проводится в центре латвийской столицы с 1990-х годов, вызывая постоянные протесты российского МИДа и международных антифашистских организаций. Однако максимум, чего удалось добиться за долгое время, — это отмена торжеств в честь годовщины начала боев латвийских войск СС против наступающей советской армии на государственном уровне (а так было в 1998-1999-м) и участия в «праздничных» мероприятиях представителей правительственных структур Латвии.

Как уверяют праворадикалы, латышские легионеры СС не преступники, а «борцы с большевизмом». Эта пропаганда успешно срабатывала как на Западе в годы холодной войны, так и в бывших советских республиках, в перестройку и позже. В нулевые, по словам рижских нацболов, к колонне чествователей ветеранов СС порой прибивались и русские бритоголовые неонацисты, дабы продемонстрировать свое «единство в борьбе за белую расу». В 2012-2013-м с аналогичной мотивацией приезжавшие из России ультраправые участвовали и в маршах памяти эсэсовской дивизии «Галичина» во Львове, а в прошлом году они же вступали в ряды украинского карательного батальона «Азов».

«23 апреля 1944-го пришлось мне быть в деревне Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат жили эсэсовцы. В день моего прибытия туда их должна была сменить немецкая часть, но мне все-таки удалось поговорить на латышском языке с несколькими эсэсовцами, фамилии коих не знаю. Я спросил у одного из них, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни трупов непогребенных, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: "Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских"». Это цитата из доклада офицера по особым поручениям Русской освободительной армии поручика Балтиньша, поданного 26 мая 1944 года представителю генерала Андрея Власова в Риге и опубликованного в 1955-м в белоэмигрантском журнале «Часовой».

В документальном фильме «SB: Особое обращение», выпущенном в 2014 году фондом «Историческая память», сообщается, что эти карательные операции на Псковщине производились 321-м полицейским латышским батальоном под командованием капитана Фрициса Межгрависа. В мае 1944-го он откровенно заявил: «Здесь наши батальоны и отряды поработали неплохо, русские долго будут вспоминать Прибалтику. Их следует не щадить, а уничтожать всех до единого». В марте 1945 года возглавляемая Межгрависом полицейская часть, как и ряд аналогичных ей, вошла в 15-ю гренадерскую дивизию Ваффен СС (она же — «первая латышская»).

Не скрывают подобных настроений наследники латышских эсэсовцев и в наши дни. «Мы знаем, где находится наш враг, — говорил в 2012 году представитель делегации Латвии в местечке Синимяэ в Эстонии, где в 1944-м была "битва европейских СС" с Красной армией. — Он никуда не пропал, он, как Троянский конь, живет в [наших] городах и деревнях. Мы должны сказать русским, что мы готовы к борьбе».

Сходные взгляды и у праворадикалов в других прибалтийских республиках. «Хороша Литва без русских!» — этот лозунг звучит на марше скинхедов и активистов правых партий в Вильнюсе каждый год 11 марта в День независимости. С 2010-го на марше латышских эсэсовцев в Риге присутствует и делегация «соратников» из Литвы.

В этом году марши прибалтийских неонацистов неожиданно актуализировались ввиду событий в Украине. На шествии в Вильнюсе неделю назад, во-первых, перед колонной несли баннер, где герб Литвы сплетался с украинским трезубцем, а за ним реяли черно-красные флаги ОУН-УПА, используемые ныне запрещенным в России «Правым сектором». Шествовавшая по улицам литовской столицы многотысячная толпа скандировала не только «Литва для литовцев», но и «Слава Украине!». А заместитель председателя латышской партии «Национального объединения», которая много лет выступает организатором маршей в Риге, Янис Домбрава 15 марта этого года опубликовал на сайте партии статью, где современный Донбасс сравнивается с Прибалтикой эпохи Второй мировой войны: «Украине необходимо оружие, чтобы противостоять Вооруженным силам России. Похожая ситуация была в 1940-1941-м в странах Балтии. Нашим народам нужна была военная помощь, чтобы они могли сражаться против СССР. Такая возможность появилась в 1941 году, когда Германия начала войну против Советского Союза».

Проукраинская и антироссийская активизация прибалтийских радикалов сопровождается усилением воинственной риторики и на уровне лидеров этих республик. Так, 4 марта президент Литвы Даля Грибаускайте заявила: «Рядом с нашими границами изменилась геополитическая ситуация, мы поняли, что угроза очень реальна… Соседи стали мало прогнозируемыми, я имею в виду Россию». 5 марта министр обороны Латвии Раймонд Вейонис написал в своем Twitter-аккаунте: «Ситуация на Украине показывает, что Россия решила быть нашим врагом». В тот же день находившийся с визитом в Вильнюсе главнокомандующий Вооруженными силами Польши генерал Мечислав Гоцул заметил по итогам встречи со своими коллегами из литовского Генштаба: «Нет никаких сомнений, что Вооруженные силы и Литвы, и Польши готовы… к плохой погоде, а эта плохая погода — прежде всего "зеленые человечки"».

Точно так же как антисоветская истерия в годы холодной войны позволила прижиться на Западе эсэсовцам и расцвести пышным цветом доморощенным нацистам, сейчас она и подпитывает, и пытается в какой-то степени даже опереться на праворадикалов в странах Прибалтики. Ведь в их рвении в борьбе с «русской угрозой» сомневаться не приходится. В случае чего они готовы сыграть роль местного «Правого сектора», дабы «указать место» русскоязычному пророссийски настроенному населению.

А сопротивление самих русских в Прибалтике возрождению неонацизма в его самых бесчеловечных и кровавых формах времен Второй мировой войны пока, увы, выглядит весьма слабым. Точно так же, как и на Украине до Евромайдана, в противовес тысячным маршам праворадикалов проводятся в лучшем случае пикеты-флешмобы с показом картинок о зверствах кумиров националистов в 40-е годы или уборкой за ними улиц под лозунгом «Дезинфицируем город от нацистов». Выглядит все это очень жалко. «Вот уж "молния", которая не жжет и не поражает», — писал в 1901 году Василий Розанов по поводу решения Синода Русской православной церкви об отлучении Льва Толстого от церкви.

Сегодня в Германии любая демонстрация неонацистов сразу упирается в более многочисленную демонстрацию их оппонентов, готовых и к силовым столкновениям. Нечто подобное наблюдалось в Киеве в 2005-2006 годах во время первых маршей Украинской повстанческой армии — контракции пророссийских и левых сил были куда многочисленнее, участники блокировавших подходы к центру антифашистских колонн состояли из крепких мужчин и спортсменов. Остается надеяться, что активизация прибалтийских неонацистов при откровенном покровительстве властей рано или поздно приведет к противоположному результату — новому пробуждению самосознания и самоорганизации местного русского населения.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе
Бывший СССР00:02 4 октября

«Их надо выкорчевать!»

В Армении нашли, от кого избавиться. У Пашиняна на это месяц