Символ войны и насилия

Как в Донбассе воспринимают День независимости Украины

Еще пару лет назад Донбасс встречал День независимости (отмечается на Украине 24 августа) без всякого видимого неудовольствия.

«Нас радовало, что в августе так много праздников, — сказала мне знакомая дончанка, — День независимости, День шахтера, День пасечника. Много их было».

Если во Львове и в Киеве делали акцент на национальном характере торжества, то в Донбассе считали, что отмечают формальное становление украинской государственности — и не более того. В довоенные времена такое случалось сплошь и рядом — две Украины жили, сверяясь с собственными часами, которые показывали разное время.

В этом году, впрочем, как и в прошлом, у Дня независимости в Донецке нет никаких шансов быть даже помянутым в сколько-нибудь нейтральном контексте. За последние две-три недели сакральная дата накрутила на себя невероятное количество слухов и домыслов. О высокой вероятности того, что в этот день будет предпринят штурм города вооруженными силами Украины, говорилось неоднократно. Якобы Киев намерен локальными или крупными (уж как получится) победами на фронтах придать символике праздника новое торжественное звучание. На линии соприкосновения со стороны Донецкой народной республики введен режим повышенной боеготовности, да и в самом городе атмосфера стала куда более тревожной — военные патрули во всех районах Донецка, вечерние проверки всего без исключения автотранспорта.

Но и без угрозы наступления День независимости воспринимался бы в Донбассе как откровенно чужой и враждебный, ибо еще с прошлого года в сценарий его проведения включено величание в Киеве на параде новых героев Украины — военнослужащих, вернувшихся из зоны АТО (так в Киеве называют боевые действия на юго-востоке Украины — прим. «Ленты.ру»). Да собственно, проход подразделений ВСУ, Национальной гвардии (даже без военной техники) по Крещатику едва ли может вызвать какие-то позитивные эмоции у среднестатистического жителя Донецка, подвергаемого обстрелам более года. Отстаивание своей независимости (как она интерпретируется ныне) Украиной обошлось Донбассу в тысячи жизней, и нет никаких причин считать, что список погибших закрыт.

Кроме всего прочего, война радикально изменила геополитический ландшафт. Если раньше местное население понимало, что живет на Украине — нелюбимой, несуразной, местами враждебной — и с этим обстоятельством ничего поделать нельзя, то сегодня Украина абсолютно отчетливо воспринимается как «та сторона», отдельное государство, ведущее против ЛДНР войну. Неправедную, жестокую, братоубийственную войну, цель которой — ликвидировать все то, что народ Донбасса считает непременным и обязательным условием своего существования: язык, культуру, возможность самостоятельно управлять своим регионом. Таким образом, украинская независимость становится просто антитезой всего жизненного уклада местного населения.

Нынешний конфликт перевел в состояние войны и два различных мировоззрения, находившихся в довоенный период в состоянии конкуренции. В течение двадцати с лишним лет после распада СССР сам термин «независимость», помимо националистической, имел множество дополнительных коннотаций — «разрыв с прошлым», «строительство нового государства», «экономическое развитие» и так далее. Сегодня он поспешно избавляется от всех избыточных смыслов, которые, как выяснилось, были не нужны, и удерживались в смысловом поле лишь в целях «навести тень на плетень», разбавить националистический подтекст.

В сухом остатке «независимость» обрела однозначную и жесткую идеологическую доктрину — опора на прошлое с окончательно героизированными Бандерой, Шухевичем, ОУН-УПА, возрождение национальных традиций (коих пока набирается не слишком много), и главная мотивационная пружина — вражда с Россией, отложение от всего русского, борьба с духами несвободы и азиатчины. Это ровно та независимость, которую описал в своем знаменитом стихотворении Иосиф Бродский.

Если с аморфной, не обретшей еще формат сугубо националистической платформы независимостью Донбасс еще как-то мог мириться, то сегодня, когда с ее знамен смотрят те, кого здесь, на этой территории, считают нацистскими преступниками, и под этими знаменами чеканят шаг формирования, ответственные за гибель тысяч земляков, смотреть безучастно просто даже на государственные символы Украины жители Донбасса уже не способны.

Наверное, можно было бы махнуть рукой — дескать, делайте, что хотите, живите, как можете, будьте независимыми, как птицы, но проблема в том, что украинская «незалежность» агрессивна и отрицает независимость самих новообразованных республик, декларируя восстановление посредством военной силы контроля над мятежными территориями.

Именно поэтому любой украинский государственный праздник становится для граждан ЛДНР символом войны и насилия, без которых, как считают сегодня в Киеве, Украина не может обеспечить ни свою независимость, ни процветание, ни прекрасное европейское будущее.