Опорный прыжок к развитию

Что позволит сделать наше образование конкурентоспособным

Реформа образования в России проходит последние 25 лет, но конструктивный характер приобрела только в последние годы. Введение ЕГЭ, обязательная школьная форма, преподавание основ православной культуры — все это вызывает дискуссии в обществе, но Министерство образования и науки не намерено сворачивать с намеченного пути. До последнего времени основной упор делался на реформировании содержательных моментов, а до изменений структуры образовательной системы руки у Минобра не доходили. Последние заявления руководителей министерства говорят о том, что они, наконец, дозрели и до структурных изменений.

В большинстве регионов сегодня существуют четыре основных высших образовательных учреждения: педагогический, технический, сельскохозяйственный и медицинский институты. Система четырех вузов в малом регионе досталась нам в наследство от СССР и в советский период имела под собой основания: в стране была мощная научно-производственная база, экономика сама производила практически все орудия производства.

При этом характерной особенностью СССР было подчинение образовательных учреждений разным министерствам и ведомствам. Практически у любого союзного ведомства были свои вузы. Это позволяло наиболее эффективно и ответственно обучать и трудоустраивать молодых специалистов. Роль министерства образования в СССР сводилась к подготовке кадров для народного образования (школ) — практически в каждом регионе работали педагогические институты, которые готовили учителей. А Минсельхоз, Минздрав и другие ведомства тоже готовили кадры для своих отраслей.

Сеть профильных советских вузов сегодня можно сравнить с корпоративными университетами, работающими при различных компаниях. Советские министерства по сути и являлись такими корпорациями — они определяли, где будет построено то или иное производство, ставили планы и показатели, требовали их выполнения.

После реформ 1990-х годов и выхода России на глобальный рынок многие производства стали нерентабельными. Параллельно шла приватизация. Министерства-корпорации превращались в органы статистики и ведения учета, на полях России появились немецкие и голландские комбайны, на производствах — итальянские и японские станки. На этом фоне иметь свои образовательные учреждения каждому ведомству стало бессмысленно и накладно, но все же по инерции большие сети своих образовательных учреждений остались сегодня у Минздрава и Минсельхоза.

Наша система образования, увлекшись проштамповкой дипломов, не смогла вовремя среагировать на требования рынка. В результате в сельскохозяйственных академиях и аграрных университетах до сих пор изучают принципы работы советских комбайнов и тракторов, новая техника туда практически не завозится, разве что вышедшие из строя образцы. В советское время в сельскохозяйственные вузы ехали учиться иностранцы: у нас было что показать в области селекции, растениеводства, развития техники и орудий производства. Сейчас набор иностранных студентов в сельскохозяйственных вузах практически не ведется, что свидетельствует о серьезном кризисе в системе высшего сельхозобразования.

В современной России изменилась и роль Министерства образования и науки. Из ведомства, отвечающего за систему народного образования, оно превратилось в мозговой центр, определяющей основные векторы образования и науки в целом. Как результат — произошла повсеместная реструктуризация педагогических вузов и превращение их в классические университеты. На базе вузов, готовивших учителей, готовят специалистов технической сферы, юристов и экономистов, государственных служащих и других специалистов. Технические университеты в условиях конкуренции тоже стали готовить историков, биологов, химиков, юристов и экономистов и других специалистов, не имеющих прямого отношения к технической сфере.

В регионах была реализована конкурентная модель образования — бывшие педагогический и технический институты работают на одном поле, а Минобрнауки поддерживает этот процесс через программу конкурсной поддержки активных вузов. Образовательные учреждения Минсельхоза и Минздрава из этого процесса выключены, в результате чего многие из них деградируют. Для того чтобы остановить процесс деградации образования в сфере сельского хозяйства и здравоохранения, необходимо завершить реформу образования и переподчинить вузы, готовящие специалистов для этих сфер, Министерству образования и науки.

В современных реалиях система высшего образования должна находиться в одних руках — это позволит ее структурировать. Сегодня педагогические и технические вузы, подведомственные Министерству образования, зачастую проводят смежные исследования и готовят специалистов того же профиля, что и сельскохозяйственные и медицинские институты. В свете всего этого инициатива Министерства образования и науки о создании опорных вузов в регионах выглядит крайне логично: Минобрнауки хочет поднять уровень конкуренции университетов с регионального на межрегиональный уровень.

Сейчас на уровне региона конкурируют друг с другом бывшие педагогический и технический институты. Сельскохозяйственный и медицинский вузы также являются участниками этой борьбы, открывая на своей базе программы подготовки тех же специалистов, которых готовят и классические университеты. Это пример вредной конкуренции в образовании, поскольку вузы конкурируют между собой за продажу образовательных услуг и дипломов, а не за качество подготовки специалистов.

Чтобы конкуренция в образовании перешла из разряда вредной в разряд полезной для страны, необходимо, чтобы в каждом регионе появился один мощный опорный образовательный центр. Это позволит создать такую ситуацию, при которой образовательные центры разных регионов будут конкурировать между собой. Чтобы, например, Брянский университет не соперничал с местной сельхозакадемией за абитуриентов из малого города Севска, а конкурировал с Тамбовским и Будапештским университетами за привлечение абитуриентов из Африки и Латинской Америки.

При этом автономия образовательного процесса в рамках опорного образовательного центра должна быть сохранена в виде профильных институтов и факультетов. Юристы должны готовиться в юридическом институте, машиностроители (как в сельском хозяйстве, так и в промышленности) — в машиностроительном институте, зоотехники и агрономы — в сельскохозяйственном институте, врачи — в медицинском, и так далее. Это позволит не тратить время на бесконечные гонки за абитуриентами, а развивать образовательные программы и следить за качеством процессов обучения. При этом сфера ответственности головного университета распространится на развитие стратегических направлений деятельности образовательного центра — контакты с учредителем, привлечение финансовых ресурсов, организацию набора иностранных студентов, развитие НИОКР, требующее консолидации усилий и средств.

Появление опорных вузов позволит перевести конкуренцию между образовательными учреждениями с регионального на межрегиональный и даже международный уровень. Наши университеты будут конкурировать между собой за привлечение иностранных студентов из разных регионов мира, за осуществление прорывных исследований, конкурентоспособных на мировом уровне.

На этом фоне стоит выделить позицию Министерства образования и науки в области определения передовых и отстающих регионов. Чиновники от образования рассчитывают на поддержку идеи опорных вузов не только со стороны педагогических коллективов, но и от региональных властей. Они понимают, что идея объединения учебных заведений встретит поддержку в регионах-лидерах, но будет крайне болезненно воспринята руководством депрессивных территорий. Появление мощного образовательного центра в отсталом регионе неизбежно вызовет ревность и опаску со стороны неуверенных в своей влиятельности региональных властей.

Появление опорных вузов покажет, какие регионы страны готовы к инновационному развитию и не боятся конкуренции, а какие к этому пока не готовы.

Россия00:0928 июля

«Шлепнуть по попе было в порядке вещей»

Россиянок домогаются, оскорбляют и лишают работы. Но закон их не защитит