Без партии будущего

К чему приводит «консервативная оптимизация» образования

Сын Сулеймана Керимова Саид недавно получил в управление главный отцовский промышленный актив — компанию «Полюс Золото». Аркадий Абрамович, один из отпрысков хозяина Chelsea, уже не первый год инвестирует в нефтедобычу, явно беря пример со своего родителя. Феликс Евтушенков трудится под началом отца в АФК «Система».

Наверное, на отечественном материале наберется с добрый десяток примеров, когда именитые сыновья (или дочери) уходят не в бой, а на дело. Отцовское дело.

Хотели национально ориентированный капитал? Получите. Временщики и «компрадоры» детей в бизнес впутывать не станут. Отпишут в завещании особняки в Лондоне, виллы на Лазурном берегу, яхты и номерные счета в швейцарском банке и будут спокойно наслаждаться собственной обеспеченной старостью и беспечной молодостью потомков.

Династия — это уже про другое. Это игра вдолгую. Вроде как надо не только о личном профите заботиться, но и о стране. Помогать среду создавать соответствующую. Чтобы все лучшее, что сейчас отдается детям, во-первых, оставалось лучшим и впредь, а во-вторых — не было у них отнято.

Существует два испытанных историей варианта решения этой задачи. Либо тщательно зацементировать и заасфальтировать нижние этажи отечественной пирамиды Маслоу, чтобы их обитатели и их подрастающее поколение довольствовались имеющейся экономической и политической пайкой и не помышляли оккупировать социальные лифты и пробраться наверх. Либо наоборот — содействовать интеллектуальному развитию менее обеспеченных соотечественников, дабы те, творя, выдумывая, пробуя, помогали капитализировать страну. И, следовательно, повышать стоимость наследуемых элитой активов.

Надо просто понять, какие риски допустимы, а какие — нет. Ведь при первом варианте искомый социальный мир напрямую зависит от способности «верхов» сохранять размер пайки для «низов» и готовностью последних довольствоваться этим размером. Когда одни не смогут, а другие не захотят — см. труды В.И. Ульянова (Ленина).

Во втором варианте «низы», становясь «больно умными», тоже могут усомниться в обоснованности существующей иерархии . И как минимум потребовать более значительных и вкусных кусков от национального пирога. Правда, чем креативнее нация — тем больше этот пирог, и тем меньше он портится от всяческих «внешних шоков».

Так что меньшая управляемость образованных граждан компенсируется более высокой отдачей. И, если угодно, возможностью направить их «сны о чем-то большем» в конструктивное русло.

Толпа, не склонная к саморефлексии, лучше управляется изначально. Но, выйдя из-под контроля, становится абсолютно разрушительной силой. Ее агрессию уже невозможно остановить. В лучшем случае — направить вовне. Впрочем, неизвестно, лучший ли это случай.

В сухом остатке — правящий класс должен выбрать, какую задачу призвана решать система образования: просветительскую или охранительную. И уже исходя из этого выбора определять формат ее финансирования и функционирования.

Главное — не допускать смешения жанров. Если сочли, например, что основные проблемы страны от избытка образованных людей, — так и минимизируйте потихоньку источники многих знаний, от которых многия печали. Сокращайте школьные часы преподавания иностранных языков, объединяйте классы, ликвидируйте допзанятия в детсадах — это все логично. Но зачем параллельно предлагать детям недополученные услуги за деньги?

С коммерческой точки зрения это тоже вполне логично: оптимизация и монетизация в действии. И им-то точно все возрасты должны покориться. «Школа же зарабатывает деньги. Почему садик должен быть исключением?» — лично слышал такую замечательную фразу от директора «бюджетного образовательного учреждения» в одном из спальных столичных районов. И очень сомневаюсь, что этот «эффективный менеджер» одинок в своем недоумении.

У него есть достойный пример для подражания — братья Ротенберг и осененная их именами идея создания «образовательной» госкорпорации. Зачем нефть и газ, когда имеется такой неисчерпаемый ресурс как родительские кошельки? Дело за малым — стимулировать спрос и монополизировать предложение.

Школы и сады превращаются в подобие дискаунтеров, но с бизнес-классом, сервис в котором на уровне прежнего «эконома» и за отдельные деньги. Хотя «пассажиры» как налогоплательщики рассчитывают на то, что этот пакет услуг входит в цену билета.

А ведь нет лучше способа сделать из обывателя гражданина, чем ударить его по карману. Иными словами — оптимизаторы, снижая качество образования, с одной стороны, выполняют вполне охранительную миссию, а с другой — ей же и препятствуют, делая торг не просто уместным, но обязательным.

При этом в стране нет политической силы, которая сумела бы цивилизованно противостоять такой «консервативной оптимизации». Есть много партий и движений, которые капитализируют прошлое. Есть такие, которые капитализируют настоящее. Но капитализация будущего — удел одиночек.

Это могут быть «среднеклассовые» родители, пытающиеся вопреки всем привходящим обеспечить приемлемый уровень образования для своих сыновей и дочерей. Это могут быть госолигархи и «обычные» миллиардеры, готовящие «теплые места» для своих отпрысков. Вне зависимости от степени настойчивости одних и возможностей других — их усилия обречены.

Экономика00:01 9 декабря

Понять и простить

Простым грузинам спишут миллионные долги. Россиянам так не повезет
Экономика10:30 4 декабря

Хуже некуда

Apple покупает Tesla, пока Америка сидит без света. Пугающий прогноз на 2019 год
Экономика09:33 7 декабря

Принцип трансформации

Украшение может быть актуальным всегда, считает основательница бренда VoDa Jewel