Не глядя в небо

Нужно ли возвращать уроки астрономии

Как можно не смотреть на звезды? Когда вы выходите вдвоем на террасу, закрываетесь от легкого океанского бриза одеялом, и над вами эта дикая картина из светящихся точек. И когда понимаешь, что многие из этих звезд уже умерли давно, а ты все еще видишь их свет, — пространство мира становится буквально религиозным. Но это чувство не от заветов, не от запретов, не от чадры и креста, окропленного чьей-то кровью.

У человечества вечный роман со звездами. Даже без особой оптики великие арабские астрономы знали уже про них многое и давали арабские имена, пока визир не затянулся зеленой ряской. Альдебаран, Рас Алькурки или Нихал — «Верблюд, утоляющий жажду», Акамар, Ахирд, Алькор — все они выдают простой факт: звезды всегда были двигателем науки. Независимо от конфессии, нации, этноса и прочей белиберды, которую вешают нам на уши.

Российские школьники с 1994 года не изучают астрономию. Это трагедия или просто неприятность?

«Человек, если он не знает астрономию, немедленно впадает в астрологию, хиромантию и прочую уринотерапию, и становится объектом добычи для вот этих жуликов, которые ему продают гороскопы и рассказывают, что звезды управляют его жизнью. Астрономию, конечно, нужно в школу возвращать. Во всех достойных ведущих странах астрономия преподается либо как отдельный предмет, либо как серьезный сегмент сопутствующих предметов — физики, например, или природоведения», — утверждает заведующий отделом Института астрономии РАН Олег Малков.

Я не склонен напрямую связывать отсутствие в школьной программе астрономии и тот всплеск совершеннейшего мракобесия, которое переливается от покалеченных залов «Манежа» до угрозы судебного преследования покойных Кукрыниксов за карикатуру на Гитлера.

Но человек без знаний об устройстве Вселенной оказывается совершенно беззащитным перед сонмами шарлатанов и манипуляторов сознанием. Когда для людей Марс — это шоколадный батончик, то жди явления бога Кузи. Конечно, кто-то скажет, что для поколений, изучавших астрономию в школе, и Марина Цвигун, она же Мария Христос Дэви, была богова невеста, а уж их пап и мам легко заряжал вместе с трехлитровыми банками Кашпировский. До сих пор заряженные ходят.

Люди вообще довольно быстро впадают в ересь и низость, как только им предоставляется возможность. И чтобы делать вид, что этого не случится, надо быть идеологом КПСС или лектором общества «Знание». Если кто-нибудь помнит, о чем я.

Когда в образовательных книгах написано, что душевнобольные — не совсем люди (то есть untermensch, по нацистской терминологии), то чего вы потом хотите? Общества, заботливого к своим больным членам? Общества, которое тратит деньги на пандусы для инвалидов в автобусах и метро? Конечно, нет. Если умалишенные — не личности, то инвалиды — это вообще мусор общества. Чтобы завкафедрой клинической психологии Алехин мог честно сказать про аутиста — героя фильма «Антон тут рядом»: «Что вы нам тут морочите голову? Таких, как Антон, не надо учить и адаптировать, их надо изолировать. Для их пользы и пользы общества». Целый завкафедрой, Альдебаран тебя побери.

Казалось бы, что общего между романом со звездами и отношением к людям, не похожим на тебя? Но звезды — это мечта и преодоление. Если их нет в твоей жизни, если тебе в школе не рассказали о световых годах и далеких галактиках, а у родителей не было времени сводить тебя в планетарий, твое пространство сжимается. А вслед за ним и душа. Появляется тот самый рожденный ползать, который летать не может. И отказывает в этом праве другим.

Тогда торжествует образованщина. Вместо анализа — оценки, вместо перспективного планирования — большая «пятая точка», вместо экспертизы — шарлатанство на бюджетные деньги. А потом сидят все такие красивые и, не глядя в звездное небо, рассуждают: и как мы тут оказались в такой темноте?

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян