В поисках новой мужской идентичности

Как раздевались наши бабушки, уже никого не интересует

В хорошо обустроенном мире объективизации женского тела, где десятилетиями все работало как часы, в этом году случилось странное. Журнал Playboy отказался от фотографий полностью обнаженных женщин, объяснив это желанием привлечь рекламодателей и перейти из журналов для взрослых в ряды «глянца» с ограничением по возрасту не выше 13 лет.

Еще одно издание с фотографиями в стиле «ню» — календарь Pirelli — в выпуске на 2016 год поместил снимки одетых женщин, выполненные фотографом Анной Лейбовиц. На его страницах — китайская актриса и филантроп Яо Чэнь, модель и филантроп Наталья Водянова, теннисистка Серена Уильямс, кинопродюсер Кэтлин Кеннеди, режиссер фильма «Сельма» о правах чернокожих Ава Дюверней, феминистка и стенд-ап комик Эми Шумер, редактор Тави Гевинсон, президент компании по управлению инвестициями Ariel Investments Мелоди Хобсон, певица Патти Смит и Йоко Оно. В отличие от предыдущих лет, героини календаря Pirelli-2016 представлены как личности, а не сексуальные объекты.

Решение Pirelli, как и решение Playboy, не является прямым феминистским высказыванием. Это просто бизнес. В то же время сам факт того, что два традиционно сексистских издания одновременно отказались от привычной идеи эксплуатации женского тела, показывает, как далеко зашли изменения в западном обществе.

Процессы, связанные с борьбой женщин за свою социальную и экономическую свободу, шли давно. В разных обществах с разной скоростью, конечно, и встречали (и встречают до сих пор) естественное сопротивление со стороны наиболее ригидных слоев мужской части населения. В конце концов, эти процессы привели к тому, что с женской сексуальности сняли табу, а женское тело стало предметом рефлексии и саморефлексии (вспомним перформансы художницы Марины Абрамович). И теперь простодушная эротика в том виде, в каком ее предлагал своим читателям Playboy, выглядит архаично.

Кроме того, появилась Великая Сеть с ее бесконечным разнообразием бесплатного контента. Интернет плюс женская раскрепощенность — и вот вам миллионы «голых селфи» и снимков звезд на пляжах. В последние годы издание Хью Хефнера, как и многие другие бренды прежних эпох, катастрофически теряли читателей в пользу интернета.

Перед тем как бразды правления Playboy перешли от семьи Хефнер в руки первого управляющего директора «со стороны» Скотта Фландерса, годовые убытки превысили 50 миллионов долларов, акции компании упали ниже одного доллара за штуку, и их чуть не исключили из списков Нью-Йоркской биржи. В 2009 году дочь Хефнера Кристи ушла с поста главы компании, и новый СЕО занялся реструктуризацией фирмы. Фландерс сократил штат на 75 процентов, перевел офис из Чикаго в Лос-Анжелес, отдал ряд сервисов на аутсорсинг и провел другие изменения, самым радикальным из которых стал отказ от «обнаженки». Фландерс считает, что фотографии полностью обнаженных женщин на самом деле сокращали, а не увеличивали аудиторию журнала.

Надо сказать, что отношение к женскому телу (и мужскому, если на то пошло — ведь возникли встречная мода и спрос на эротические календари с мужчинами) — не единственное, что поменялось в обществе. Усилия экологов и зоозащитников (в частности, книги и работа зоопарка Джеральда Даррела) сделали немодным хищническое отношение к природе. Шубы из натурального меха ушли из коллекций модных домов. Курение за последние десятилетия из «шикарной привычки» превратилось в удел маргиналов, пренебрегающих своим здоровьем. Положительные герои сегодня в кадре не курят.

Можно вспомнить сериал «Безумцы» с Доном Дрейпером — семисезонную драму о прощании с традиционном мужским миром Запада. Это тщательно, в деталях воссозданная картина американской жизни начала шестидесятых годов, когда большинство женщин еще продолжали играть роль домохозяек, курение казалось шикарным, а чернокожие граждане только начинали борьбу за право учиться в университетах «для белых». В сериале Дон Дрейпер постоянно вынужден догонять ускоряющийся мир. Вынужден искать для себя, белого гетеросексуального мужчины, новую идентичность, выстроенную на иных основаниях, нежели обыкновенное пренебрежение другими людьми.

«Зайчик» Playboy остается одним из самых узнаваемых брендов мира, однако в нынешнем мире «девушки-зайчики» больше никого не шокируют и не удивляют. «Зайчик» — костюм на Хеллоуин или холостяцкую вечеринку. Это милая архаика, ироническая отсылка к тем временам, когда белые гетеросексуальные мужчины правили миром, курили сигары и возбуждались, разглядывая отретушированные фотографии обнаженных красоток.

Хью Хефнер, успевший за свои 90 лет сам стать своего рода брендом со всеми этими сигарами, пафосным особняком и вечеринками с блондинками, годящимися ему в правнучки, тоже давно напоминает чудом доплывший до двадцать первого столетия «Титаник». Он мог бы когда-то делать бизнес вместе с Доном Дрейпером — легко представить их сидящими вместе полвека назад в одном из баров Чикаго. Но современные мужчины уже не способны идентифицировать себя с этими героями былых времен.

Нерефлексирующая эротика Playboy и Pirelli стала старомодной, а старомодное плохо продается. Так раздевались наши бабушки. Обложка с Памелой Андерсон у одних вызывает ностальгию, у других — лишь ироническую гримасу. В двадцать первом веке в Нью-Йорке женщины имеют такое же право разгуливать с голой грудью по городу, как и мужчины. Звезды появляются на красных дорожках в платьях, не оставляющих простора воображению. Кого теперь удивишь отфотошопленным бюстом на развороте? Неудивительно, что, согласно опросам, постоянные покупатели приобретали Playboy ради статей, а не фотографий.

Прощаясь с классическим Playboy, мы расстаемся с одним из последних и по-своему милых культурных артефактов прошлого века, и заодно с тем «настоящим мужчиной» а-ля Дон Дрейпер, образ жизни которого журнал продавал. Товар устарел и потребовал апгрейда.