Возвращение волшебника

Кто поможет Алексею Кудрину сотворить чудо

Под новый год, как и положено, приходит чудо. И это не гипотетическое возвращение во власть Алексея Кудрина.

Правительственный источник Rambler News Service подтверждает, что Дмитрий Медведев встречался со своим давним оппонентом, и в числе обсуждаемых вариантов сотрудничества вроде как фигурировали Минфин и Внешэкономбанк. Хотя «из этих переговоров может ничего не выйти».

Но даже если «выйдет» — сам факт обретения «лучшим министром финансов» нового (или старого) статуса во властной вертикали вовсе не гарантирует автоматически чуда изможденной отечественной экономике. Кудринские триумфы по большей части приходятся на эпоху дорожающей нефти — «тучные годы», по его собственному определению. Даже провал, случившийся на фоне мирового финансового кризиса 2008 года, был сравнительно недолгим. Федрезерв США запустил программу «количественного смягчения», подешевевшие доллары потекли на сырьевые рынки, и российские власти смогли забыть о бюджетных секвестрах, сокращении госпрограмм и потрошении созданных Кудриным «подушек безопасности».

Сегодня так быстро выдохнуть не удастся. Нефтяные котировки падают второй год подряд, откатившись до уровней 2004 года. Федрезерв ужесточил денежно-кредитную политику и впервые с декабря 2008 года поднял учетную ставку. В связи с чем, кстати, тот же Кудрин предрек дальнейшее снижение цен на нефть. На фоне снятия санкций с Ирана предложение на мировом рынке «черного золота» вот-вот увеличится за счет Исламской Республики, что опять же не способствует возвращению барреля даже к 50 долларам. То есть к той цене, исходя из которой сверстан российский бюджет на следующий год. Причем сверстан с большим трудом и значительными издержками: правительству пришлось сократить расходы на науку и образование и отказаться от индексации пенсий по реальной инфляции.

Но, как выясняется, значительные «дыры» обнаружились в казне еще одного глобального нефтяного лидера. В бюджете Саудовской Аравии на следующий год заложен дефицит в размере 87 миллиардов долларов. А в этом году нефтяное королевство недосчиталось и того больше — 98 миллиардов долларов. Этот факт позволяет усомниться в правоте российского министра энергетики Александра Новака, который упрекает дом Сауда в сознательном обрушении цен на нефть.

В связи с рассуждениями Новака многие вспомнили политический бестселлер Петера Швейцера «Победа» — о том, как американцы убедили саудитов резко нарастить объемы добычи, сбить стоимость барреля и тем самым нанести решающий финансовый удар по Советскому Союзу.

Наверное, российское военное присутствие в Сирии, равно как и активное содействие Москвы «распечатыванию» Тегерана, не доставляет радости Эр-Рияду. Но если предположить, что саудиты вновь, как и 20 лет назад, попытались использовать «нефтяное оружие», то получается, что оно сработало бумерангом.

Более того, Россия сама значительно нарастила объемы добычи. И многие отраслевые аналитики убеждены, что политика ключевых производителей сегодня никак не влияет на нефтяное ценообразование. Тон задают потребители и посредники. С поправкой на то, что и основной потребитель и маркет-мейкер — США — теперь еще и крупнейший производитель. А с недавних пор — и экспортер: американские топливные концерны добились отмены 40-летнего эмбарго на поставки сырья за рубеж.

Расклад сил на рынке углеводородов кардинально меняется. Прежние фавориты, так называемые petro-state, конечно, могут ставить друг другу подножки, но первыми к финишу все равно придут совсем другие.

А ведь нефть (или шире — энергоносители) до сих пор была едва ли не единственной финансовой основой суверенитета этих новоиспеченных аутсайдеров. И чем дешевле баррель — тем меньше у них возможностей устанавливать собственные правила игры. Прежде всего — ограждать стратегическую для них «нефтянку» от чужаков и использовать ее доходы для усиления своего геополитического влияния.

Неслучайно «тучные» нулевые ознаменовались бурным ростом суверенных фондов — «копилок», созданных petro-state. Они де-факто кредитовали мировую экономику, и США в первую очередь. А кто платит — тот и заказывает музыку.

Сегодня кредиторы рискуют сами превратиться в должников. Новая реальность вынуждает нефтяные автократии отказываться или корректировать выбранные экономические модели. Неудивительно, что Саудовская Аравия, допуская значительный бюджетный дефицит, то есть начиная жить не по средствам, говорит и о необходимости приватизации.

С высокой долей вероятности можно предположить, что частный капитал саудиты теперь намерены впустить в свою святая святых — нефтянку. 35 лет Saudi Aramco — главный добытчик саудовской нефти — полностью контролируется государством. Ее доля — неплохой приз для тех, кто, находясь по другую сторону прилавка, активно сбивает цену. В том числе — продвигая «чистую» энергетику под эгидой борьбы с глобальным потеплением и прочими экологическими проблемами.

Солнце, ветер и даже атом едва ли в состоянии полностью заменить нефть и газ. Но «дизельгейты», ограничения выбросов и взрывной рост капитализации «углеродно-нейтральных» корпораций, безусловно, играют на руку сырьевым «медведям». Другое дело, что каждый «медведь» становится «быком» — после того как покупает актив на «дне». Если Saudi Aramco будет приватизирована, пусть и с сохранением контрольного пакета у государства, новые акционеры будут заинтересованы в повышении ее стоимости. А это невозможно без изменения нефтяного тренда.

Если дом Сауда правильно разгадал цели масштабной сырьевой игры — ответный ход сделан довольно эффектный. Пусть и не слишком оригинальный для petro-state.

Ведь тема приватизации стремительно актуализируется и в России. В ходе большой пресс-конференции Владимир Путин дал понять, что вопросы ценовой конъюнктуры не должны быть определяющими. А министр финансов Антон Силуанов говорит, что нефтяные компании — «Роснефть», «Башнефть» — могут попасть в число тех госактивов, за счет которых предполагается пополнить доходы бюджета.

Но вероятная одновременная распродажа долей в российских и саудовских нефтяных гигантах еще менее критична, чем их «толкание спинами» на рынке «черного золота». Хотя бы потому, что интерес к этим компаниям будет проявлен как минимум с двух сторон — со стороны Китая и США. И если в игре на понижение нефтяных котировок можно усмотреть совпадение интересов Пекина и Вашингтона, то дележ «добычи», наоборот, способен еще больше осложнить их взаимоотношения. Следовательно, Эр-Рияд и Москва получат возможность перевернуть доску и вновь диктовать условия. Причем не только ценовые.

И в таком случае Алексей Кудрин действительно сможет сотворить чудо. Вне зависимости от того, возглавит ли он вновь Минфин или будет превращать ВЭБ в банк плохих долгов. Как только за нефтяные активы развернется борьба и баррель начнет дорожать, кудринские чары непременно подействуют. Правда, чудесное преображение российской экономики из сырьевой в высокотехнологичную при таком развитии событий представляется менее вероятным.

Но для этого, похоже, должны появиться другие волшебники.

Экономика00:0214 августа

Построят всех

Россия возвращает советское будущее. Это будет очень дорого
16:03Сегодня
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками
Экономика09:4514 августа

Молочные реки

Молочники, конкурируя с Белоруссией, придумывают новые формы ведения бизнеса