Капитализируй это

Можно ли сравнивать «Роснефть» с «Газпромом»

Новость от Bloomberg о скором паритете капитализации «Роснефти» и «Газпрома», который якобы изменит «баланс сил в Кремле», в экспертном сообществе была воспринята нейтрально — мало ли на какие гримасы способен фондовый рынок. В то же время многие аналитики, включая автора этих строк, небезосновательно увидели в рядовом, на первый взгляд, сообщении скрытый подтекст, направленный на подогревание мнимого противостояния крупнейших госкомпаний.

Конфронтационная нотка (взятая, замечу, по итогам тривиального общения Bloomberg с несколькими российскими фондовыми специалистами) была незамедлительно подхвачена многими изданиями. Помимо «изменения баланса сил в Кремле», то и дело попадались глубокомысленные умозаключения о «трениях» между Игорем Сечиным и Алексеем Миллером, об «исторической рокировке» или о повышении «влияния и лоббистских возможностей».

Да что там, лидерство по капитализации, оказывается, поможет «Роснефти» лишить «Газпром» «монополии на рынке экспорта газа»! По этой логике, утрата «Роснефтью» первенства приведет к возврату «Газпрому» монополии на газовый экспорт. Чего только не напишешь, чтоб поддержать рейтинги изданий.

Впрочем, в одном Bloomberg прав, когда пишет, что «с тех пор, как Владимир Путин пришел к власти в 1999 году, он использовал нефтегазовые богатства страны для восстановления экономики после коллапса 1990-х». Более того, именно этот пассаж чаще других цитируется в иностранной бизнес-прессе. Для выполнения задачи «Роснефть» и «Газпром» должны были обрести государственный статус, что и было сделано в нулевые.

И вот теперь, по версии Bloomberg, государство может допустить, чтобы с таким трудом воссозданная нефтегазовая отрасль вновь пошла трещинами, да еще из-за столь малозначимых поводов, как спор между двумя давними соратниками, возглавляющими сырьевые гиганты, о судьбе монополии на экспорт газа! А рутинное для конкуренции «тщательное изучение ежеквартальной отчетности, уровня налогов и взносов, дивидендной политики» преподносится чуть ли не как война всех против всех.

Теперь о сути новости. В последнее время капитализация «Газпрома» превышает рыночную оценку «Роснефти» приблизительно на 3 миллиарда долларов, тогда как в 2008 году разница составляла более 250 миллиардов долларов. Однако такое сопоставление не вполне корректно: в 2008 году «Роснефть» даже не задумывалась о приобретении ТНК-ВР, да и конфликтом между российской (точнее, офшорной) Alfa Access Renova и британской ВР, двумя равными акционерами ТНК-ВР, как говорится, и не пахло. По совпадению, до 1995 года, когда образовалась ТНК, ее активы входили как раз в государственную «Роснефть».

Иное дело — сегодня, когда мировая сырьевая отрасль существует в условиях низких цен на commodities, а применительно к российским компаниям — еще и санкций. К тому же сокращать ниже контрольной долю государства и в объединенной «Роснефти», и в «Газпроме» российские власти не планируют.

В октябре 2015 года «Роснефть» единственная из российских энергокомпаний вошла в первую десятку традиционного ежегодного рейтинга агентства Platts. Компания стала десятой («Газпром» — 43-м), тогда как годом ранее «Роснефть» занимала 6-е место, а «Газпром» — 4-е. По мнению Platts, «Газпром» больше других пострадал от девальвации рубля (существенная часть добытого концерном природного газа реализуется внутри страны), что в свою очередь привело к определенным сложностям в выплате долгов в иностранной валюте и продлении кредитных линий.

Как известно, инвесторы оценивают компанию, в том числе, исходя из ее способности генерировать наличность. По оценке аналитиков Morgan Stanley, Goldman Sachs и Merrill Lynch, у «Газпрома» в ближайшие годы будет отрицательный свободный денежный поток, в то время как у «Роснефти» данный показатель будет расти. Неудивительно, что все крупнейшие инвестиционные аналитики дают рекомендации покупать акции «Роснефти» и продавать акции «Газпрома».

Более эффективной в сравнении с газпромовской выглядит и операционная модель «Роснефти». Растут запасы, снижаются капитальные затраты, в том числе за счет использования внутреннего нефтесервиса. Компании мало того, что удается удерживать рост операционных затрат на уровне ниже инфляции, так еще и операционные затраты более чем в полтора раза ниже чем у ближайшего российского конкурента (2,7 доллара у «Роснефти» и 4,5 доллара на баррель нефтяного эквивалента у «Газпром нефти»).

Важно отметить и то, что внутренняя норма доходности у «Роснефти» более 20 процентов. При этом даже в таком распиаренном проекте «Газпрома», как «Сила Сибири», норма доходности отрицательная. И это не может не оказывать давление на акционерную стоимость компаний. Кстати, несмотря на то, что «Роснефть» поставляет газ на внутренний низкомаржинальный рынок, норма доходности ее газовых проектов превышает 20 процентов, тогда как у «Газпрома» не дотягивает и до 15 процентов, хотя значительная часть топлива газовой монополии идет на экспорт.

В общем и целом инвесторы ориентируются на рост бизнеса. И когда «Газпром» уже второй год подряд снижает добычу, неудивительно, что его капитализацию «трясет». Что же касается инвестиционной привлекательности «Роснефти», то в последнее время она все меньше зависит от кризисных явлений и санкционного противостояния. Об этом свидетельствует предоплата от китайских партнеров за будущие поставки нефти, которая, по сути, стала альтернативной формой финансирования, а также проанонсированные сегодня инвестиции индийских компаний на сумму более чем в 2 миллиарда долларов в совместную разработку восточносибирских месторождений или значительный интерес к возможной приватизации 19,5 процента акций «Роснефти», которую предполагается провести в этом году.

Однако эти и другие факторы не приведут «Роснефть» к лидерству по рыночной капитализации. По крайней мере, в обозримом будущем. Ведь сравнивать нужно, и в этом соль материала, лишь тех игроков, что функционируют в одинаковых, ну или хотя бы приблизительно равных финансово-хозяйственных условиях. В нашем же случае мы сопоставляем компании, одна из которых («Газпром»), помимо монополии на экспорт газа и квазимонополии на его добычу, располагает немалыми таможенными, налоговыми и административными преференциями, а другая («Роснефть») существует в жестких конкурентных условиях, фискально ничем не отличаясь от булочной за углом.

К тому же, в отличие от «Газпрома», который практически не задумывался о том, чтобы приумножить свое советское наследство, «Роснефть» росла за счет приобретений, и, подчеркнем, по рыночной цене. И последнее, о чем, как ни странно, забывают аналитики, оценивающие капитализацию, «Роснефть», опять же в отличие от «Газпрома», находится под санкциями, и хотя бы по этой причине сравнение капитализации двух компаний — дело неблагодарное.