Эй, смерть, поиграй со мной!

О философии стальных понтов и жидкой совести

С третьего раза прокуратура все-таки завела уголовное дело по факту утренней гонки от полиции компании позолоченных наследников. Количество информации о происшествии недельной давности бьет все рекорды, соперничая с эскападами Савченко, синяками Эмбер Херд и перепалкой между Кремлем и Эрдоганом.

Майская погоня привлекла внимание даже невнимательного человека, далекого и от юриспруденции, и от закидонов оборзевшего молодняка. Еще бы, многочасовая гонка по газонам то от полиции, то за ней, улюлюканье в прямом эфире, кураж во время задержания, а потом суды, адвокаты, фотокамеры, строгий костюм, трагическое лицо, раскаяние, астма и интрига с окончательным наказанием.

Тут как-то сплелось трагическое, пустое и пугающее.

Пугает наша правоохранительная система. Все попытки имитировать закон указывают только на одно — на отсутствие закона. За каждым из этих стритрейсеров-камикадзе и просто дорожных хулиганов целый ворох штрафов, на каждом — жирная черная метка, каждого давно надо было отлучить от дороги, но пока очередная авария не соберет гору трупов, никто не бросится оплачивать счета и пугать колонией. И, с одной стороны, вроде нет ничего нового: мы что, раньше не знали, как все работает, не слышали про продажность, взятки и гибкость подхода, но все равно, каждый раз оторопь берет. «Все врут», и только Periscope честен до предела. Ну еще, похоже, злость начальника Московского ГУ МВД ненаигранная. Хотя о ее истинных причинах остается только догадываться.

Пустое — это, увы, зачинщики, те самые герои Periscop'a и дети своих родителей. Ну вот ничего невозможно поделать, смотришь, слушаешь и ничего не чувствуешь — пустота. Практически неограниченные возможности родителей — и что? Признаки образования, воспитания, класс, интеллект, свет и блеск в глазах, что-то особенное, что выделяет из толпы и поднимает над системой? Нет. Ничего такого. «Тут за бабки нельзя решить вопрос, и это неправильно». Все. Философия стальных понтов и жидкой совести. Пустые заносчивые дети, уже в 20 с небольшим не знающие, чем себя развлечь, и играющие с самой смертью, потому что ни с кем другим им больше играть неинтересно.

И вот тут уже есть место трагическому. За тем, какими крутыми они себе кажутся, за тем, как высоко их поднимают над толпой не только родительские миллионы, но и мощь дорогих моторов, за всем этим стоит смерть. Ужас в том, что не их. За собственный выбор каждый сам в ответе.

Случайные жертвы, те, что уже на их счету, и те, кто этот счет неизбежно пополнит, — вот это по-настоящему трагично. И то, что они будут, это всего лишь вопрос времени. Гонщиков из «гелика» смерть уже пугала. И не раз. Это тем воскресным утром они шалили, кружа по полупустому городу. Только осенью прошлого года девушка-пассажир чудом осталась жива после страшной аварии на Кутузовском. От удара их с другом выбросило из машины, и вопрос о том, кто же был в ту ночь за рулем БМВ, на самом деле, остался открытым. В тот раз все списали на смерть. Три человека погибли. Еще несколько оказались в больнице. «Валькирия» подлечила черепно-мозговую травму и разбитый таз, и вернулась обратно на дорогу, глотать свой адреналин в присутствии безмозглой школоты и тихой смерти.

Да, адреналин заводит. Тому, кто однажды его попробовал, уже сложно жить дальше без этого огня в крови. Этих смертников уже просто так не остановить и не убрать с дороги. Они здесь нашли все — мощь, скорость, кайф, самоуважение и чувство избранности. Но только если у дурака под капотом машины 500 лошадиных сил, это значит он в 500 раз опаснее обычной лошади. Понятно, что смерть уравняет всех, и лихача на гнилой восьмерке, и мажора на феррари, и дорога вроде у всех одна. Вот только закон для всех разный. И для толпы слишком силен разрыв между преступлением и наказанием. Тут все хотят справедливости. А в дела с громкими ДТП с участием власть имущих вмешивается еще и желание совсем другой справедливости. И больше произвола чиновников и богачей здесь бесит только произвол и безнаказанность их никчемных наследников.

Не знаю, как спят по ночам их родители. При всех раскладах эти гонщики все равно чьи-то дети, и вряд ли кто-то мечтает о том, чтобы их ребенка увезли с дороги в один конец в пластиковом мешке. Но драма в том, что это тупик. Можно вырвать моторы из всех «геликов» в семейном автопарке и приковать к руке своего отпрыска карту «Тройка» на пользование общественным транспортом, но снять с адреналиновой иглы невозможно. Это даже не героин. Это замкнутый круг. Такой человек и в метро найдет, чем вскипятить свою кровь, хотя вряд ли он когда-нибудь там окажется.

Другое дело, что если вы так любите играть со смертью, идите и правда на встречу с ней. Записывайтесь в профессиональные гонщики, выступайте за честь страны, или идите в пожарные, спасатели, летите разбирать завалы, рисковать жизнью в районах стихийных бедствий, туда, где сель, лавины и цунами. Не тащите несчастных на тот свет, вытаскивайте их на этот. Если вы и правда такие крутые адреналиновые беспредельщики, вам там цены не будет. И люди, которых вы так презираете и которые в ответ презирают вас, вернут вам то, чего у вас, похоже, никогда и не было, — любовь и уважение. А без них вы всего лишь пустые игрушки смерти. Никому не интересные, но страшно опасные.