Наследие Астахова

Будет ли новый детский омбудсмен лучше предшественника

Павел Астахов уходит с поста детского омбудсмена. По его собственному признанию — «получил строгий нагоняй» от президента. Cудя по всему, вопрос «Ну, как поплавали?», заданный на камеру чудом выжившей в шторме на Сямозере девочке, вызвал негодование не у одних лишь рядовых пользователей соцсетей. Хотя Астахову припоминают и публичное одобрение брака пожилого чеченца с несовершеннолетней девушкой. И семью в Ницце, и жалобы на то, что приходится «регулярно мотаться на Лазурный Берег». И сына, устроившего пару дней назад гонки и аварию в Амстердаме. Несмотря на голливудскую улыбку, опыт телеведущего и два высших образования (первое из которых было получено в Высшей школе КГБ, а второе — в школе права Питтсбургского университета), Астахов так и не научился правильно вести себя перед телекамерами и регулярно вызывал раздражение граждан высказываниями, которые никак не способствовали укреплению института полномочного представителя президента.

Но при этом назначение Астахова на должность детского омбудсмена едва ли можно назвать случайностью. Это как раз вполне закономерно, когда в кадровых вопросах лояльность ценится больше компетентности. Астахов, превратившийся благодаря программе «Час суда» и другим аналогичным шоу в узнаваемую медийную персону, понимал это очень хорошо. В ноябре 2007-го он стал сопредседателем всероссийского движения «За Путина!», в сентябре 2008 года вошел в координационный совет сторонников партии «Единая Россия». Из независимого адвоката — насколько такой род деятельности в принципе возможен в наших реалиях — он все больше превращался в человека системы. И совсем не удивительно, что в 2009-м тогдашний президент Дмитрий Медведев назначил активного юриста-общественника своим уполномоченным по правам ребенка. Как не удивительно и то, что Астахов остался на этой должности и после возвращения в Кремль Путина.

Ведь долгое время главным критерием астаховской работы было скорее его умение использовать «детский фактор» для внешнего употребления как очередной элемент «мягкой силы», нежели готовность кардинально изменить отношение к детям и их правам внутри страны. Именно поэтому весьма сомнительно, что новый детский омбудсмен будет намного эффективнее. Даже если это будет, скажем, Чулпан Хаматова, а не Елена Мизулина.

Чтобы понять, какое наследство достается астаховскому преемнику, достаточно почитать сообщения в официальном Twitter-аккаунте теперь уже бывшего детского омбудсмена. В лагере в Нижнем Тагиле заболели 14 детей. У погибшей от удара током в Ленобласти остались еще двое сыновей. Смерть в бассейне в Ижевске: тонущего 12-летнего мальчика спасти пытались дети, а не тренеры. В Приамурье детей эвакуировали из лагеря из-за паводка. В Ростове-на-Дону девочка погибла во время урагана. Детей вывезли из лагеря в Забайкалье после жалоб родителей. В Алтайском крае ребенок выжил после падения из окна. На Урале из-за нарушений закрыли детский лагерь. Жительнице Ульяновска не платят пособие по уходу за ребенком. В Красноярске утонул 16-летний хоккеист. Детей в лагере под Петербургом гоняли голыми по озеру и «воспитывали» ударами в живот. СК проверит отказавших в осмотре трехлетней девочки хабаровских врачей. Подростка из Карелии будут судить за экстремизм. В Кузбассе будут судить педофила, жертвами которого стали 8 девочек. В Омске подросток без прав устроил ночные гонки с ГИБДД. Нелегальный детский лагерь закрыли в Пермском крае. Сотня детей заехала в новосибирский лагерь без разрешения. В ХМАО перед судом предстанет хозяин дачи, где погибли дети. В ХМАО женщина задушила сына поясом. В норильском лагере детей поили технической водой. В Иркутске из-за халатности врачей у женщины погиб ребенок. В Курганской области выявили нарушения в домах для сирот. В Ярославской области подросток получил условный срок за хранение наркотиков. В алтайском селе пропала 14-летняя девочка. В Воронеже уже месяц ищут 12-летнего мальчика. В Мордовии мужчина повесился на детской площадке...

Из приведенных новостных заголовков видно, что проблема с правами ребенка в России — системная и не связанная с личностью детского омбудсмена. Главный источник этой проблемы — взрослые. Бедные, озлобленные, жадные, вымотавшиеся, привыкшие не жалеть ни себя, ни других. Родители, посылающие детей в нелегальные лагеря учиться водному поло; тренеры, разрешающие купание в неизвестных местах; пьющие отцы и впавшие в депрессию от безденежья матери. Даже профессионал, искренне любящий детей, работая омбудсменом, не сможет в одиночку изменить систему, если государство не начнет всерьез вкладываться «в детство». Вспомним хотя бы, как это было во времена СССР, если уж не хотим сравнивать с современными развитыми странами, такими как Финляндия или Швеция, чьими детскими социальными программами восхищается весь мир.

Увы, российские дети не перестанут гибнуть и страдать, вне зависимости от того, кого поставят защищать их права на самом высоком уровне. Остается надеяться, что новый детский омбудсмен хотя бы догадается не спрашивать у выживших при пожаре: «Как согрелись?»

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки
Россия21:0115 августа

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания