Зурабов — незаменимый

О роли репутации в карьере российских чиновников

Дипломатические раздоры между Москвой и Киевом проявились даже в том, как СМИ обеих стран написали про отставку Михаила Зурабова. Если в российских официальных документах фигурирует «посол на Украине», то украинские массмедиа дружно пишут про отставку «посла в Украине». Это «в/на» словно символизирует раскол между двумя странами, преодолеть который не удалось и Михаилу Зурабову.

На время его пребывания в должности пришелся самый драматичный период отношений России и Украины. Напомним, что работа Зурабова послом началась при скандальных обстоятельствах — после назначения он не поехал в Киев, а остался в Москве, дожидаясь итогов президентских выборов. Тогда на Банковой сидел еще Виктор Ющенко, окончательно разочаровавший Кремль своим вмешательством в конфликт вокруг Южной Осетии на стороне Саакашвили. Его следовало хорошенько проучить, в том числе унизив подобным «посольским» способом.

Все четыре года при Викторе Януковиче Зурабов старался держаться в тени. Украинские журналисты недоумевали относительно его непубличности, а искренние друзья России в Киеве сдержанно выражали свое разочарование неумением Зурабова использовать soft power — в противоположность американским и европейским дипломатам. Возможности России повлиять на дела в «братской» республике неуклонно слабели. Виктор Янукович заигрался, стараясь усидеть на двух стульях, и в итоге рухнул между ними. Попытки Кремля оказать ему хоть какую-то поддержку ни к чему не привели. Российскую дипломатию, олицетворяемую в Киеве Михаилом Зурабовым, постигло сокрушительное фиаско.

Если Виктория Нуланд, приезжая на Украину, вела себя напористо и решительно, выходила на линию противостояния на Майдане, то от российского посла подобных смелых шагов никто и не ждал. Зурабов предпочитал закулисную работу в тот момент, когда была острая нужда в публичных знаковых действиях. Он стал воплощением бессилия, неизобретательности, отсутствия инициативы, неумения работать на опережение и на перспективу. Зурабов тащился за событиями, а не пытался ими управлять.

Российское государство вроде бы пробудилось в конце февраля — начале марта 2014-го, разыграв в Крыму после свержения Януковича и прихода прозападных сил к власти в Киеве молниеносную комбинацию, с помощью которой постаралось сгладить наиболее негативные возможные последствия переворота. Но к этому наш герой уже не имел никакого отношения.

До Зурабова послом в Киеве целых восемь лет (невиданный срок) проработал Виктор Черномырдин. Считалось, что карьерные дипломаты не подходили для целей, поставленных перед российскими послами. Однако политические тяжеловесы не смогли ничего противопоставить западному вектору в украинской политике, хоть и сидели в Киеве по много лет.

Зурабов отправился в Киев с весьма противоречивым портфолио. Мелкий научный сотрудник советских времен, он совершил резкий карьерный взлет в перестройку — благодаря удачным знакомствам возглавил один из новоиспеченных отраслевых банков. Затем занялся страхованием, продолжая тесно сотрудничать с Минатомом. То есть Михаил Зурабов, подобно многим олигархам, создавал свой бизнес при государстве и за счет государства.

Неудивительно, что в конце 90-х он перешел на госслужбу. В начале 2000-х наступил звездный час в его карьере: поруководив Пенсионным фондом, он возглавил министерство здравоохранения и социального развития. Тогда в моде были либеральные реформы — ранний путинский период прославили не только Греф и Кудрин, но и Зурабов. Последний при отсутствии политической оппозиции и высочайшем уровне популярности главы государства принялся за самые непопулярные новации, какие только могут быть, — монетизацию льгот и пенсионную реформу. В итоге в начале 2005-го по всей стране прошли стихийные протесты пенсионеров и прочих льготников, а рейтинг Путина упал почти на треть. Правительству пришлось срочно изыскивать резервы для успокоения населения, и затраты на монетизацию увеличились втрое.

Последствия пенсионной реформы проявились не сразу, но на рубеже 2012-2013 годов, когда Зурабов давным-давно благополучно отбыл в Киев, правительство столкнулось с необходимостью замораживать перечисление денег на накопительные пенсионные счета. И в последующие годы эта процедура затыкания дыр в Пенсионном фонде повторялась с регулярностью, достойной лучшего применения. Фактически реформа в зурабовском варианте была приостановлена, и десятки миллионов граждан лишились возможности копить на старость. Частные пенсионные фонды остались без поступлений, а экономика — без «длинных денег».

Однако никому и в голову не приходит привлекать Зурабова к ответственности. Никто не извиняется перед людьми, не разъясняет — кто виноват и что делать? Вроде бы он давно уже не в правительстве — какой с него спрос? Да и его соратники уверяют, что реформа провалилась, потому что попала в чужие руки. А те, кто сегодня руководит «социалкой», — скажем, Ольга Голодец, те, напротив, героически борются с его наследием, и к ним тоже претензий нет. Народ как всегда, хоть и ограбленный, безмолвствует.

Феномен Михаила Зурабова, умудрившегося проработать советником при трех президентах, от Ельцина до Медведева, и на протяжении 20 лет быть востребованным на государевой службе, — яркое свидетельство абсолютной безответственности российского чиновничества, а шире говоря, политической элиты, за свои дела. Вхождение в нужный клан априори избавляет от необходимости что-то объяснять согражданам. У нас нет репутационных историй, потому нет и репутационных потерь.

62-летний Михаил Зурабов по современным меркам еще совсем не стар. Так что, если ветры будут по-прежнему дуть в его паруса, он вполне еще способен оказывать нужные услуги верховной власти. Если в прошлом он занимался то пенсиями, то медициной, то льготами, то служил дипломатом, то и ныне он может пригодиться на любом посту — хоть в России, хоть за границей. Было бы желание. Сейчас вот началась чистка губернаторского корпуса, меняют полпредов — вакансии открываются одна за другой. Надо налаживать отношения с Турцией. В случае избрания Трампа следует освежить посольство в Вашингтоне. Так что без работы Зурабов не останется.

Россия00:0712 декабря

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?