Неженские страсти

Почему ботокс победил натуральную красоту

До новогодних праздников еще больше полутора месяцев, но в салонах красоты уже не протолкнуться: самое время сделать себе подарок к Новому году. На фоне затянувшегося кризиса между поездкой за рубеж и тюнингом внешности многие, в том числе и мужчины, выбирают последнее.

Ботокс с 1994 года применяется в России, он давно в крепких лидерах отечественной косметологии и, несмотря на предупреждения об опасности «уколов красоты», как будто стал наваждением нового времени, победив и морщины, и разум.

Однако ботулотоксин — это всего лишь верхушка айсберга в одной печальной истории массового помешательства.

Задумывались ли вы, например, почему такая нагрузка пришлась именно на лицо? Ну волновалась бы задница, покрывалась бы себе мимическими морщинами от страха, гнева, радости и удивления. Ее-то скрыть проще. А лицо жило бы себе безмятежной и расслабленной жизнью, и все были бы счастливы. Но нет, весь диапазон эмоций процветает, увы, не на заднице.

Эмоции управляют нашей жизнью. Прямое наследство эволюции, они были необходимы нашему виду как способ и средство выживания и закрепились в биологической природе человека. Современным людям так же, как и когда-то нашим мохнатым предкам, необходимо считывать и уметь распознавать эмоции на лицах соплеменников. От этого могут зависеть не только карьера и кадреж, но иногда и сама жизнь. Переживаемые и выражаемые эмоции составляют рисунок каждой уникальной и неповторимой личности и судьбы.

И что мы делаем со всем этим?..

Втыкаем шприц с ботоксом в межбровную морщину и выключаем половину мышц, способных передавать все тончайшие оттенки человеческих переживаний.

В течение жизни человек проходит несколько важных этапов личностной трансформации. Некоторые из них — особенно тот, который приходится примерно на средний возраст, —психологи сравнивают с превращением гусеницы в бабочку. Это шанс перехода к периоду зрелости, когда человек гипотетически оказывается способен, пусть и в рамках собственной жизни, на выдающиеся дела, мысли и поступки. Эта трансформация связана с принятием себя, такого, какой ты есть, со всеми неизбежными морщинами и сединами. Но куда податься с такими идеями, если первые признаки увядания вызывают приступы паники и ужас?

Не только конкретно взятая женщина оказывается неспособна перейти в свое новое состояние. Все общество оказывается не готово признать, что зрелость и старость обладают смыслом, ценностью и привлекательностью.

Нет ничего, на что можно было бы опереться — ни традиций, ни уважения, ни восхищения возрастом, зато есть ботокс. Волшебный укол, который стирает морщины с лица и позволяет искусственно продлить молодость, замаскировать увядание (которое приравнено к уродству), и затормозить естественные и необратимые процессы, заставляя человека не развиваться, а деградировать.

Да, вот так, нам кажется, что мы всего лишь «следим за собой» и «продлеваем молодость», а на самом-то деле мы отказываемся взрослеть. Мераб Мамардашвили очень зло, но точно говорил об «обществе дебильных переростков». Вряд ли он что-то знал про ботокс в 80-х, но, анализируя природу человека, пришел к выводу, что некоторые люди застревают в детстве, периоде, когда растущему существу кажется, что все происходящее вокруг связано только с ним. И солнце встает, чтобы ему греть щеки, и упал он потому, что камень специально подвернулся у него на пути.

Те, кто не способен с возрастом переосмыслить эту эгоцентричную картину мира, так и остаются даже не гусеницами, а личинками, не способными принимать себя и естественный ход жизни.

Такое общество естественно будет бояться сразу из детства обрушиться в смерть. Поэтому — здравствуй, ботокс. Имитация вечной жизни и бесстрастные гладкие лбы на улицах города.

Нравится это или нет, но придется признать, что «полусгнивший Запад» первым просек фишку и, понимая, что личность должна развиваться, а не травмироваться на каждом шагу, начал разрабатывать антидот фертильной молодости. На подиумы и в рекламные компании полезли морщинистые старушки, вокруг которых стал на скорую руку создаваться культ новой красоты. Система, в которой морщины и седина не прячутся, а принимаются, как есть и, в несколько гипертрофированной форме, становятся даже поводом для гордости.

Такая перенастройка сознания позволяет слабому человеку легче и проще пройти стадию очередной и, возможно, главной трансформации его жизни. Но — не в России.

У нас жизнь женщины все еще так сильно зависит от одобрения мужчины и общества, что потребуется время, чтобы начать осознавать себя привлекательной и состоявшейся в соответствии с внутренними, а не внешними установками.
Сознание перестраивается очень медленно. Тем более, когда внутренних свобод мало, в давления со стороны – много: и мама, и соседи, и коллеги, и друзья, — все знают, как лучше и как надо. И, возможно, у нас фактически уже и нет задачи нарожать столько новых людей, чтобы заселить всю Сибирь, но общество все равно по инерции ставит на фертильность. А с мужчинами, избалованными изобилием женщин, — на гиперфертильность.

У нас все жестко, пока задница молодая — ты в игре, увяла — все, с пляжа!

К мужчине какие вопросы: он и до старости боец, ему, если что, цивилизация и фармакология подбрасывают не ботокс, а виагру. Смертельно опасную, но способную давать жизнь и удовольствие таблетку.

А вот с дамами, увы, без вариантов. Сначала обколоться и натянуть всю кожу на лице, потом сожрать свой паспорт, потом вообще лишиться всех корней, сменив, как бессмертный вампир, среду обитания и окружение. Чтобы никто не догадался что ей, господи помилуй, уже под сорок или под пятьдесят!

Но это порочный круг, сплошная боль под масками обездвиженных лиц. Потому что в душе-то все понимают, что этот номер не пройдет. Что время быстротечно, а финал не переиграть. И, когда смысл заключается не в яркой и наполненной до краев жизни, со всеми ее этапами, исканиями, желаниями, радостями и переживаниями, а в имитации молодости, в опасный зазор налетает столько страхов и ужасов, что вместе с ботоксом человек начинает глотать алкоголь или антидепрессанты.

Сложно выбраться из ловушки, когда от страха состариться и умереть нас «защищает» индустрия молодости и красоты, где крутятся такие бабки, надежды и обещания, что некоторые оглушенные сумасшедшие начинают уже в семнадцать колоть всякую дрянь себе в лицо, да еще и сокрушаться, что поздно начали. А вы говорите — подумаешь, ботокс!

Из жизни00:0125 ноября

Выживший

Жена его травила, топила и пыталась застрелить. Он уцелел и продолжает ее любить