Неадекватность

Почему дети сводят счеты с жизнью

Следственный комитет России задержал Филиппа Будейкина — того самого человека, который под псевдонимом Филипп Лис создал в социальной сети «ВКонтакте» знаменитые «группы смерти». Своеобразные игры для подростков, победа в которых означала смерть. Посредством самоубийства.

Наверное, это правильно. Этот человек играл с вещами, с которыми нельзя играть. Но все-таки люди, даже подростки, решают уходить из этого мира не в результате игры. Они делают это, потому что они решили это сделать. И клубы самоубийц столетней давности, и русская рулетка, и группы смерти — все это было не для того, чтобы пощекотать нервы. В эти игры люди соглашались играть для того, чтобы помочь себе совершить то, на что разум уже согласился, но решительности пока не хватает.

И если в случае со взрослыми людьми такие решения принимаются по сложным и неоднозначным комплексам причин, то в ситуации с подростками все значительно проще. Подростки в общем случае принимают решение прекратить жизнь потому, что их не слышат.

То, что произошло в поселке Струги Красные Псковской области в минувший понедельник, — очередное трагическое тому доказательство. Двое 15-летних подростков, парень и девушка, сбежали от родителей из Пскова и укрылись в доме отчима девушки. Вскрыли сейф с оружием (по словам девушки: «У меня же этот, отчим — спецназовец»). Обстреляли вызванную матерью девушки полицию из окна. Рассказали обо всем в интернете. И покончили с собой.

В ходе трансляции в интернете девушка рассказала, как родители избили ее при парне (и при его матери!) за то, что она ушла из дома. В ее аккаунте «ВКонтакте» очень простое описание: «Я устала». В последнем посте, который и она, и он оставили в социальной сети прямо сказано: «Я вас любила. Но вы сами не заметили того, как разрушили мою психику и жизнь». «Родителей жалко? — говорит девушка кому-то из своих одноклассников в Periscope. — А почему им нас не было жалко? Они нас не жалели никогда». Мать присылает парню СМС, где говорит, чтобы они перестали стрелять, потому что «это дорого обойдется».

И когда смотришь это видео, слушаешь все эти признания — возникает ощущение какого-то чудовищного диссонанса. Красивые дети с живым умом, хорошим русским языком и спокойными, решительными глазами. Нормальные, обычные, открытые дети. А за окном дома, в котором они спрятались, чтобы быть вместе — мрачный, чужой, жестокий мир. В первом ряду которого стоят их родители, потому что в первом ряду мира для любого ребенка всегда стоят его родители. И ни одного слова о любви со стороны этого мира в адрес детей.

Это ведь очень древний сюжет. «Ромео и Джульетта» — о том же. «Вам и не снилось» — о том же. «Похороните меня за плинтусом» — тоже. И еще бесчисленное количество произведений о том, как родители доводят детей до понимания, что жизни нет и не будет.

И самое страшное в этой ситуации после смерти хороших, нормальных русских детей — это реакция взрослых.

Сенатор Елена Мизулина говорит, что в случившемся виноваты компьютерные игры. «Ребенок пребывает в полной уверенности, что это — только игра, в которой у него несколько жизней», — сказала сенатор. И предложила ограничить распространение компьютерных игр.

Уполномоченная по правам детей Анна Кузнецова обвинила другое: «Тут и алкоголь, и ссоры, и подростковый возраст, и провокации со стороны подростковой субкультуры».

Уполномоченная по правам ребенка Псковской области Наталья Соколова сказала, что «нельзя допустить героизации данного события».

А Следственный комитет собирается провести подросткам психологическую экспертизу.

Для подобной реакции есть одно только определяющее слово: неадекватность. Конечно, эти дети решили умереть не от алкоголя, не от ссор, не от подросткового возраста или провокации со стороны подростковой субкультуры. И не от компьютерных игр — судя по их словам и поведению, они прекрасно понимали, что у них только одна жизнь. Они умерли потому, что взрослые довели их до этого. Не слышали. Не хотели понять. Не хотели оставить в покое. Избивали. Но психологическую экспертизу будут проводить не этим взрослым, а мертвым детям.

Ведь это та же сенатор Мизулина придумала декриминализировать домашние побои. И вот законопроект уже в Думе, а прямо в это время в городе Могоча Забайкальского края отчим (такой же отчим, какие были у погибших в Псковской области парня и девушки) забил ремнем трехлетнюю падчерицу. До смерти. Наказывал.

И как вы полагаете, если бы эта трехлетняя девочка не умерла сейчас — не захотела бы она сама умереть в возрасте той девушки, которая погибла в Псковской области? Ведь отчим продолжал бы избивать ее все эти годы.

Внесшие законопроект депутаты недоумевают: «почему конфликты внутри семьи, побои родственников являются преступлением, а такие же действия, совершенные на улице, — административным правонарушением»? Да просто потому, что бить своих детей — это гораздо более страшное преступление, чем бить кого-то на улице. А пока взрослые, принимающие решения в нашей стране, считают, что «домашние шлепки» — это нормально, дети продолжат умирать. И сколько ни обвиняй в этом компьютерные игры, пропаганду суицида, детскую порнографию — дети все равно будут умирать. Потому что жить в мире, где взрослый человек бьет ребенка, совершенно не хочется. Потому что жить в этом мире — это значит становиться такими же, как эти взрослые.

А они не хотят.

Россия00:01Сегодня
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки
Россия21:01Сегодня

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания