Проделана большая работа

«Викинг» скроен по известной формуле «кровь + секс + Библия»

В конце декабря, незадолго до Нового года, мне довелось участвовать в прямом эфире одного из телеканалов (по причинам, которые станут понятными в дальнейшем, не буду его называть). Передача была посвящена отечественным традициям новогоднего кинопроката и телерепертуара, в особенности фильму «Ирония судьбы, или С легким паром». Ведущие разыгрывали злого и доброго следователей — добрый был за вечный показ этой картины в новогодние дни, а злой утверждал, что она уже всем надоела и пора прекратить «это безобразие».

Наученный горьким опытом, перед передачей я спросил, можно ли упоминать, комментируя нынешнюю ситуацию, фильм «Викинг» — главный предпраздничный кинорелиз, и получил ожидаемый (конечно, не официальный) ответ: «Можете комментировать что угодно, но об этом фильме говорить нельзя». И мы действительно обсуждали «Карнавальную ночь», «Иронию судьбы» и ее продолжение, многочисленные «Елки», в том числе последнюю пятую версию, упоминали, кажется, и зарубежные рождественские релизы, но о «Викинге» ни слова — это ведь работа конкурентов, Эрнста и Максимова, «Дирекции кино» Первого канала.

Долгоиграющая война каналов курьезно напоминала сам сюжет «Викинга» — смертоубийственную борьбу трех братьев за княжеский престол. Но об этом я подумал позже — уже 1 января, когда смотрел «взрослую» версию картины с пометкой «18+». Хотя касалась она нашей отечественной истории и завершалась трогательным эпизодом коллективного погружения в воду жизнерадостных артистов, изображавших наших далеких предков, что призвано было символизировать «крещение Руси» главным героем фильма — князем Владимиром, лента скроена по крылатой формуле одного из патриархов Голливуда Сесиля Блаунта де Милля «кровь + секс + Библия», которой он следовал аж с 20-х годов минувшего века.

Полагаю, семейной аудитории (версия 12+) пришлось обойтись без секса, поскольку кровь и насилие на экране царили безраздельно, а два-три демонстративных половых акта могли быть изъяты почти безболезненно. Правда, родители с детьми выигрывали во времени, их вариант, по-видимому, был немного короче.

Тем временем рекламщики уже окрестили «Викинг» нашим ответом «Игре престолов». Не знаю, планируют ли продюсеры сериал, как в случае их предыдущего сотрудничества с тем же режиссером Андреем Кравчуком (фильм «Адмиралъ»), но сравнение здесь мне кажется не вполне обоснованным. Авторам «Игры престолов» значительно проще — для своего страстного (во всех смыслах слова) эпоса они выстраивают вымышленный фантастический мир, в то время как авторы «Викинга», как бы вольно они ни обращались с историческими фактами, связаны ими по рукам и ногам. Одно бесспорно: «Викинг» может сыграть терапевтическую роль для всех тех, кто сегодня призывает возродить «традиционные культурно-нравственные ценности» народов России, обагренные кровью поколений. Данила Козловский не случайно во всех интервью говорит, что созданный им образ намного ближе к реальности, чем канонический князь Владимир, стоящий ныне на подъезде к московскому Кремлю.

Нет в фильме и простодушного официоза больших манежных выставок по истории России, созданных под патронатом выпускника ВГИКа архимандрита Тихона Шевкунова — для назидания народных масс. Для экрана был задуман и воплощен большой эпос из крови и плоти (в прямом и переносном смыслах этих ключевых для массовой культуры слов), хотя вопрос о его коммерческой эффективности остается открытым. Мне фильм показался — парадоксально — слишком однообразным. И уж совсем неубедительным с точки зрения здравого смысла (и, боюсь, религиозной догматики, хотя в этой области не считаю себя специалистом) прозвучало легковесное отпущение грехов Владимиру в храме. Ведь зритель незадолго до этого лицезрел жестокие и вероломные убийства братьев, и насилие над будущей женой, и убийство ее родителей, показанные со всей необходимой для современного кино достоверностью и натуралистичностью. Правда, авторы целомудренно воздержались от демонстрации упоминаемых в источниках лагерей девственниц, которые князь Владимир собирал для собственных утех, хотя они могли обогатить «взрослую» версию «Викинга».

Итогом семилетней работы цвета отечественного киноискусства, от художников и оператора до актеров и актрис (не буду здесь останавливаться на том, какая кому роль удалась больше, а какая меньше), режиссера-постановщика и продюсеров, стало произведение масштабное и внешне впечатляющее, хотя и далеко не всегда эмоционально убедительное. Затрачены большие средства и проделана большая работа.

К сожалению, именно последняя формулировка позволяет мне, не обижая авторов, охарактеризовать фильм, в котором больше нечего похвалить.

Культура00:0712 декабря
Nocow

«Идет сильный откат назад на большой скорости»

Музыкант Nocow о запретах в России, клубной культуре и равнодушии к наркотикам
Культура00:0213 декабря

Напрасная юность

Героиню детского ситкома раздели и заставили поклоняться Сатане