Пугало

Новый образ «мирового зла»

Новый виток политического сумбура — так порой описывают нынешний мир. Как бы удивляясь. А с чего бы? В первый раз, что ли? Нет. Но — звучит. И для иных причастных к политическому классу, тревожно.

И вот отовсюду мы слышим стоны, как говорил Остап Бендер, начиная аферу с «Союзом меча и орала» — проектом, кстати, вполне правопопулистским, где тихий сбор денег мило прикрыла громкая фраза. Таких хватает. Вот: французский «Национальный фронт», «Лига Севера» — в Италии, в Штатах — «Движение чаепития», в ФРГ — «Альтернатива для Германии»…

Многие прочат им успех. Но стоны не стихают: о беженцах, бюрократии ЕС, слабости ООН и т. п. А самый жалобный — о «леваках».

Они везде, ноют агитаторы: во власти, науке, школе, СМИ и НКО, высоком искусстве и шоу-бизнесе. Засели и подрывают основы, попирают каноны, разрушают традиции и развращают институции.

И ладно бы дело ограничилось увеличением социальных расходов государств, повышением налоговой нагрузки для богатых и помещением работодателей в жесткие рамки трудовых законодательств.

Они, левые, изобрели политкорректность! Теперь не всегда можно обсудить дамские стати с коллегами по работе. И крикнуть черному: «Эй, негр!» Равенство из мира надежд пришло в повседневность. И стало вызовом привычке. В ответ активные граждане, верные привычкам, называют их традицией, объединяются и ругают «леваков».

Но кто он — «левак»?

Разберемся. Политологи привычно делят политиков и партии на враждебные друг другу «левые» и «правые». Хотя порой они левые в одних вопросах, и правые — в других. Но так — проще. Так сели члены парламента Франции в пору Великой революции: справа — монархисты, в центре — умеренные республиканцы, слева — якобинцы-радикалы, с их девизом свободы, равенства, братства.

Много чего еще добавится на все фланги. Революции уймутся. Названия партий изменятся. А места закрепятся: справа — консерваторы, в центре — умеренные, слева — сторонники того, что считают прогрессом. И не только в парламентах.

Эти разделения условны. Но в отношении право-левых ярлыков принят консенсус: за «бедных, эксплуатируемых и угнетенных» — левые, а за «богатых, эксплуататоров и угнетателей» — правые. Впрочем, тоталитарные режимы и диктатуры старались все упростить еще больше: закрепляли власть за одной из сил. Коммунисты, скажем, в Китае и фашисты, допустим, в Италии умело искореняли любой выбор. Но системы, считавшиеся демократическими, сохраняли три силы. А правые и левые порождали тех, кто желал решать проблемы общества не голосованием, а насилием. Их назвали «ультра». У левых — «леваки».

Этот экскурс поможет понять: о чем стонут.

О том, что пугать людей можно только страшным врагом. А просто правые и левые — не такие. И их большинство. Социалисты, социал-демократы, лейбористы, мирные коммунисты... Левыми в сравнении с соперниками считают демократов в США. А их противников — республиканцев, христианских демократов, народные партии и т.д. — правыми или правоцентристами. Все они — основа системы, которую подрывают популисты. Которым очень нужны «леваки».

А вот они — леваки (без кавычек). Маоисты в КНР с их девизами «Винтовка рождает власть!», «Разрушение прежде всего! В нем — созидание!», «Каждому поколению нужна своя война». Или красные кхмеры, строившие коммунизм мотыгой. И погубившие до 2 миллионов кампучийцев.

Но это те, кто перевел хищные красные теории в практику. А были и другие.

В начале ХХ века бой капиталу дал Жюль Бонно, гоняя по Франции в авто с отрядом бунтарей, стреляя в полицию и грабя банки. В 30-х Дурутти учреждал анархию в Барселоне. В ФРГ в 70-х Ульрика Майнхоф и ее «красноармейцы» взрывали бомбы, убивали чиновников, готовили ракетные обстрелы. Тогда же Ренато Курчо, «Красные бригады» и им подобные сеяли ужас в Италии. В Штатах от террористов первых лет века до бомбистов-«Метеорологов» 70-х сотни активистов хотели разрушить систему.

А философ мятежа Бакунин? А Сорель? А большевики с их мировым пожаром… А «экспортер революции» Че?.. Их жизнь — огонь и кровь. Вот они — леваки!

И сейчас есть похожие. Страшно далеки от обычной политики партизаны-наксалиты в Индии и «Сендеро Луминосо» в Перу. И исламские боевики. Не когда «защищают Мухаммада» (тогда они убийцы-фанатики). А когда убивают ради «перераспределения мировых богатств». Есть леваки и в интернете. «Шайку Бонно» сменили хакеры, из презрения к буржуазии и любви к свободе информации, ломающие мировой порядок.

Вывод: настоящие леваки — поклонники мотыги, бомб и хакерских атак — люди подполья. Не они дают бедным доступ к знаниям, пожилым — к пособиям, женщинам — к равенству, рабочим — к достойной зарплате. Не леваки. А обычные левые. За «леваков» их выдают популисты.

Звучит это так: «Германией правят "леваки"!»; «Бюрократы ЕС — "леваки"!»; «В Штатах везде, включая Голливуд, — "леваки"!» Но христианский демократ Ангела Меркель, председатель Европарламента социал-демократ Мартин Шульц, актер Роберт де Ниро и тысячи других противников популистов — точно не «леваки».

Зачем же эти страшилки? Стращать обывателя. Пусть враг сказочный. Сказку можно сделать былью, а «левака» — пугалом. И спросить: граждане, а не проголосовать ли вам за крайне правых? Ведь скоро в Голландии, Франции, ФРГ выборы. И популисты к ним готовятся.

Во Франции кандидат в президенты от «Национального фронта» — Марин Ле Пен.

Республиканец Франсуа Фийон — в беде. Его жену обвиняют в получении огромных денег за якобы работу его помощницей. За неделю рейтинг политика упал на 16 пунктов.

Праймериз социалистов с 58 процентами выиграл бывший министр образования Бенуа Амон.

Но удастся ли им уйти от ответа за ошибки президента Олланда? Главная из которых — слабость. Остап Бендер говорил: «Жизнь диктует свои жестокие законы». Роковым для социалистов стал «Закон о труде» — вызвал массовый протест рабочих. «Где это видано? — спрашивает мощная Всеобщая конфедерация труда. — Левая партия атакует наши права? Мы против».

А дальше — и выборы в парламент. На которых возможный неуспех левых повышает шансы крайне правых. Но при этом — и шансы старых партий в борьбе с ними. В расчете на то, что серия провалов разрушит ядерный электорат Ле Пен.

Осенью — выборы в ФРГ. Там правых центристов из ХДС и «классических левых» социал-демократов атакует правая и агрессивная «Альтернатива для Германии», все чаще по итогам выборов проникающая в ландтаги.

Если «Союз меча и орала» был основан под авторитет «гиганта мысли» Кисы Воробьянинова, то «АдГ» создана под шумок кризиса беженцев. И это ее глашатаи пуще прочих шумят о «левизне» Меркель и СДПГ. Похоже, старым партиям не одолеть правых популистов, сидя в окопе и только делая вид, что они «меняют все, не меняя ничего». У них впереди борьба. Они готовы? Неясно. А меж тем сумбур крепчает.

Он веселит меньшинство, перед которым открывает широкий выбор: каким сделать новой порядок. А большинству по душе стабильность, предсказуемость и спокойная жизнь. Что обнадеживает.