Курс Медведева

О реальных угрозах и «дымовых завесах»

Зададут в итоге или нет вопрос про Навального? Те, кто смотрел медведевский отчет в Госдуме, мучаясь исключительно этой дилеммой, наверное, были разочарованы.

Сенсация вышла какая-то половинчатая. Да, фамилия «политического проходимца» на Охотном Ряду все-таки прозвучала. Но премьер-министр ответил ожидаемо. А спикер Вячеслав Володин, возможно, неожиданно резко, но оперативно купировал тему.

Но такое ощущение, что медийные танцы вокруг Навального нередко играют роль своеобразной дымовой завесы. По крайней мере, на сей раз за обсуждениями, что по упомянутому поводу сказал тот, а что — этот, остался незамеченным «слон» или, скорее, «валютный медведь», которого припасли для главы правительства его же товарищи по партии. Хотя их никак не заподозришь в стремлении «раскачать лодку» или «реализовывать политические амбиции».

Тем не менее вопрос единоросса Андрея Исаева о том, насколько оправданно сохранять нынешний, довольно высокий курс рубля, при всей своей формальной «аполитичности», на самом деле, значил для главы кабмина, его коллег и не только едва ли не больше, чем оппозиционные уколы «антикоррупционным» зонтиком.

Дело в том, что макроэкономическая стабильность, низкая инфляция — главный козырь, который сегодня есть у правительства и который Дмитрий Медведев предъявил Госдуме. Разумеется, в том, что темпы роста цен сбиты до однозначных и рекордно низких показателей — немалая заслуга ЦБ (чью денежно-кредитную политику оппозиционные фракции, кстати, критикуют не меньше, чем Минфин). Но без сохранения на минимуме бюджетного дефицита такой результат вряд ли удалось бы достичь. Не случайно премьер упомянул о «жесткой экономии ресурсов» и в таком же ключе отвечал на вопросы, касающиеся, например, индексации пенсий работающим пенсионерам или строительства новых школ в регионах. Дескать, появятся дополнительные средства — профинансируем.

Еще более показательна в этом смысле эмоциональная реплика, брошенная Медведевым в самом финале, уже после выступлений лидеров фракций: «Я сегодня все смягчил. Но давайте на землю опустимся все: а мы в каких условиях живем? Финансы закрыты, блокада, цена на нефть упала в два раза! Давайте так, дайте универсальный рецепт, если порулить готовы, что делать дальше. Деньги найдите дополнительные!»

По сути, это несколько иная формулировка ставшей крылатой медведевской же прошлогодней фразы. Только теперь «держится» само правительство.

Но здесь неизбежно возникает вопрос — ради чего все эти жертвы?

Ведь рост ВВП даже по самым оптимистичным прогнозам Минэкономразвития в этом году не превысит 2 процентов. И то, как указывает глава ведомства Максим Орешкин, при условии, что рубль будет слабее, чем сейчас. А министр сельского хозяйства Александр Ткачев утверждает: «60 рублей за доллар — это минимальная цена, это то, что будет двигать нашу экономику, наш прогресс, безусловно, создавало бы предпосылки для инвестирования в АПК».

Иными словами, один из главных нынешних экономических локомотивов — сельскохозяйственный — сильно тормозит при текущем обменном курсе. То есть исаевский интерес к данной проблеме — далеко не праздный. Это отголосок весьма ожесточенной борьбы между партиями сильного и слабого рубля, которая ведется и в правительственных кулуарах, и, наверное, парламентских.

Похоже, что и Кремль не остался в стороне. На состоявшейся в понедельник встрече с Дмитрием Медведевым Владимир Путин тоже упомянул про «дополнительные меры по поддержке инвестиций в российскую экономику» на фоне плавающего курса. И, кстати, премьер-министр явно воспользовался этим президентским пасом. Отвечая Исаеву, он рассказал о планах правительства по введению льготы по налогу на прибыль для предприятий, инвестирующих в модернизацию производства. А в качестве возможных бенефициаров данной меры упомянул как раз сельское хозяйство и обрабатывающую промышленность.

Грубо говоря, партии слабого рубля предлагается размен. Она прекращает атаки на курс и получает фискальные послабления, в качестве компенсации.

Сделка весьма неоднозначная, поскольку налог на прибыль — еще и важный источник пополнения региональных бюджетов. Но у партии сильного рубля не так уж много в запасе «волшебных спичек». Внешняя конъюнктура, оборонные расходы, социалка и так сильно ограничивают ее в возможностях для маневра. Притом что отсутствие значительных курсовых колебаний важно не только с точки зрения импорта технологий или предотвращения «утечки мозгов», опять же критически необходимых для технологического прорыва.

Новая девальвация неизбежно повлечет за собой ускорение темпов инфляции и очередной обвал доходов населения. Это значит, что успех точно не станет «нормой жизни в нашей стране». Хотя, как утверждает Дмитрий Медведев, «в этом главный политический запрос общества сегодня», который «сохранится и в ходе предстоящей президентской кампании». А этот прогноз главы правительства, в отличие от любых других, сложно подвергнуть сомнению.

Экономика09:4514 августа

Молочные реки

Молочники, конкурируя с Белоруссией, придумывают новые формы ведения бизнеса
15:17Сегодня