Бизнес-стервятники: прерванный полет

Семь примеров вывода активов из Башнефти

Новость последних дней: «Роснефть» и «Башнефть» подали иск к АФК «Система» о возмещении убытков, которые «Башнефть» понесла в результате действий «Системы» как предыдущего собственника, на сумму 106,6 миллиарда рублей. Вопросы к «Системе» появились и у миноритарного акционера «Башнефти» — инвестиционного фонда Prosperity Capital. Тут же некоторые горе-эксперты, не владея даже самой общей информацией, принялись разглагольствовать о том, что «Роснефть» якобы намерена возместить часть затрат на приобретение актива. Впрочем, это обычная реакция пролиберальных «специалистов», ничего иного от них ожидать не стоит.

В том, что «Роснефть» как новый владелец проводит аудит предыдущей деятельности «Башнефти», нет ничего предосудительного — так поступил бы любой приобретатель. Однако вываливающиеся из башкирского шкафа многочисленные скелеты свидетельствуют о том, что бизнес-модель предыдущего владельца больше напоминает тактику стервятника, чем цивилизованное ведение дел.

Даже беглое знакомство с деталями управления башкирским сырьевым активом недвусмысленно показывает, что «Система», пожалуй, сделала все, чтобы максимально освободить «Башнефть» от генерирующих прибыль структур и выжать из сырьевой компании как можно больше денежных средств. Причем, надо признать, в какой-то мере Владимиру Евтушенкову и Ко это удалось.

Итак, по порядку.

Во-первых, данный вывод касается «Башкирэнерго». До 2012 года эта энергетическая компания на 50,2 процента принадлежала «Башнефти», то есть была составной частью единого ТЭК республики («Башкирэнерго», а впоследствии «Башкирская электросетевая компания», находящаяся под контролем «Системы», были и остаются по сути единственными поставщиками электроэнергии для «Башнефти»). Но в «Системе» решили, что негоже такому лакомому куску принадлежать одной «Башнефти». В результате череды корпоративных фокусов акции «Башкирэнерго» были обменяны на 49,4 процента акций дочерней структуры «Системы» ЗАО «Система-Инвест» («технической» компании, не осуществлявшей самостоятельной деятельности и использовавшейся для расчетов между «Башнефтью» и «Системой»). Все бы ничего, но в 2014 году «Башнефть», опять же благодаря слаженной работе «системного» менеджмента, лишилась и этих ценных бумаг. В итоге «Башнефть» просто «подарила» «Башкирэнерго» новым владельцам, а доля владения «Системы» в «Системе-Инвест» увеличилась с 50,6 процента до 100 процентов.

Во-вторых, еще одним характерным эпизодом вывода активов из «Башнефти» являются манипуляции с нефтехимическим заводом «Уфаоргсинтез». Схема вывода была в целом аналогичной «Башкирэнерго», но здесь менеджмент «Системы» превзошел сам себя: мало того что предприятие исчезло с баланса «Башнефти», так в 2016 году «Система» умудрилась продать завод обратно государству за 3,6 миллиарда рублей!

В-третьих, в ходе реорганизации 2014 года «Система» избавилась от обязательств по ранее выданным ей «Башнефтью» займам на общую сумму 36,6 миллиарда рублей. Тогда же акционеры «Системы» избавились от участия «Башнефти» в капитале материнской компании, передав структуре «Башнефти» — компании «Башнефть-Инвест» 16,8 процента уставного капитала и тут же заставив эти акции погасить.

В-четвертых, в 2014 году из «Башнефти» было выведено основное нефтесервисное подразделение — компания «Таргин». В 2016 году «Роснефти» пришлось выкупать этот актив у «Системы», правда, выкуп обошелся по цене, за которую «Система» когда-то приобрела «Таргин» у подконтрольной на то время «Башнефти». В итоге новый собственник понес дополнительные расходы.

В-пятых, менеджмент «Системы» непрерывно выкачивал из «Башнефти» все свободные денежные средства. Так, по итогам 2012-го и девяти месяцев 2013 года «Система», как основной акционер (71,6 процента уставного капитала), постановила выплатить собственникам рекордные 48 миллиардов рублей дивидендов, а за весь 2013-й и 2014 годы — еще 37 миллиардов. Значительная часть средств поступила на счета предприятий Евтушенкова, который только за счет дивидендов вернул практически все, что некогда заплатил за акции предприятий ТЭК республики.

В-шестых, после того как 30 октября 2014 года суд постановил вернуть государству акции «Башнефти» (на исполнение судебного решения потребовалось почти полтора месяца), «системный» менеджмент перешел практически на круглосуточный график работы. В промежутке между 30 октября и 9 декабря, когда акции «Башнефти» были возвращены в госсобственность, совет директоров башкирской компании, состоявший преимущественно из представителей «Системы», утвердил сделки по продаже нефтепродуктов на сумму 443 миллиарда рублей! Это, на секундочку, 88 процентов балансовой стоимости компании.

В-седьмых, вызывают вопросы и более ранние сделки «Системы». Например, в 2012 году «Башнефть», как считают в фонде, купила у «Системы» собственное здание слишком дорого (за 3,4 миллиарда рублей), а 50 процентов компании «Финансовый альянс», специализирующейся на железнодорожных перевозках, продала новым акционерам чересчур дешево (также за 3,4 миллиарда рублей). Чем, по мнению Prosperity Capital, нанесла ущерб миноритарным акционерам.

И это лишь некоторые из многочисленных трюков «Системы». По всей вероятности, «Роснефть» как нового собственника «Башнефти» ждет еще немало неприятных сюрпризов из арсенала методов «эффективного» управления предыдущих владельцев. Так что в следующий раз, когда вы услышите об «алчности» ничего не подозревавшей крупнейшей российской госкомпании, вспомните эти строки.

PS: Мнение автора может не совпадать с мнением редакции