Квартирный вопрос

Как и почему голосовали москвичи за снос пятиэтажек

Первый, подготовительный, этап реноваций в Москве завершен. Можно подвести некоторые итоги. Посмотрим как голосовали жители. Итак, за снос проголосовали жители 4087 домов (в 21 доме за снос — 100 процентов жильцов! Представляю себе эти дома). Против — 452 дома.

«Явка» на голосовании — 71 процент. Голосование — вполне прозрачное, честное, о фальсификациях никто не говорит. Голосование — абсолютно разумное, вполне рациональное. Понятно, что против сноса в основном жители хороших кирпичных домов (377 домов из 452, которые не хотят сноса). Но при этом большинство «кирпичников» все равно — за переселение, только 20 процентов «кирпичников» — против реновации своего дома. Социологи специально пытались установить связь между политическими симпатями-антипатиями и голосованием по реновациям. Нет такой связи! Тут уж людям совсем не до «политики» — тут реальная жизнь, совсем другие приоритеты. Можно, кстати, сравнить с выборами мэра (сентябрь 2013) — явка 33 процента, победитель получил 51 процент голосов. Проект «реновации» победил 90 процентов голосов! Кстати, жители 300 домов не попавших в список, добиваются включения в него. Таковы арифметические результаты. Но куда важней «история истории реноваций». Эта история и правда поучительна.

Ведь первоначальный проект Закона о реновациях был капитально переделан в Госдуме — за что, кстати, Думу поблагодарил мэр Москвы Сергей Собянин. По требованию москвичей были значительно расширены гарантии прав собственности – и для тех, кто откажется от реноваций и для тех, кто согласится, изменены многие правила получения нового жилья и так далее. Это принципиально важный пример. Москвичи, действительно, не по названию, а по сути «активные граждане», когда дело касается их прямых интересов. Они, оказывается, вполне способны самоорганизоваться, искать и находить способы отстаивать свои законные права. Далее выясняется, что нет антогонизма: «городская власть — горожане». Да, «наши люди» (и с полным основанием) относятся к любым предложениям власти с предубеждением, «презумпцией подвоха». И вот выясняется, что подвоха-то и нет! Выясняется, что власть совершенно не заинтересована в том, чтобы «насиловать» жителей, провоцировать их раздражение. Все ровно наоборот — власти нужен контакт, диалог с жителями, для решения общих проблем. Вот такая идиллия.

Звучит, конечно, странно, «подозрительно», но в данном случае и правда «колхоз — дело добровольное», насильно «подвергать реновации» никто никого не собирается. И горожане тоже — отнюдь не «дикий народ» времен Екатерины, с «картофельными бунтами».

Все отлично понимают свою выгоду, свой интерес, решения принимают вполне осознанно. Безусловно, в таком деле неизбежны и серьезные конфликты, но механизмы для их смягчения и разрешения разработны. Как показали события, сработал и механизм знаменитой «обратной связи»: люди высказали свои пожелания — закон был изменен, доработан в Думе, и возвращен для голосования жителей!

И даже вопли профессиональной оппозиции, тоже сыграли положительную роль — пусть с преувеличениями, просто выдумками, но дополнительно простимулировали людей быть внимательными и придирчивыми. Правда вот в реальной самоорганизации жителей «непримиримая оппозиция» участия не принимала, но это и не их бизнес — «прокукарекал, а там хоть не рассветай».

Но все равно — «кукарекать» тоже нужно. Вот такая пока что позитивная история. Тренд получился удачным. Ну, а теперь дело за «пустячком» — в срок построить, отремонтировать, заселить. Найти способы учесть интересы несогласных с реновацией, но живущих в доме где большинство высказались «за». И возможно этот урок станет полезным для «реновации» всей нашей социально-политической Системы, строительства того самого Гражданского Общества. Диалог очень часто — вполне возможен, когда речь идет о реальных жизненных темах, он куда полезнее бессмысленного «армрестлинга», слушать друг друга — и нужно и вполне можно.