Технократическая трагедия

Чего не хватило Дмитрию Страшнову

«Не хватало некоего "политического спонсорства", необходимого для трансформации "Почты России", публичной позиции государства. И не удалось встретиться с Владимиром Владимировичем Путиным и эти вопросы обсудить». Пожалуй, эта фраза, сказанная Дмитрием Страшновым в интервью РБК, сполна объясняет причины очередной громкой корпоративной отставки.

Хотя, казалось бы, госкомпания, собравшая все, какие можно, советские и постсоветские «родимые пятна», нуждалась именно в таком топ-менеджере. После 15 лет руководства российским представительством Electrolux и Phillips Страшнов неплохо представлял себе, как работают клиентоориентированные западные корпорации. А затем в Tele2 он смог разобраться в специфике отечественной телекоммуникационной отрасли.

Предшественники Страшнова — Андрей Казьмин и Александр Киселев — едва ли обладали таким набором компетенций. Первый пришел в «главные почтальоны» из Сбербанка. А второй — из «Связьинвеста». То есть и тот, и другой переместился по «госкапиталистической горизонтали», сменив одну госкомпанию на другую. Если же учесть, что еще раньше Казьмин был замминистра финансов, а Киселев дослужился до первого замминистра связи, можно сказать, что до появления Страшнова «Почта России» была кадровой вотчиной, скорее, функционеров, нежели профессиональных управленцев. Надо ли поэтому удивляться, что, например, киселевской отставке предшествовал скандал со скоплением в «Шереметьево» 500 тонн посылок и фактически коллапс международного почтового обмена?

После прихода Страшнова производительность труда отечественных почтальонов выросла примерно на четверть. Уже в 2014 году объем доставленных посылок увеличился в 1,6 раза по сравнению с 2012-м, а средние сроки доставки за два года сократились с 90 до 14 дней. Но от этого анекдотов и демотиваторов про медлительность и неаккуратность сотрудников «Почты России» не поубавилось. Скорее наоборот. Клиенты непременно сравнивали почтовые отделения — многие из которых еще сохраняли довольно непритязательный советский или ранний постсоветский антураж — со сбербанковскими. К Герману Грефу можно предъявлять много претензий, но худо-бедно, а своего «слона» он все-таки научил танцевать.

Достижения Страшнова разглядеть было намного сложнее. Тем более что девальвация национальной валюты и падение доходов вынудили российский средний класс перенести потребительский центр тяжести на интернет-магазины во главе с китайской Alibaba Group. А предприимчивые граждане — прежде всего сибиряки — наладили бизнес, затариваясь мелким оптом на главной виртуальной «барахолке» Поднебесной. Естественно, ключевая роль в этих схемах отводилась «Почте России». «У нас количество отправлений, которые генерирует интернет-торговля, растет по экспоненте. Если в 2012/13 году объемы отправлений в пиковый сезон достигали 30–40 тысяч в сутки, которые, по сути, «положили» «Почту России», то сезон 2016/17 года — это уже 1,5 миллиона отправлений ежесуточно. А в грядущем сезоне мы ожидаем увеличения до 2,5 миллионов отправлений», — признает Страшнов. Но тем острее воспринимались ее «косяки», из-за которых попытки соотечественников сэкономить деньги оборачивалась порой избыточными расходами времени и нервов.

Госкомпания-квазимонополист с «совковым» интерфейсом, задерживающая или теряющая посылки, — с таким корпоративным послужным списком Страшнову надо было очень сильно постараться, чтобы народный гнев сменился на милость. Причем постараться не только и не столько на менеджерском фронте, сколько на ниве GR и PR. Иначе управленческие прорывы — вроде избавления от неэффективных и финансово-обременительных посредников, инвентаризации всего почтового имущества или добровольно-принудительной «гальванизации» персонала — рискуют привести к очередным репутационным пробоинам.

Что, собственно, и произошло — Страшнов нажил новых врагов из числа отставленных контрагентов или сотрудников, недовольных модернизациями и оптимизациями. А обзавестись сколько-нибудь серьезной поддержкой ему не удалось.

Эффективный (без кавычек) менеджер оказался не столь искушенным пиарщиком и лоббистом. И самое яркое тому подтверждение даже не затянувшаяся пауза с разработкой законопроекта об акционировании «Почты России». Апогеем в этом смысле стал скандал, разгоревшийся из-за многомиллионных страшновских бонусов, в итоге стоивший ему должности.

Как справедливо замечают многие комментаторы, большие премиальные «топам» — в принципе, фирменная черта отечественного госкапитализма. Доходы его «капитанов» не подвластны никаким стихиям. Включая возмущенных журналистов и гражданских активистов. Другое дело, если по каким-то причинам объект пристального «общественно-бухгалтерского» интереса будет выбран на роль жертвенного агнца. Например, для того, чтобы одновременно и запрос на социальную справедливость удовлетворить, и перегруппировать госактивы, снизить напряженность, время от времени возникающую между другими «капитанами».

Правда, уже сегодня на пост гендиректора «Почты России» претендует 6 человек. А вскоре, по данным «Коммерсанта», число кандидатов в главные почтальоны «с высокой долей вероятности может увеличиться до девяти». В этом состязании участвуют креатуры Сергея Чемезова, Германа Грефа, Аркадия Дворковича, упоминают также Владимира Евтушенкова и Вячеслава Аминова. И коль скоро возник такой ажиотаж — значит, Страшнов все-таки сумел сделать «Почту России» довольно привлекательным активом.

Более того, в такой кадровой гонке выиграет лишь тот, у кого точно не будет никаких проблем с «политическим спонсорством». Но это конкурентное преимущество — весьма и весьма преходяще. А вот будут ли иные, и не придется ли вскоре «Почте России» опять искать гендиректора — совсем не очевидно.

Обсудить
Афганский груз
Американцев убивают в Афганистане уже 16 лет, и Трамп хочет продолжения
На кровавых каруселях
Перестрелять недовольных — переизбравшийся президент Кении оказался обидчивым
Гуд-бай, Америка: США перестанут выдавать визы россиянам
Все собеседования отменены до начала осени
Всюду Гитлер
Беспощадная война с нацистами в Германии набирает абсурдные обороты
Тест: угадай машину по ключу
Простой тест на знание... ключей зажигания
Все конкуренты Lada Vesta SW Cross
С кем новый универсал Lada поборется за кошельки прижимистых покупателей
8 неудачных примеров самостоятельного ремонта
Самые курьезные попытки сэкономить на визите в автосервис
Тест Mitsubishi Pajero Sport против Renault Duster
Два крутых вседорожника: бесчеловечное, но не бессмысленное противостояние