Георгий Косиков, профессор филфака МГУ

Пресс-конференция
25.11 19:38
Георгий Косиков. Фото из личного архива
Георгий Косиков. Фото из личного архива

Георгий Косиков, профессор филфака МГУ

Выживут ли гуманитарные науки в современном мире?
Смерть выдающегося культуролога-структуралиста Клода Леви-Стросса, хотя и не вызвала большого интереса в России, заставила вспомнить фразу ученого: "XXI век будет веком гуманитарных наук – или его не будет вовсе". Однако энтузиазм середины XX века сменился охлаждением, и сейчас в конец гуманитарного знания верится больше, чем в конец света. Что на самом деле будет с историей, филологией и философией в новом веке? Действительно ли "неточные" науки так же нужны человеку, как физика и химия? Почему гуманитарное образование потеряло престиж, и как его вернуть? Как университетские реформы в России и мире повлияют на обучение гуманитарным специальностям? На эти и другие вопросы ответил профессор филфака МГУ, крупнейший специалист по французской интеллектуальной мысли XX века Георгий Константинович Косиков.
Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранены.
Павел [10.11 18:35]

1. Согласны ли Вы с делением наук "по Ландау" - на "сверхестественные" (физика, математика), "естественные" (биология, химия) и "неестественные" (гуманитарные).

2. Можно ли считать, что во многом распространение гуманитарного образования связано с его кажущейся простотой по сравнению с техническими специальностями.

3. Можно ли считать, что распространение гуманитарного образования выгодно государству по схеме, применяемой, кажется, во Франции ("нам выгоднее строить университеты, чем тюрьмы" - прошу прощения, точно указать источник цитаты не могу)

4. Сам я по образованию и по профессии гуманитарий (историк). Еще в период подготовки диссертации остро ощущал неполноценность своей науки, со временем привык. Было ли у Вас что-то подобное?

Евгений [10.11 22:18]

Гуманитарные науки с давних пор испытывали к себе отношение со стороны научного сообщества как "второсортные".

1. Почему такое отношение сохраняется сегодня? Почему СМИ, даже такой уважаемый источник как Lenta.ru если и пишет иногда о гуманитарных науках, то разве что об археологии, как будто не существует интересных идей в современной философии?

2. Нужен ли гуманитарным наукам аналог престижной Нобелевской премии? На мой взгляд, тот факт что гуманитарные науки обходятся Нобелевским комитетом стороной - лишнее свидетельство недооценки гум.наук.

Сергей [11.11 00:53]

Георгий Константинович!

Познание бывает непосредственным, с помощью ощушений, чувств, прямого наблюдения, и у таких познавателей не случилось сделать никаких сколь нибудь значимых открытий, изобретений, доказанных теорий, таких, чтобы человечество использовало их для своего развития. Созданы лишь системы, в которые можно только верить. Это удел гуманитарных "наук".

И есть познание с помощью создания абстрактных моделей, точность которых обязательно проверяется на опыте. Результаты верифицируются, и всегда могут быть уточнены после появления сомнений или новых данных и аргументов. Более того, эти результаты не могут быть признаны научными , если автор не допускает возможности их полного опровержения ( прицип фальсификации).

Вопрос- почему области знаний неясного происхождения носители этих знаний называют "наукой", несмотря на то что они (области) не удовлетворяют по вышеуказанным принципам ( верификации и фальсификации) определению НАУКА.

Спасибо.

1. Прежде всего, я хотел бы выразить удовлетворение по поводу того, что проблемами гуманитарного знания интересуется столь обширная аудитория. Поскольку многие вопросы варьируют одни те же темы, я посчитал возможным начать эту пресс-конференцию со своего рода преамбулы, которая могла бы послужить предварительным кратким введением в проблематику гуманитарных наук.

В самом деле, остроумный Лев Ландау был прав, проводя границу между "естественными" и "неестественными" (гуманитарными) науками. Следует, однако, помнить, что, во-первых, Ландау – отнюдь не первооткрыватель этой проблемы и что, во-вторых, упомянутая граница глубже и серьезнее, чем ему, быть может, представлялось.

Источник любой науки – "воля к знанию", сосредоточение мысли на чем-то таком, чего мы еще не знаем, но хотели бы познать, и в этом смысле разницы между естественными и гуманитарными науками нет; у них общая цель: и те и другие направлены на познавательное овладение действительностью. Но у них, прежде всего, разный объект: естественные науки интересуются устройством внешнего по отношению к нашему сознанию мира, а гуманитарные хотят познать человека как разумное и нравственно вменяемое существо. Импульс, приводящий к возникновению гуманитарных наук, это воля человека к САМОПОЗНАНИЮ, интерес к самому себе. Вопрос в том, есть ли у нас этот интерес и эта воля. Об этом писал еще бл. Августин: "Люди идут удивляться высоте гор и огромным морским волнам, и величайшим водопадам, и безбрежности океана, а не обращают внимания на самих себя". И тут уже каждому из нас предстоит решать, интересен ли он самому себе, или его занимают только "горы" и "моря". А Петрарка, тот подчеркивал именно основополагающий характер гуманитарного знания: "Хотя бы ты и знал ширину земли, глубину моря, высоту неба, но если ты себя не знаешь, то будешь похож на человека, воздвигающего здание без фундамента. Тот не мудрец, кто себя не знает". Интерес человека к самому себе существовал, существует и будет существовать, так что за будущее гуманитарного знания волноваться не приходится.

Гораздо важнее, на мой взгляд, вопрос о СПЕЦИФИКЕ этого знания, о его автономии по отношению к знанию естественнонаучному. Во времена расцвета позитивизма (Огюст Конт, Джон Стюарт Милль и другие) возобладало представление о единообразии научных методов, независимо от области их применения (методологический монизм), причем стандартом, или мерилом для определения степени развития всех других наук, включая гуманитарные, были признаны именно естественные науки, прежде всего - математизированная физика. Предполагалось, что социальные и гуманитарные науки должны строиться по модели естественных (не случайно Конт называл социологию "социальной физикой"). Тем самым полностью игнорировалось качественное различие самого их ПРЕДМЕТА и, далее, познавательного МЕТОДА – различие, которое систематически попытался обосновать немецкий философ Вильгельм Дильтей ("Введение в науки о духе", 1883 и другое). Дильтей как раз и провел качественную границу между "науками о природе" (Naturwissenschaften) и "науками о духе" (Geisteswissenschaften). "Науки о природе" имеют дело с безгласными, лишенными внутреннего смысла, не имеющими целей, намерений, мотивов и тому подобного "вещами", подлежащими каузальному (в широком смысле слова) "объяснению" (Erklärung), то есть подведению индивидуальных случаев под общие законы. Напротив, "науки о духе" - это поведенческие науки; их первичным материалом являются "душевная жизнь" - чувства, переживания, системы ценностей, намерения (интенции), мотивы - людей, поступающих тем или иным образом. Поэтому специфический метод гуманитарных наук – это "понимание" (Verständnis), то есть "вчувствование", "вживание" (Einfühlung) в "духовную атмосферу", в которой жили или живут изучаемые люди. Согласно Дильтею, самый метод "наук о духе" требует от гуманитария пережить "внутреннюю жизнь" этих людей в своем сознании. Отсюда – тезис Дильтея: "Природу мы объясняем, а душевную жизнь понимаем".

Но сказанным дело не ограничивается. Другой немецкий философ, Вильгельм Виндельбанд, провел важную границу между "номотетическими" и "идиографическими" науками ("История и естествознание", 1894). Естественные науки, безусловно, относятся к номотетическим (законополагающим): в той мере, в какой эти науки имеют дело с регулярными, повторяющимися и предсказуемыми явлениями, воспроизводимыми в практически бесконечном множестве экспериментов, они как раз и подводят единичные феномены под общие законы, например: "ВСЕ тела имеют ускорение свободного падения 9,8 м/сек2". Гуманитарные науки по большей части имеют дело с историческим материалом, иными словами, с единичными, однократными, неповторимыми событиями, не поддающимися воспроизведению в эксперименте. Эти науки являются "идиографическими" (описывающими особенное, отдельное). "Одни науки описывают общие законы, другие – отдельные факты; одни из них суть науки о законах, другие - науки о событиях. Первые учат тому, что всегда имеет место, последние – тому, что однажды было". "Закон и событие останутся рядом друг с другом как несоизмеримые величины нашего понимания мира". В любом историческом событии неустраним "человеческий фактор" - свобода выбора, свобода решений и действий участвующих в нем индивидов, а это означает, что возможность подведения таких событий под понятие "общего закона" по меньшей мере затруднено. В этой связи советую посмотреть работы Карла Густава Гемпеля ("Роль общих законов в истории", 1942) и Уильяма Дрея ("Законы и объяснение в истории", 1957). В более общем плане вопрос о месте гуманитарного знания в современном обществе поставлен в давней, но актуальной и по сей день статье Чарлза Перси Сноу "Две культуры и научная революция" (есть в интернете).

Уже из сказанного должно быть ясно, что гуманитарные науки это не "ненаучная" ("ущербная" "второсортная" и тому подобная), но "инонаучная" (выражение С.С. Аверинцева) форма знания.

2. Гуманитарные науки отнюдь не "проще", а в некотором отношении сложнее естественных.

Во-первых, они требуют сильного аналитического ума, а во-вторых, того особого дара, о котором я говорил выше, - умения вживаться в свой объект. Чтобы описать физические характеристики камня, естественнику нет необходимости вживаться в его "внутренний мир", в целевую и ценностную систему, в его психологию просто потому, что всего этого у камня нет. Камень – "бессмысленное" явление природного мира. А вот историк, пишущий, скажем, о Реформации, должен уметь отрешиться от собственных ценностных представлений и погрузиться в чужую для него действительность - в душевно-духовный мир Лютера, Цвингли или Кальвина, как бы встать на их место, отождествиться с их целями и мотивами. До тех пор, пока он не сумел этого сделать, все поступки этих людей, вызванные ими исторические события останутся мертвым материалом, вызывающим не интерес, а тоску и скуку. История способна ожить и тем самым сделаться познаваемой только во внутреннем переживании, в непосредственном психологическом опыте историка.

3. Гуманитарное знание будет существовать независимо от того, выгодно ли это данному государству или нет.

4. Неполноценности гуманитарных наук никогда не ощущал, хотя прекрасно осознаю их методологические проблемы и трудности. Наоборот, ущербными мне всегда казались "чистые" естественники: у них как будто ампутирована половинка души.

passenger [11.11 12:58]

А может быть престиж гуманитарного образования упал из-за того, что учат не тому и не так?

Яков Бондарев [10.11 21:07]

Здравствуйте Георгий.

У меня к Вам несколько вопросов.

1. В социальных и гуманитарных науках (по крайней мере, у нас в стране) часто исследователь работает в одиночку потому, что эта проблема интересна только ему. Может быть, это признак незрелости этих наук?

2. Должен ли учёный-гуманитарий быть носителем идейности, как было в недавнем прошлом в нашей стране?

3. Может ли современный кризис гуманитарного гнозиса вызван не подкованностью и бездарностью исследователей?

4. Как Вы оцениваете Историю как науку, есть сейчас своеобразный спад в исторических науках?

Вакуленко С А [10.11 13:25]

Мне кажется, что гуманитарное образование

вовсе не потеряло престиж, скорее наоборот.

На гуманитарные факультеты вузов среднего уровня поступают больше, чем на технические. Но, к сожалению, возникает мысль, что это происходит не только из-за интереса к гуманитарным наукам. Впечатление, что абитуриенты думают, что учиться там им будет проще. Что Вы думаете на эту тему?

Имперский [10.11 19:22]

У меня самого 2 в.о.гуманитарных.Не комплексую, полагаю Высшие шансы для управленца, политикана, бизнесмена, разработчика софта.Не считаете ли Вы Георгий, вопрос не в ущербности (недовостребованности) гуманитарнаго знания, но скорее его какой-то доморощенности, кустарности.И ему еще просто предстоит выйти на мировой уровень?Спасибо

Всеволод [10.11 16:58]

Добрый день!

Не кажется ли вам, что основную опасность для гуманитарных наук представляют те, кто должен их защищать?

Сейчас каждый "заслуженный" профессор считает необходимым уйти на пенсию, основав новую науку. Вот и множатся всякие "Исторические онтопсихолингвистики" и "Философии литературоведения".

Такие псевдонауки и уничижают само гуманитарное знание.

И второй вопрос. Сам являюсь гуманитарием. И ощущаю некоторую ущербность в сравнении с технарями. К примеру, хороший технарь почти всегда может поддержать разговор о литературе, но вот филологу почти невероятно поддержать разговор о марках стали.

То есть технарь всегда оказывается в некотором выигрыше, потому что в политике, футболе и рекламе разбираются все.

Не является ли это некоторым естественным ограничителем развития гуманитарных наук?

Леонид [10.11 23:48]

Читаешь современную российскую гуманитарную литературу, и диву даешься, каких только новых слов ненапридумали. Притом за многими из них нет никакого смыслового оттенка, только наукообразие. Такое ощущение, что это пишется только для того, чтобы написать диссертации - "наука ради науки". Одновременно с этим попадаются и интересные, со смыслом работы.

Как Вы считаете, сколько в России примерно в процентах гуманитарных работ, написанных по принципу "наука ради науки", и сколько примерно в процентах действительно стоящих исследований. Как такая картина в России отличается от зарубежных стран.

Проблема уровня преподавания гуманитарных дисциплин существует. В частности, поскольку в гуманитарной литературе используется общедоступный язык, то и судить о предмете берется всякий. Но, прежде всего, это проблема отбора студентов при поступлении в вуз: каких набрали, таких и выучили. Хорошо еще, если подобные выпускники уйдут "замуж" или сменят профессию. Хуже – если пробьются в преподаватели и начнут производить себе подобных.

Есть ли историческая перспектива у гуманитарных наук и для тех людей, кто пришел в них не случайно? Безусловно, есть, даже несмотря на падение интереса к гуманитарным наукам в современном обществе, а зачастую – именно вопреки этому падению. И не беда, если проблема заинтересовала такого исследователя "в одиночку", это означает лишь то, что он уловил в предмете нечто значимое, и, быть может, еще незаметное для остальных. Стадный инстинкт в науке может свидетельствовать просто о "моде". Другое дело, что начинающему гуманитарию пробиваться самостоятельно, без учителей и понимающего сообщества, действительно нелегко.

В последние десятилетия из жизни ушли виднейшие филологи – С.С. Аверинцев, Ал.В. Михайлов, М.Л. Гаспаров. Хотя, к сожалению, они и не создали школ, но определили мыслительный уровень науки. Замены им я пока не вижу. Но хуже даже не это, а то, что сделанное ими сейчас как бы ушло в песок и сами их имена едва ли не забываются. Это, конечно, временное явление, но восполняют ли дефицит всевозможные околонаучные "тусовки"?

linguist [10.11 17:29]

Считаете ли Вы, что гуманитарные науки должны быть задействованы в индустрии (например, в производстве программного обеспечения и др.), т. е. иметь практический смысл? Если да, то удовлетворяет ли этому условию состояние современных гуманитарных наук, или они нуждаются в реформировании (например, ввести математику гуманитариям).

marysja [11.11 11:44]

Уважаемый Георгий Константинович!

Мне очень нравится фраза Маркса: Идеи, овладев массами, становятся материальной силой.С удовольствием обращаясь к Опытам Монтеня, Лао Цзы, постоянно читая Ошо, не могу даже назвать кого-либо из современных философов (разве что Мартина Хайдеггера), идеи которых побуждали бы к работе мысли, не говорю уже о действии. Ничего, кроме отторжения зауми не вызывают. Не кажется ли Вам, что гуманитарные науки на сегодняшний день должны быть прикладными прежде всего, утилитарными.НЛП давно стоит на службе полит- и PR-технологий. И второе, обучаясь экономике, мой сын почти 1,5 года за наши деньги "изучал" предметы, далекие от экономики: религиоведение, обществоведение (повторение пройденного), культурологию (сплав истории искусств с двумя предыдущими), ГО и прочие, это что - не дать умереть от голода бесчисленным гуманитариям? Или желание выковать человека-солнце.

Костя [10.11 16:13]

Георгий Константинович, здравствуйте. Как Вы считаете, способны ли сегодняшние мыслители предложить решение таких проблем, как эфтаназия, манипуляции с человеческим геномом? Или, как обычно, дело ограничится туманными фразами о том, что это очень сложно, что объективных критериев не существует, что каждый должен решить для себя сам? Ведь очевидно, что рано или поздно эти вопросы найдут свое правовое урегулирование, которое по определению не может отдавать решение проблемы на откуп субъективному восприятию каждого члена общества. Поэтому находить какую-то объективную основу придется (можно или нельзя, а если можно, то в каких случаях, и так далее). Вы согласны с тем, что залогом выживания гуманитарных наук является именно своевременные ответы на поставленные перед человечеством вопросы?

Альфия [10.11 20:07]

Как вы считаете, призвана ли современная философия осмыслить рывок биомедицины, молекулярной генетики и космической физики?

Поможет ли развитие философии решить проблему обязательного этического принципа в биомедицинских исследованиях?

ярослав [10.11 23:36]

Вам не кажется, что в России изначально неправильно принято отождествлять университетское образование с освоением каго-либо ремесла? Не от того ли слышны регулярные возлияния о невозможности работать " по специальности" и тому подобное?

На Западе большей части работодателей все равно с каким дипломом человек поступает на работу до тех пор пока он справляется с возложенными на него задачами. Никто не ожидает от выпускника абсолютных знаний, на то и существуют различные вводные программы.

Лично мне, гораздо приятнее иметь дело с людьми самостоятельно избравшими предмет лично их интересовавщий, а не посветившими свои лучшие годы изучению всякой чуши, исключительно из расчета на диплом.

Создается впечатление что в России произошло смешение университетов с ПТУ и последние, с присущей им "практичностью" поднимают дискуссии о нужности чего-то там обществу.

Интересно будет ли когда-нибудь высшая школа у нас выпускать смелых и по настоящему образованых людей, а не "историков", "философов" и "сантехников"?

Андрей [11.11 12:40]

Уважаемый Георгий Константинович,

крайне удивлен постановкой ряда вопросов. В частности, на чем основано мнение об утрате престижа гуманитарного образования? Специально посмотрел статистику по филисофскому и филологическому факультетам МГУ. Конкурсы просто огромны. То же можно видеть в СПГУ, РГГУ, МПГУ.

Хотелось бы узнать Ваше мнение и по другому вопросу: столь ли важно, в какой области будет трудиться "дипломированный" гуманитарий? Умение мыслить, анализировать, понимать человека и окружающий мир - разве это не то главное, что развивает общество?

Любой науке можно найти практическое применение. Однако тогда речь пойдет не о науке как таковой, а об использовании ее достижений для насущных задач текущей жизни. К примеру, значительная часть выпускников гуманитарных вузов практически использует эти знания в жизни – занимается преподаванием в школе языков и литературы, истории. Это – полезный эффект гуманитарного образования. "Задействовать гуманитарные науки в индустрии" также вполне возможно, это успешно делается в средствах массовой коммуникации – на телевидении, в интернете. Такая вещь, как грамотно выстроенное рейтинговое голосование, не обойдется без социологов, а все виды поиска в Сети базируются на результатах лингвистической обработки запросов. Как раз по части увеличения утилитарности результатов гуманитарных наук в последнее время сделано очень много. Но это вовсе не означает, что гуманитарные науки становятся прикладными, таковыми становятся их результаты. И если закрепить за такими науками статус "придатков" промышленности, то через некоторое время они попросту исчезнут, поскольку "вымоется" слой разработчиков новых концепций в этих дисциплинах.

Не могу согласиться и с тем, что "залогом выживания гуманитарных наук является именно своевременные ответы на поставленные перед человечеством вопросы". Любой научный "ответ" – это лишь очередной результат, который может быть использован обществом так или иначе (пример: атомная энергия), но не стимул движения науки. Наука живет вопросами, а не ответами. "Предложить решение проблемы" для науки значит предоставить обществу один из инструментов, с помощью которых общество может решить конкретные задачи, однако это уже – задача общества, но не науки как таковой. Ее задача - постоянно искать проблемные области, которые нуждаются в осмыслении, "будировать" мыслительные усилия научного сообщества.

Елена [10.11 16:16]

Если и "выживут", то в очень малом проценте. Зачем нам нужно столько историков или "философов"? Они приносят какую-то конкретную пользу обществу? Производят нужный всем или хотя бы многим продукт? Если бы эти "историки" хотя б на раскопки ездили, могли б еще хоть как-то оправдять свою профессию.

Мое мнение - только те специальности, которые приносят пользу. Производственные, аграрные, медицинские, лингвистические (перевод) и совсем чуть-чуть управленческих и юридических.

anazar [10.11 13:08]

Здравствуйте... простите, но немного смутил повод для пресс-конференции. Я как историк, и в меру циничный человек не могу уразуметь как это человечество может обойтись без гуманитарных наук??? В смысле, как жить без изучения истории, филологии, социологии, психологии (последнии в конце концов оказали и продолжают оказывать прямое и очень большое влияние на точную "выгодную" и "практичную" экономику, к примеру. Так в чем и где угроза, насколько она реальна? И каковы возможные последствия?

С уважением Андрей Н.

Никита [10.11 16:02]

Здравствуйте, Георгий.

У меня много знакомых, окончивших вуз по направлению филологии, истории, философии. Кроме тех пары человек, которые остались преподавать в вузе, ни один не стал работать по специальности. Разумеется, возникает вопрос в необходимости столь большого количества выускников по данным специальностям. На мой взгляд проблема в том, что образование на подобных факультетах находится очень далеко от прикладной области, в которой придется работать выпускникам. Что Вы думаете о выраженной "теоретизированности" гуманитарного образования?

Вопрос о "выживании" в связи с "полезностью" не безобиден. Скажем, перепроизводство юристов и экономистов в нынешней России свидетельствует не столько о состоянии социальных и гуманитарных наук, сколько о состоянии социума.

То, что гуманитарии часто работают не по специальности, не всегда плохо. Известно, что приобретая иные специальности, они бывают более востребованы, поскольку работа "на стыке" дисциплин весьма продуктивна. И здесь порою важно именно то, что они получили в вузе не узкую специализацию, которая ограничила бы их "применение", а именно то "теоретизированное" образование, которое не помешало, а помогло выработать широкое видение проблем.

Другой вопрос, все ли студенты гуманитарных вузов нуждались в таком образовании, быть может, оно и было нужно для тех двоих, которые остались преподавать? Сейчас эту проблему по-своему пытается решить новая система, предполагающая разделение на бакалавриат и магистратуру. Вопрос, на мой взгляд, заключается не в том, чтобы ориентировать все будущее гуманитарное образование на прикладные задачи, а в том, чтобы изначально сократить приток в вузы тех, кто идет туда случайно, желая лишь получить "корочки". Этот-то процент случайных людей в гуманитарных профессиях (возникающий порой из широко распространенного мнения абитуриентов, что филология "легче" математики) сильно профанирует статус всего гуманитарного образования.

r5gor [10.11 14:03]

Вопрос - выживут ли они - подразумевает другой вопрос: насколько они нужны обществу, - верно?

Т.е. готово ли общество оплачивать подготовку специалистов в области гуманитарных наук и субсидировать исследования в этих областях, - я не ошибся?

Если не ошибся, то мне кажется, что история и филология никуда не денутся. Т.е. они займут свое место в университетских программах и исследованиях - пусть оно и станет совсем незначительным.

Что касается философии - то здесь, как мне кажется, и встает эта проблема: насколько она нужна современному обществу?

Ответ на него хотелось бы услышать в вашем изложении. Заранее спасибо.

Ilya [10.11 23:50]

Здравствуйте!

Не кажется ли Вам, что гуманитарные науки сейчас переходят на другой уровень развития?

Не секрет ни для кого, я так понимаю, что гуманитарное знание в большинстве своем не является научным, не соответствует критериям Поппера (сразу оговорюсь, я не считаю их ущербными) и на этой почве добыча какого-либо достоверного знания маловероятно. Это скорее увлечение, ремесло, обмен мнениями, развлечение, в конце концов. Но не наука.

Однако, во многих областях гуманитарного знания сейчас происходит постепенная смена методологии, как например с лингвистике (компьютерная лингвистика), психологии (синтез с нейрофизиологией), социология с ее статистическим аппаратом.

Все науки вышли из философии, но сейчас, как мне кажется, происходит отделение рациональной части знания от чистого мнения, коим является философия.

Прав ли я?

Стабилизатор [11.11 16:04]

Здравствуйте!

В прошлом, основной функцией философии считалось формирование мировоззрения общества (понятно, вместе с религией). С прорывами в физике, астрономии, биологии имевшими место в прошлом веке и продолжающимися по сей день о философии как-то не слышно.

1) Согласны ли Вы с тем что мировоззрение современного общества формируется благодаря достижениям в физических и биологических науках (генная инженерия - эволюция человека, физика/астрономия - происхождение и эволюция Вселенной, формирование землеподобных планет у других звзед, эксперименты по устройству вещества, такие как БАК) и т.д.?

2) Согласны ли Вы с тем что успехи именно в этих науках стимулиуют появление "новых веяний" в философии? Т.е. философия перешла в степень производной от этих наук. Если нет, то не могли бы Вы привести пару контр-примеров повлиявших на современное общество (20-21век).

3) Согласны ли Вы с тем, что понимание нашего места во Вселенной (откуда взялись и куда идем) обусловленно именно НЕгуманитарными науками?

"Смерть" философии, которую сделают ненужной и тем самым вытеснят "позитивные" науки (физика, химия и тому подобные), предсказывал еще О. Конт в начале 19 века. Но он ошибся (посмотрите, сколько выдающихся философов дала постпозитивистская эпоха – от Дильтея до Хайдеггера и Сартра), а вся позитивистская парадигма была подвергнута жестокой и справедливой критике. Почитайте контовский "Курс позитивной философии" и вы сами увидите, насколько убого смотрится сегодня его программа. Если верно, что гуманитарное знание вырастает из нашей потребности в самопознании (философия же является концентрацией такой потребности), то она неистребима в человеке ("Познай самого себя" - это девиз семи греческих мудрецов и Сократа), а значит, за будущее философии и гуманитарных наук не стоит беспокоиться... Естественные науки попросту неспособны ставить те вопросы, которые ставит философия. Ни из какой физики вы никогда не узнаете, что такое человеческая свобода, коренным образом выделяющая нас из природы, не узнаете о том неостановимом выборе самого себя, который, сами того не зная, вы ежесекундно совершаете, а, скажем, из "Бытия и ничто" Сартра – узнаете; узнав же, неизбежно задумаетесь о своем месте в мире, и, скорее всего, вопрос об этом месте взволнует вас больше, чем производство автомобилей или колготок. "Обществу потребления" философия и гуманитарные науки действительно не нужны, но ни одно реально существующее общество не является (и не будет являться) обществом потребления в чистом виде.

Коммунист [11.11 12:52]

Здравствуйте коллега. Не считаете ли Вы, что институализация наук, а значит и их существование в обществе определяется теми функциями, которые они выполняют? Согласны ли Вы с тем, что одна из основных функций гуманитарных наук в любом обществе - идеологическая, хотя конечно только к одной идеологии они не сводятся? И наконец, как Вы оцените тезис о том, что уровень развития или упадка наук вообще, и гуманитарных в частности отражает сложность или примитивность идеологии, по которой живёт общество. В этом смысле определённый упадок гуманитарных наук в современном мире означает то, что в настоящий момент общество руководствуется идеологией примитивного потребительства, которой не нужно сложное научное обеспечение? И самое последнее. Согласны ли Вы с тем, что ответственность за такое положение дел несёт капитализм с его товарно-денежным фундаментализмом, согласно которому право на существование любого явления определяется ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО его потребительской стоймостью?

Заранее благодарен.

Дарья К. [11.11 13:50]

Здравствуйте, Георгий Константинович! Я окончила вуз по гуманитарной специальности, о чем нисколько не жалею. Сейчас думаю, стоит ли поступать в аспирантуру. Останавливает то, что гум. наука сейчас очень плохо оплачивается. В связи с этим вопрос: существует много грантов для занятий научной деятельностью, но в основном они распространяются на прикладные эксперименты в технич. науках. Не знаете ли вы, какие есть системы грантов для гуманитариев (меня интересует лингвистика), которые реально получить обычному студенту/аспиранту, а не маститому ученому?

Алексей Иванович Федорищев, молодой журналист [10.11 20:58]

Здравствуйте, Георгий Константинович.

Гуманитарное образование сейчас очень престижно. Об этом написали в первых вопросах. Здесь совсем другие причины (с этим соглашусь). Надеюсь, что Вы это прокомментируете.

1) Люди учатся, но фантазируют и мечтают. Объясню.

Есть такое мнение, что старт на гуманитарной должности чаще всего очень мал по денежной оценке, а в других областях более высок, однако предела у гуманитарной должности нет.

Как Вы можете прокомментировать данное мнение? Почему так происходит?

2) Например, МГУ, СПбГУ давно показывают отличные результаты в пользе гуманитарных наук. Но в большинстве своем, к сожалению, гуманитарный труд не имеет достойного денежного вознаграждения.

Отвлекусь. Чтобы человек работал, ему должны создать необходимые условия во всех сферах, тогда и будут результаты.

Мне кажется, что здесь прямая зависимость между этими компонентами.

Теряются великие поэты, мыслители и т.п. Они либо уезжают, либо занимаются другой деятельностью. Подчеркну. Они занимаются другой деятельностью, чтобы себя обеспечить, а не потому что это им нравится.

Ответьте, пожалуйста, с чем связана эта данность жизни? Где были допущены ошибки? Или Россия еще не созрела для такой постановки вопроса?

Заранее спасибо за ответы.

Разумеется, нынешняя экономическая ситуация в нашем обществе не способствует процветанию гуманитарных наук, но ситуация эта не будет существовать вечно. Не только "идеология примитивного потребительства", но и вообще дух наживы по самой своей сути враждебны культуре, а уж гуманитарным наукам – в первую очередь. Но я бы не стал делать на этом основании широких обобщений и далеко идущих выводов. Во-первых, товарно-денежные отношения, как вы знаете, не тождественны капитализму (они существовали и в докапиталистических обществах, тогда как капитализм связан с определенным способом эксплуатации наемного труда), во-вторых, в капиталистическом обществе всегда действуют силы, препятствующие торжеству упомянутого вами "фундаментализма". Во всяком случае, связывать напрямую подъем капитализма и упадок гуманитарных наук я бы не стал. Вспомним, что формирование этих наук в Западной Европе приходится как раз на период между двумя (капиталистическими!) промышленными революциями.

Эмиль [11.11 03:25]

Здравствуйте уважаемый Георгий Константинович.Я- студент технического вуза.Как по личному опыту так и по опыту старших товарищей наибольшего успеха в работе добиваются те у кого первое высшее образование- техническое, а втрое-гуманитарное.Ведь не секрет, что тех. образование дают строгость и логичность суждений, усидчивость, широкий кругозор, практический взгляд на вещи. Я считаю что гуманитарное образование это лишь некое дополнение к основному технич. образ. Прав ли я в своем суждении?

От технического образования вреда, конечно, нет, а есть практическая польза, но глубоко неверно считать гуманитарное знание неким "дополнением" к естественнонаучному. Скорее, наоборот, и причина в том, что, как заметил еще Достоевский (и не он один), "Наука (имеются в виду естественные науки. – Г.К.) нравственного удовлетворения не дает, на главные вопросы не отвечает". И вся проблема, повторяю, в том, хотим ли мы получить ответы на эти вопросы.

Рустам [10.11 16:46]

Ежегодно публикуются данные международных рейтингов вузов, в которых МГУ занимает далеко не первые места. Уважаемый Георгий Константинович, как Вы считаете, отражают ли эти рейтинги действительный уровень ученых МГУ в гуманитарной сфере? Есть какая-то область гуманитарных наук, в которой отечественные ученые лидируют?

Аксиния Лопатина [10.11 13:44]

Как вы считаете, на какую специальность нужно поступать сегодняшнему абитуриенту, чтобы выйти с востребованным дипломом через 5 лет?

Сейчас, по-моему, такой гуманитарной области нет. После десятилетий культурной изоляции мы вынуждены догонять.

Дмитрий [11.11 13:36]

Уважаемый Георгий Константинович,

если можно, ответьте, пожалуйста, на два вопроса.

1. Можно ли сказать, что именно французские (франкоязычные) ученые внесли наиболее заметный вклад в развитие гуманитарных наук второй половины ХХ века? Сартр, Барт, Леви-Стросс, Кристева, Тодоров, Бодрийяр, Деррида, Лакан, Женетт и так далее? Или они просто лучше всего известны в России? И если их высокая репутация все же оправданна, то с чем может быть связана столь высокая концентрация ученых в отдельно взятой стране?

2. Существуют ли сегодня в мировой науке имена, сопоставимые по значимости, например, с тем же ныне покойным Леви-Строссом? Можно ли ожидать, что нынешнее поколение гуманитариев способно породить столь же мощный вброс новых идей, как это было тридцать-сорок-пятьдесят лет назад?

Прежде всего, перечисленные вами имена далеко не равноценны и в ряде случаев относятся к конфликтовавшим между собою направлениям гуманитарной мысли (например, Сартр и Леви-Стросс). Верно, однако, то, что 50-70-е годы – это "золотой век" французской гуманитарии. В этой связи хочу воспользоваться вашим вопросом, чтобы напомнить: расцвет французского структурализма и постструктурализма в названный период не в последнюю очередь связан с активным усвоением идей, пришедших из России. Так, на "отца" европейского структурализма Кл. Леви-Стросса ("Элементарные структуры родства", 1949) прямое влияние оказала фонология Н.С. Трубецкого и Р.О. Якобсона.

Знаменитая нарратологическая модель А.-Ж. Греймаса ("Структурная семантика", 1966) едва ли не целиком выросла из переосмысления "Морфологии сказки" (1928) В.Я. Проппа. В 1965 году Ц. Тодоров выпустил антологию "Теория литературы. Тексты русских формалистов", которая послужила еще одним мощным импульсом для развития французской нарратологии. Что касается постструктурализма, то, хотя у него были западноевропейские корни (в первую очередь Ницше), серьезным подкреплением здесь послужило творчество М.М. Бахтина ("Проблемы поэтики Достоевского" и "Творчество Франсуа Рабле…", с которым французское гуманитарное сообщество познакомила Ю. Кристева в конце 60-х годов: статьи "Бахтин, слово, диалог и роман" (1967) и "Разрушение поэтики" (1970).

Что касается "вброса" новых идей, то пока что, мне кажется, его ожидать не следует, так как до конца еще не исчерпали себя предшествующие парадигмы.

Настя [10.11 21:02]

Георгий Константинович, здравствуйте!

Как Вам кажется, нужно ли российским гуманитариям стремиться к интеграции в мировую науку? И вообще возможно ли настоящее вненациональное сообщество ученых-гуманитариев в том смысле, в каком оно возможно для физики, химии, биологии, математики и т.д.? Результаты точных и естественных наук оказываются актуальными для всех членов научного сообщества вне зависимости от того, кто провел исследование или совершил открытие, француз, американец или русский; существует ясная система рейтингов, ряд авторитетных международных изданий, конференций... Гуманитарные же науки кажутся куда более разобщенными, случаев глубоких перекрестных влияний между разными национальными школами не так много.

Плюс к тому встает проблема гуманитарного койне. Русистам, арабистам, специалистам по французскому средневековью абсурдно публиковать свои результаты по-английски; гуманитарии оказываются слишком тесно связаны с конкретным языком и конкретной культурной традицией. И выходит, что каждый национальный кусочек гуманитарного знания живет, по большому счету, своей жизнью.

К интеграции, разумеется, стремиться необходимо, особенно нам. Однако вы правы: гуманитарии очень тесно связаны с традициями своей страны или культурного региона; на мой взгляд, это хорошо, так как позволяет им увидеть то, чего не видно с иных точек зрения. Плохо, когда возникает стремление к культурной самоизоляции и возведению своего видения мира в абсолютный критерий, заставляющий отталкивать, подавлять или даже уничтожать все "чужое".

Николай [11.11 16:13]

Существует распространенное мнение, что гуманитарные науки во всем мире пребывают в кризисном состоянии, постепенно теряя тот импульс развития, который они приобрели в 1950-70-е гг. (структурализм и постструктурализм). Так ли это, по-Вашему? Есть ли какие-то новые фундаментальные идеи/теории, появившиеся за последние 20 лет, которые смогут трансформировать эти области знания?

Да, существует кризисная пауза. "Фундаментальных идей", о которых вы говорите, я пока что не вижу.

Кирилл [10.11 21:05]

1. Мне интересно, что вы думаете о сегодняшних студентах на гуманитарных факультетах? Когда начнут появляться гуманитарные деятели уровня Леви Строса, Бурдье, Фуко в России, да и будут ли?

2. Как сильно повлияли сталинские репресии на развитие гуманитарных дисциплин в России? Расстреляли практически всю научную элиту в данных дисциплинах. Насколько силен был спад?

3. Насколько актуально сегодняшнее творчество представителей гуманитарных дисциплин? Насколько оно интересно в Западной Европе и Америке?

Подчинение гуманитарных наук задачам политической идеологии государства всегда губительно, причем, как показал советский опыт, губителен не только для гуманитарного знания, но и для самого государства, и спад, от последствий которого мы до сих пор не оправились, был действительно силен. Когда он будет преодолен (весь вопрос в том, сколько времени на это уйдет), у нас смогут появиться деятели и более высокого уровня, нежели Фуко или Бурдьё.

Егор М. [10.11 20:11]

Почему чисто описательные дисциплины (например, литературоведение) считаются научными? Что это за наука без математического аппарата?

Почему историки, накопив огромное количество данных, не берутся предсказывать развитие общества и управлять им?

Дмитрий [10.11 15:51]

Здравствуйте!

Можно ли переформулировать вопрос: какие из гуманитарных наук "выживут", т.е. останутся неизменными, а какие сольются в более общие направления? Хотя разве что-то может остаться "неизменным"?.. В связи с этим какие Вы можете предсказать изменения в гуманитарных науках в XXI веке? В частности, интересует возможность математизации различных областей гуманитарного знания.

Спасибо

Математизация возможна там, где есть регулярность, повторяемость явлений, например, в некоторых областях социологии или в стиховедении (группа академика Колмогорова): здесь были получены результаты в области метрики, но эти результаты не слишком-то востребованы современными теоретиками стиха.

Ольга [10.11 23:14]

Доброго времени суток, профессор!

У меня к вам два вопроса. Скажите, когда по вашему мнению закончится эпоха постмодерна? И не кажется ли вам, что наше время - это период своебразного нового классицизма, когда все жанры в массовой культуре жестко структурированы, а их содержание изначально ориентировано на вкусы потребителей заранее рассчитанных целевых аудиторий?

Если понимать под Постмодерном эпоху, которую имели в виду такие авторы, как Жан-Франсуа Лиотар, то ее конец еще не близок. А что касается массовой культуры, то ее жанры, действительно, жестко структурированы и четко ориентированы на соответствующих потребителей, как, впрочем, это было и в античности, и в средние века, однако классицизмом я бы называть это явление не стал.

Лиза Новикова [11.11 15:32]

Георгий Константинович, спасибо, что почтили своим присутствием круглый стол "Литературоведение и критика нового тысячелетия", что прошел 10 ноября на филологическом факультете МГУ, в котором я участвовала вместе со Львом Аннинским, Львом Данилкиным, Олегом Клингом и Андреем Василевским. Было бы интересно узнать, что вы думаете о соотношении литературоведения и критики? А также -- о сегодняшней литературной критике?

Вопрос о литературоведении и критике заслуживает отдельного разговора, и я думаю, что у нас еще будет возможность его обсудить.

*anonymous* [10.11 18:57]

1. Как вы оцениваете перспективы формальных моделей в гуманитарных науках - например формальное (статистическое, к примеру) литературоведение? Лекции по "Введению в литературоведение" на первом курсе филфака повергли меня в уныние. Неужели вся "научность" - это бессмысленное теоретизирование о природе знака с одной стороны (Якобсон, Моррис), мутная философия и неуклюжий анализ (хотя достойные работы, безусловно есть) - с другой, и рассуждения о "континууме текста" и его непознаваемости - с третьей? (Кстати, спасибо за перевод S/Z).

2. Куда движется литературоведение сейчас? То, что доводилось слышать мне, было написано не ранее 80-х. В современных университетских учебниках авторы склонны цепляться за полуфилософские и далекие от науки труды М.М. Бахтина, Ю.Кристевой, а то и Аристотеля. Возможен ли какой-либо прорыв, который укажет путь к ответу на вопрос "как работает произведение"?

3. Чем больше читаю, тем больше убеждаюсь, что забавный тезис о том, что "литература делает нас лучше" мягко говоря не работает. Ничто так не расшатывает традиционные (и, вообще говоря, очень правильные с точки зрения полезности для общества ценности) как рефлексия над ними, которая стала просто убийственной в 20 веке. Примеров можно собрать массу и не для всех сработает контраргумент, что это "мы приходим к добродетели через отрицание". А если так, то в чем тогда предназначение филолога? Ведь зачастую говорят, что во многом благодаря им человечество еще себя не погубило.

"Полуфилософские труды Аристотеля" – это, право же, слишком сильно! То же касается и М.М. Бахтина. Его построения дискуссионны, но их ценность по меньшей мере в том, что они заставляют задумываться над такими проблемами, мимо которых без Бахтина мы, пожалуй, прошли бы мимо. В любом случае Бахтин - полноценный философ. Я рассматриваю его как позднего представителя "философии жизни", испытавшего сильное влияние Ф. Ницше и Г. Зиммеля. Что касается "природы знака", то гуманитариям знание о ней способно принести только пользу. Напомню, что именно обращение к семиотике, попытка применить идею "коннотативной семиологии" к разоблачительному анализу идеологии как "ложного сознания" принесли Р. Барту всемирную славу ("Мифологии", 1957).

О "предназначении филолога". Если под филологией в классическом смысле слова понимать "скромнейшую службу "при" тексте", почтительный "комментарий" к нему (С.С. Аверинцев), то стоит осознать, что современные лингвистика и литературоведение хотя и вышли из "филологии", однако ушли от нее очень далеко, поскольку давно уже не "служат" при своем объекте, но активно "взламывают" его, стремятся обнаружить его латентные уровни, вскрывают работающие в нем неосознаваемые механизмы и тому подобное. Для "наивного" сознания, не желающего ничего знать о себе самом, такая рефлексия действительно "убийственна" (как "убийственны" для него марксистский, фрейдистский, структуралистский и тому подобные анализы), но здесь опять-таки каждый из нас делает свой выбор – в каком мире (отрефлектированном или нет) ему жить. Во всяком случае, убрать аналитическую рефлексию из современных гуманитарных наук – значит лишить их основного инструмента. Наконец, я не думаю, что "филология спасет мир". Его способна спасти только любовь. Филология же, как ее ни трактовать, любви не противоречит, а, скорее, способна ее поддержать.

Анна [11.11 13:37]

Скажите, пожалуйста, каким научным инструментарием гуманитарная наука способна снабдить сегодняшних студентов-литературоведов? Курсы по теории литературы, на том же филфаке МГУ, - это позапрошлый век. Структурализм и постстуктурализм - ну тоже не очень современно. Теория интертекстуальности, усвоенная в российских вузах в 90-е годы, почти не приносит плодов - все о ней говорят, но как-то не видно, чтобы кто-нибудь использовал ее методологически, как инструмент исследования. Это современная наука в тупике или российские студенты, как обычно, не в курсе ее последних тенденций?

Да, для Запада структурализм и постструктурализм – это в целом позавчерашний и вчерашний день (о Кл. Леви-Строссе вспоминали не столько как об этнологе, сколько как о первом члене Французской академии за всю ее историю, дожившем до 100 лет). Но все дело в том, что в западном мире марксистские, неомарксистские, психоаналитические (во всех вариантах – от Фрейда до Лакана), структуралистские и тому подобные идеи давно уже вошли в плоть и кровь культуры, тогда как у нас они еще даже не прожеваны, а только поднесены к губам: скажем, кто из аспирантов-литературоведов (о студентах я не говорю) открывал Д. Лукача, К, Мангейма, Т. Адорно (и других представителей Франкфуртской школы)? Об интертекстуальности я даже не говорю: опыты ее "использования" у нас есть, но они чаще всего выглядят как карикатура.

Вера [10.11 18:29]

Георгий Константинович, какой Вы видите роль филологов-зарубежников в современной российской гуманитарной науке и в обществе? В советское время на лекции о зарубежной литературе в Университете ходили студенты всех факультетов,преподаватели буквально транслировали недоступное знание из-за границы, переводили, издавали, комментировали. Сегодня, когда есть видимая доступность иностранной литературы и мысли, что остается безусловной привилегией специалистов?

Роль "зарубежников" (причем не только в литературоведении) должна сохраниться. Вы правы, когда говорите о видимой доступности переводной гуманитарной литературы: во-первых, переводы эти часто оказываются невнятными, откровенно неквалифицированными (а откуда возьмутся специалисты?), а во-вторых, и это главное, огромная масса новой информации, идей, концепций и тому подобного в любом случае нуждается в грамотном растолковании и комментировании. А это могут сделать прежде всего профессионалы-зарубежники – преподаватели, лекторы. Есть острейшая необходимость в притоке свежих сил – молодых людей, которым гуманитарная проблематика была бы интересна.

Обсудить
Каждое третье убийство
Центральную и Южную Америку захлестнула волна насильственных преступлений
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Владимир Путин и Синдзо Абэ«Мы с Владимиром хотим идти рука об руку»
Из десятков намеченных планов Абэ и Путин пока готовы реализовать только один
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
Брить или не брить
Поклонницы натуральной красоты массово отказываются от эпиляции
CULVER CITY, CA - NOVEMBER 12: Founder, Snapchat Evan Spiegel (L) and model Miranda Kerr attend the Fifth Annual Baby2Baby Gala, Presented By John Paul Mitchell Systems at 3LABS on November 12, 2016 in Culver City, California. (Photo by Tommaso Boddi/Getty Images for Baby2Baby)Триумф ботана
Самый престижный жених современности — IT-магнат
«Американцы — радостный народ»
Рассказ москвича, переехавшего в Сан-Франциско
Мама — марихуана
Зачем американки совмещают употребление наркотиков с воспитанием детей
Очеловеченный фургон
Длительный тест стильно-пассажирского VW Multivan
ОСАГО надо?
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности