Александр Верховский, руководитель информационно-аналитического центра "Сова"

Пресс-конференция
28.07 12:23
Александр Верховский. Фото с сайта www.scilla.ru.
Александр Верховский. Фото с сайта www.scilla.ru.

Александр Верховский, руководитель информационно-аналитического центра "Сова"

Почему Киев избран местом заседания Священного Синода РПЦ?
В 2009 году Священный Синод Русской православной церкви впервые в истории соберется на заседание в Киеве. Произойдет это 27 июля, в первый день украинского визита патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который будет председательствовать на заседании Синода. Почему Киев избран местом заседания? Каково значение украинского визита патриарха для внешней политики РПЦ? Каково распределение общественно-религиозных сил на Украине? Как соотносится внешнеполитический курс РПЦ с реформами в патриархии, начавшимися после интронизации Кирилла? К чему приведет усиление влияния РПЦ на многие сферы светской жизни - образование, военное дело, законотворчество? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответил руководитель информационно-аналитического центра "Сова" Александр Маркович Верховский.
Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранены.
Andrew Pantin [24.07 19:39]

Здравствуйте. Два вопроса:

1) Как Вы считаете, подобный выбор места заседания Священного Синода - это расчетливое решение, призванное обозначить влияние РПЦ на данный регион, или же данный факт обусловлен какими-то другими соображениями?

2) Как к данному событию отнеслось руководство других религий, занимающих немалое место на Украине? Прежде всего, как на это отреагировала униатская церковь, имеющая, если не ошибаюсь, много претензий к РПЦ?

Конечно, решение принималось с политическим расчетом, если слово "политический" понимать в значении "церковная политика", а не политика государственная. Для Московского патриархата (который будем для краткости дальше именовать РПЦ) Украина — не просто соседняя страна, а страна, в которой находится примерно половина этой Церкви, если считать не по головам (что вызывает известные разногласия), а по общинам — по приходам. Сохранение этой половины находится — если думать не только о завтрашнем дне, но и о послезавтрашнем, — под большой угрозой.

В решении этой проблемы один визит, конечно, - не панацея. Но что несомненно, так это активизация политики РПЦ на украинском направлении: достаточно сравнить формат визита нынешнего патриарха и предыдущего. Впрочем, патриарх Кирилл и вообще будет более активным, чем был патриарх Алексий (и это различие — не в возрасте или состоянии здоровья). Но ничего провоцирующего не планировалось: на заседании Синода обсуждались обычные вопросы, ничего "специфически украинского".

Воссоединение церквей, как бы оно ни пошло, - это задача на дальнюю перспективу. Подходы политиков, рассчитывающих на результат в течение месяцев или хотя бы нескольких лет, тут не сработают. Патриарх Кирилл это, несомненно, понимает, поэтому не формирует ситуацию, задача визита скромна — продемонстрировать, что Украина — такая же часть "канонической территории" РПЦ, как и любая часть России: поэтому тут вполне можно провести обычное заседание Синода, посетить монастыри и так далее. Именно в некоторой обыденности программы визита его смысл.

Реакция у украинских "конкурентов" РПЦ — а это УПЦ Киевский патриархат, Украинская автокефальная церковь (конечно, с точки зрения РПЦ эти названия не каноничны, как и сами эти церкви), греко-католики — разнится. Но в целом, к счастью, вопрос о проведении Синода в Киеве не поднимается на такую драматическую высоту, на какую любят у нас поднимать тему визита папы Римского.

УАПЦ выступила за соединение действующих украинских православных церквей в единую национальную автокефальную церковь. На это РПЦ вежливо ответит, что надо продолжать вялотекущие переговоры. Греко-католики попросили не придавать визиту политическое измерение (патриарх Кирилл на это ответил заранее, что и не собирается). УПЦ КП предложила встречу глав церквей (что заведомо нереально, так как глава РПЦ не может встречаться с человеком, отлученным в РПЦ от Церкви за этот самый раскол) и заодно постаралась политизировать тему. На это патриарх Кирилл уже ответил.

Политические силы Украины не могут пройти мимо такого значимого события (вот и президент Ющенко еще раз выступил за единую поместную церковь), но само по себе оно является поводом для политических акций, а не самостоятельной политической акцией.

Лук [24.07 20:42]

Православие в России сейчас что? Религия большинства или религиозная субкультура?

"Религия большинства" - это скорее политический термин, а субкультура — социологический, так что вопрос не очень корректный.

Есть ли у РПЦ какой-то статус "религии большинства"? Да, есть — на уровне неформальных отношений. И нет — на уровне формальных. Все мы знаем, сколь значимы первые, но не стоит забывать и о вторых.

Социологически вопрос о доле православных в населении страны уже многократно обсуждался. Смотря кого Вы относите к православию — насколько религиозных в смысле значимости отношений с Богом, насколько вовлеченных в церковную жизнь, насколько ортодоксально верующих?

Субкультура — это про довольно небольшое меньшинство, да и там, строго говоря, не единая субкультура (патриарх Кирилл на днях отнес себя к субкультуре и даже признак указал — что сидит в облачении; но по субкультурным признакам он заметно отличается от большинства участников православно-монархических крестных ходов, например).

Церковь — и это естественно — считает своими всех крещеных в православии. Светское общество должно ориентироваться скорее на то, для скольких человек голос церкви значим в сравнении с другими голосами. Ведь РПЦ — организация без фиксированного членства. Значимость голоса церкви, а реально — ее руководства, следует определять в каждом конкретном случае.

Владислав Коваленко [24.07 21:46]

Александр, здравствуйте!

Как вы считаете не спровоцирует ли такой визит еще больший раскол между РПЦ и УПЦ (КП), не полечет ли за собой усиление "миссионерских" настроений УГКЦ, РКЦ на территории Украины, традиционно считающиеся православными?

Нет, не считаю. Один визит не произведет заметных изменений.

Но новый патриарх, несомненно, будет проводить менее осторожную политику, чем проводил предыдущий. И украинские религиозные коллизии теперь вполне могут стать более насыщенными, чем в последние годы.

Впрочем, угроза позициям РПЦ на украинских землях исходит скорее не от греко-католиков или римо-католиков, а от тенденции к отделению украинского православия от российского. Восточная Европа (от Чехии до России) испытывает подъем национализма, и чем восточнее и южнее, тем, в среднем, этот подъем заметнее. Одним из элементов "национального возрождения" является национальная церковь. Для Украины единая ортодоксальная христианская церковь нереальна в обозримом будущем. А вот воссоединение нынешних православных церквей в единую национальную церковь, в принципе, реально, хотя и очень непросто и, конечно, это не может получиться быстро, в ближайшие годы (конечно, в случае объединения останется немало неприсоединившихся, но они не будут создавать реального плюрализма внутри национального православия, как не создают его сейчас "альтернативные православные" в России). И каким бы образом это объединение ни случилось, такая украинская церковь будет независима от Москвы.

В этом смысле призывы РПЦ к "возвращению" УПЦ (КП) и УАПЦ контрпродуктивны для РПЦ же. Для благополучного развития РПЦ в Украине лучше делать акцент не на неканоничности других церквей и необходимости объединения путем поглощения, а на признании сложившегося плюрализма. Признать его как норму невозможно, так как это противоречит актуальной сейчас части канонического права, но можно постепенно делать эту тему менее острой и нащупывать компромиссы.

SV [25.07 01:20]

А Вы верующий человек? Ведь Ваши суждения будут преломляться сквозь эту призму.

Это слишком личный вопрос. Скажу только, что я очень стараюсь, чтобы мои убеждения не влияли на мои рассуждения.

OL [25.07 03:30]

Отделена ли церковь от государства? Если не очень,то какие задачи России она решает на Украине?

Отделена. Известная близость РПЦ к власти — того же рода, что у других формальных и неформальных сообществ, близких к власти.

На Украине РПЦ стремится к "возвращению раскольников". Мне это, как я уже говорил, кажется контрпродуктивным для нее же. Но, несомненно, патриарх Кирилл надеется на успех — что и воссоединение церквей удастся, и продукт этого воссоединения удастся удержать. Это сугубо церковная задача.

Власти же российской от этого был бы несомненный и очевидный плюс. Но, повторюсь, не будет его.

Представление же (предлагаемое, в частности Киевским патриархатом), что патриарх Кирилл может способствовать возвращению Украины в состав России, несколько фантастическое: такого результата и вообще трудно, мягко говоря, добиться, и уж точно не церковные аргументы могут тут сыграть какую-то роль, поскольку наши общества (и российское, и украинское)не столь религиозны.

Сергей Иванович [25.07 11:27]

Александр, известно ли вам, что Владимир Святой привёз из Корсуня в Киев вовсе не православие (так называлась религия славян-язычников), но правоверие христиан? Как лично вы относитесь к "переписыванию веры" Никоном?

Затрудняюсь прокомментировать то, что Вам "известно".

Что до "переписывания веры", то религия, как и все живое, изменяется. Изменяется даже тогда, когда клянется в верности древним заветам. И, наверное, быстрее всего изменяется именно тогда, когда особенно активно клянется.

Сергей [25.07 11:31]

Справедливо ли иметь Церкви в другой стране 80% своих приходов? (У РПЦ 17 000 приходов, из них 10 000 в Украине, где они составляют в свою очередь примерно 80% от общего числа всех приходов Украины в 12 700)

В каком смысле справедливо? Кто тут обижен?

У РПЦ, конечно, не 80 процентов ее приходов в Украине, но пропорция к населению гораздо выше, чем в России. Так сложилось по многим причинам, и теперь это факт.

Проблема возникает, только если церковь рассматривать как национальный институт. И да, очень многие люди, наверное, даже большинство, в той или иной степени ее так и рассматривают.

Иван П. [25.07 14:52]

1. В публикациях многих журналистов любое взаимодействие РПЦ с государственными структурами, депутатами Федерального Собрания, Вооруженными Силами трактуется как нарушение Конституции РФ. На каком основании? Ведь светский не значит "атеистический" и "безрелигиозный". На мой взгляд - "светское государство" это государство в котором каждый имеет право иметь религиозные убеждения или не иметь таковых. Есть ли случаи, когда к ходе взаимодействия с РПЦ кого-либо из чиновников, депутатов, военнослужащих и просто граждан РФ принуждали принимать православие, заставляли участвовать в православных обрядах или назначали/снимали исходя из религиозных убеждений?

2. Никак не могу взять в толк, почему изучение религиозной культуры в школе будет кого-то с кем-то ссорить?

Есть ли конкретные факты, когда изучение православной культуры в школе привело к дракам, конфликтам, нанесло вред нравственному и психическому состоянию детей? (Кстати, ни разу не слышал выступлений правозащитников против преподавания основ ислама в школах Чеченской республики. Или кто-то все же выступал против этого?)

Вы правы, бывает, что понятие "светский" путается с понятием "безрелигиозный". С понятиями такого рода путаница вообще неизбежна. Достаточно посмотреть на то, как по-разному складывается представление о светском обществе и его критериях отношения к религиозным феноменам и религиозным организациям в разных европейских странах.

Обычно смущает, что отношения органы власти строят чуть ли не исключительно с одной религиозной организацией. В федеральном масштабе - это РПЦ, в регионах — по-разному. Особый статус ислама, насаждаемый Рамзаном Кадыровым, конечно, гораздо дальше от представлений о светском обществе, чем особый статус РПЦ в масштабе страны, но это никак не утешает тех, кого тяготит особый статус РПЦ, пусть и не установленный законом.

Что касается принуждения, то случаи, конечно, были. Например, в воинских частях, где вообще все, как правило, делается строем. Преподавание ОПК (основ православной культуры) не должно, согласно закону, сопровождаться обрядами, но местами сопровождалось, в том числе и в ситуации обязательного преподавания, которое недолгое время было в Белгородской области. В том-то и проблема, что государственные органы легко прибегают к принуждению, в том числе и в этой сфере.

Наносило ли ОПК кому-то вред, тем паче — психическому здоровью, я не знаю, да и трудно это узнать. К драке приводило изредка, вот, например, история.

Присутствие религии в школе проблематично не потому, что кто-то с кем-то поссорится: из-за урока литературы тоже можно поссориться. Но потому, что, во-первых, государственная школа должна оставаться светской, преподавание о религии не должно превращаться в религиозное обучение, а это не всегда просто обеспечить. А во-вторых, потому что в мультикультурном обществе, каковым по факту является Россия (в данном случае - не из-за пресловутой многонациональности, а из-за очень большого многообразия отношения к религии) нужно обеспечивать еще и свободу выбора в образовании, а это тоже непросто (и скоро мы это увидим при воплощении провозглашенного Дмитрием Медведевым эксперимента в 18 регионах).

Ваш последний вопрос наводит на мысль, что правозащитники ополчаются именно на православие, а к исламу в школе они почему-то куда терпимее. Если я верно угадал, то могу Вас заверить — Вы ошибаетесь. Просто в нашей большой стране жители центра, а тем более Москвы, часто забывают о многообразии региональной жизни. Это само по себе нехорошо, конечно, но никаких следов того, чтобы в правозащитной среде предпочитали ислам православию, я что-то не замечал.

Евгений Эгильский [25.07 16:41]

Александр, не могли бы вы кратко сформулировать свое отношение к антикультовому движению и его идеологии?

Я понимаю озабоченность многих людей тем, как необычно и часто пугающе преображаются их родственники и знакомые, включившись в бурную религиозную жизнь. Но это — их выбор, это их свобода совести. И точка. Кому-то (в том числе и мне, и Вам) может казаться смешным или нелепым то, что делает или во что верит ближний, но это не должно становиться поводом для "борьбы" - только для дискуссий, желательно — доброжелательных и заинтересованных.

Антикультисты исходят из того, что негативное влияние присуще именно новым религиям (культам). Статистически это сомнительно. Доказать этот тезис в общем виде невозможно, хотя есть и очевидные примеры криминального поведения некоторых религиозных лидеров. Впрочем, и антикультисты в своей борьбе переходили эту черту (из-за чего прекратила существование американская CAN).

В российском варианте антикультизм силами Александра Дворкина (российский сектовед и антикультист - Лента.Ру) понимается в первую очередь как "сектоборчество" и является скорее религиозным феноменом в рамках современного православия. Очень плохо, когда эту явно конфессиональную повестку дня воспринимают официальные органы. Но сама по себе полемика "сектоборцев" с их оппонентами — нормальная вещь. Хорошо бы только вести ее не в столь агрессивном духе.

Дедушка [25.07 17:35]

Глубокоуважаемый Александр Маркович!

Вот, например, духовной столицей православных греков (тех самых, от кого у русских и вера, и письменность) является турецкий ныне город Стамбул. Понимают люди, что церковь - одно, а государство и общество - другое.

А главные святыни православия и христианства и вовсе - в Иерусалиме.

Отчего же между православными русскими и украинцами столько споров вокруг, скажем уж прямо, явно периферийных центров христианского мира - Москвы и Киева.

Послушаешь нового патриарха Всея Руси и спрашиваешь, а где же смирение, а где же любовь? Одно политиканство.

Спасибо Вам за ответ.

Ну, насколько патриарх Кирилл смиренен и любит оппонентов своих, об этом будет судить Господь на Страшном Суде, а нам, светским наблюдателям, достаточно заметить, что полемика с оппонентами ведется на уровне Патриархии достаточно спокойно.

Просто примириться и сказать — пусть будет по-вашему — почему бы хотеть этого от кого угодно, в том числе и от РПЦ? Мы живем не в Святой земле, нам тут и про Москву с Киевом интересно. Вот и споры. Тем более, здесь задета и проблема внецерковная, но чувствительная для многих - и православных, и не православных, — восприятие украинского суверенитета в Украине и в России.

И нет здесь ничего специфически российского. Греки бы многие тоже, наверное, не прочь вернуть Константинополь, но последняя греко-турецкая война была давно, и вопрос вышел из категории имеющих отношение к действительности. Постепенно и существование отдельной Украины станет таким признанным всеми фактом.

sergey [25.07 17:36]

Защищает ли Россия своих граждан от волны мероприятий "новых церквей"-если в Украине сталкиваешься с чем-либо духовно-религиозным,то почти всегда это проявление религиозных течений,не имеющих многих последователей в мире(не в СНГ),а то и запрещенных в других странах?Как РПЦ относится к таким "экспериментам"над народом,особенно в духовно-политическом кризисе?

Новые религиозные движения (НРД), запрещенные в каких бы то ни было странах, очень слабо представлены в России. Если же Вы имеете в виду любые НРД и вообще религии, которым меньше двух-трех сотен лет, то их в России не любят не только РПЦ (что естественно), но и светские власти, и чинят им препятствия, в том числе - явно нарушая при этом закон.

Помогают ли такие действия в плане "духовно-политического кризиса", я не могу сказать, так как не понимаю, что за кризис Вы имеете в виду.

Прохор [26.07 01:25]

Если Корсунь (Херсонес-нынешний Севастополь) колыбель христианства на Руси, то почему РПЦ так мало внимания уделяет Севастополю? Почему визит патриарха в Севастополь и на Херсонес - первый за всю историю патриархата? Могут ли стать визиты патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Херсонес регулярными?

Не могут: патриарх не может слишком много времени уделять повторению символических жестов.

kharon [26.07 14:43]

А какую позицию занимает Диомид по отношению к конкуренции патриархатов в Украине? Как он решал бы вопрос взаимоотношений с действующими украинскими власть имущими, если бы стал патриархом?

Для Диомида Филарет Киевский — отлученный раскольник, как и для патриарха Кирилла. Про отношение пламенного фундаменталиста Диомида к католикам (римо- или греко-) нечего и говорить. Но ответить на Ваш второй вопрос невозможно: чтобы Диомид возглавил РПЦ, не только РПЦ, но и вся страна наша должны так радикально измениться, что иранская революция показалась бы умеренной реформой, и все проблемы, включая украинские, выглядели бы иначе.

Владимир [26.07 21:19]

Здравствуйте Александр, прошу ответить на пару вопросов:

1. Как отразился мировой крисиз на РПЦ? Стало ли сложнее, по сравнению с прошлыми годами находить финансирование на ремонт и восстановление храмов?

2. Почему иерархи РЦП раньше не использовали все имеющиеся у них возможности для более глобального (не только на Украине, но и в других странах) развития. Мне кажется, что после объединения зарубежной русской православной церкви и РПЦ процесс был остановлен, в то же время другие конфессии, в том числе и секты ведут в России более деятельную работу, вербуя себе сторонников в том числе и из числа прихожан РПЦ.

Денег, конечно, стало меньше, как и везде. Но оценить убыль трудно, так как финансовая жизнь РПЦ не слишком прозрачна (и это не намек на какую-то особенную финансовую нечистоплотность, а констатация сложной структуры церковных финансов).

Руководство РПЦ и раньше думало о развитии не только в плане строительства/ремонта храмов. Но у РПЦ есть серьезный кадровый дефицит, и эта проблема быстро не решится.

Сейчас много говорят о миссии и кое-что делают. Но РПЦ традиционно надеется скорее на поддержку власти. В краткосрочной перспективе это может быть и эффективнее, чем опора на свои силы, на привлечение новых инициативных, самостоятельных людей, но в долгосрочной — наоборот. У других конфессий (не знаю, кого именно Вы относите к сектам) выбора нет, и это делает их эффективнее.

Григорий [27.07 05:50]

Уважаемый Александр Маркович, у меня к Вам несколько вопросов, связанных между собой.

1. Действительно ли имеет место активная экспансия РПЦ на Украину?

2. Какие цели в дальней перспективе преследует РПЦ на Украине?

3. Как, в целом, складываются отношения РПЦ и украинских властей?

4. Можно ли рассматривать экспансию РПЦ в качестве особой формы идеологической экспансии России на Украине?

5. (Вопрос немного из другой области) Как Вы лично оцениваете перспективы развития РПЦ в ближайшие 10-20 лет в России? Можно ли говорить о том, что "волна православия" -- это лишь своеобразный поиск страной своего пути, процесс самоопределения, который в дальнейшем может оказаться пройденным (имеется в виду, что "увлечение" православием, которое наблюдается сейчас, в значительной степени нивелируется)?

6. Можно ли сформулировать некий общий вектор внешней политики РПЦ -- до Кирилла и с его приходом?

Заранее благодарю за ответы, Григорий.

Я, в основном, уже отвечал выше. Но повторю кратко. "Экспансии" РПЦ нет: "расклад" в украинском православии сейчас достаточно стабилен. Цель-то РПЦ понятна — восстановить православное единство в рамках Московского патриархата, но она не реалистична, я думаю. Когда придет осознание нереалистичности такой задачи (многие, я уверен, это понимают, но сказать не могут), появится возможность для более мирных отношений - и межконфессиональных, и с властями Украины. Заодно и у российских властей не будет соблазна видеть церковь в качестве внешнеполитического инструмента.

Для церкви главная задача — именно десекуляризация, так было и будет. Нынешний патриарх будет и в этом плане активнее предыдущего. А перспективы достижений — самые обычные. Ничего революционного, скорее всего, в ближайшие 10-20 лет не произойдет. Церковь будет эксплуатировать в свою пользу консервативные тенденции во власти и в обществе, слишком многого не добьется (взять хотя бы невероятно медленное продвижение православия в школу, а ведь это ключевая проблема для РПЦ). Но церковь не потеряет быстро позиций и тогда, когда эти тенденции переломятся, что рано или поздно случится. А общество уже все равно останется в целом светским и очень плюралистическим в мировоззренческом смысле, поскольку всерьез процесс секуляризации нигде еще вспять повернуть не удавалось.

Владимир [27.07 11:56]

Здравствуйте Александр. У меня следующий вопрос: Я понимаю, что церковь отделена от государства, но в последние годы на Украине мы наблюдаем политический и экономический кризис. Почему Русской православной церковью не была озвучена её позиция, ведь возможно что Украина как государство может разделиться на западную и восточную. А церковь не принимает участие в решении противоречий между западом и востоком, между конфессиями.

Как это церковь "не принимает участие в решении противоречий между конфессиями"?

А вот от категоричных политических заявлений она уклоняется (хотя не всегда), и это правильная стратегия: ведь церкви надо налаживать диалог с властью и со светским обществом при любом политическом повороте. Делать выбор на партийно-политическом уровне — это противоречит не только миссии церкви, но и ее интересам.

Обсудить