Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Минобороны не спешит расставаться со своими тайнами

Российские военные не спешат выполнять решение Верховного суда России об отмене списка государственных тайн, составленного в Минобороны. Напомним, что 6 ноября военная коллегия Верховного суда России подтвердила, что "Перечень сведений, подлежащих засекречиванию в вооруженных силах", утвержденный секретным приказом министра обороны номер 055 от 10 августа 1996 года, является незаконным и не действительным.

Между тем, начальник отдела информационной безопасности в средствах массовой информации Генштаба (именно этот отдел готовит материалы в прокуратуру для возбуждения уголовных дел по фактам разглашения гостайны) полковник Сергей Каплин заявил журналистам "Коммерсанта", что не может прокомментировать и даже до сих пор не видел решения Верховного суда.

"Пока перед моими глазами нет решения Верховного суда в письменном виде, нечего и комментировать. А вообще, мы всегда работаем исключительно по российским законам", - сказал Каплин.

Напомним, что список гостайн, составленный Минобороны России, был признан нелегитимным, так как в него, в нарушение Конституции, военные ввели дополнительные категории сведений, подлежащих засекречиванию. Сам перечень тоже был засекречен, и журналисты и ученые не могли узнать, о чем нельзя говорить или писать открыто. Тем не менее, на основании этого перечня были возбуждены несколько уголовных дел.

Еще 12 сентября 2001 года военная коллегия Верховного суда рассмотрела жалобу, поданную капитаном первого ранга запаса Александром Никитиным, также обвинявшемся в разглашении гостайны. Коллегия признала перечень секретных сведений незаконным и не действующим. Минобороны попыталось обжаловать это решение, но кассационная коллегия Верховного суда, состоявшаяся 6 ноября, жалобу министерства не удовлетворила.

В результате судебные процессы над учеными Игорем Сутягиным в Калуге, Валентином Даниловым в Красноярске и военным журналистом Григорием Пасько во Владивостоке, обвиненными в разглашении государственной тайны и государственной измене, потеряли смысл. Сразу после оглашения решения суда был объявлен перерыв в работе судов, разбирающих дела Данилова и Пасько. Суд над Сутягиным объявил перерыв еще 1 ноября.