Только важное и интересное — в нашем Twitter

Двух активисток поэтического детского лагеря ПОРТОС осудили за истязание несовершеннолетних

Московский областной суд вынес свое решение по делу двух активисток "Политизированного (по информации РТР - поэтического) объединения разработки теории общественного счастья" (ПОРТОС), сообщает РИА "Новости". Татьяну Ломакину и Ирину Дергузову приговорили соответственно к шести и восьми годам лишения свободы.

Их признали виновными в преступлениях, предусмотренных несколькими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации - часть 1 статьи 239 УК РФ (Создание объединения, посягающего на личность и права граждан), часть 1 статьи 208 (Создание незаконного вооруженного формирования), часть 2 статьи 127 УК РФ (Незаконное лишение свободы), часть 2 статьи 117 УК РФ (Истязание несовершеннолетних).

На процессе активистки заявили, что они себя виновными не считают и попросили суд их оправдать.

Организация "Братство кандидатов в настоящие люди ПОРТОС" известна тем, что на территории бывшей базы завода "Салют" в деревне Машково Люберецкого района Подмосковья, она создала некое подобие детского трудового лагеря. В нем, как утверждали руководители лагеря, дети из неблагополучных семей должны были при помощи труда и дисциплины превращаться в "настоящих людей".

В лагере детей заставляли писать стихи, ежедневно вести дневник, который назывался "внешней совестью", запрещали курить и употреблять алкоголь. В ПОРТОСЕ существовала жесткая дисциплина - за малейшее нарушение устава детей избивали плетью, сажали в карцер.

8 декабря 2000 года во время обыска на базе было изъято более 20 единиц оружия, большая часть которого была зарегистрирована. Руководителей ПОРТОСа - Юрия Давыдова и Евгения Привалова задержали.

В результате судебно-медицинских и психолого-психиатрических экспертиз их признали больными шизофренией. Прокуратура рекомендовала отправить их на принудительное лечение, однако Московский областной суд обнаружил грубые ошибки, допущенные следствием, и направил дело на доследование. Это решение суда опротестовала Мособлпрокуратура.