Новости партнеров

Адвокаты арестованных в Катаре россиян требуют не учитывать сделанные под пытками признания

Арестованные в Катаре россияне в зале суда. Съемка ТК ''Россия'', архив, 2004 год

Признательные показания россиян, арестованных в Катаре, не могут быть использованы на судебном процессе, так как были получены под пытками. Как сообщается на сайте интернет-издания "Газета.Ru", об этом журналистам заявил адвокат арестованных Дмитрий Афанасьев. По его словам, для получения этих показаний его клиентов били, применяли к ним психотропные препараты и травили собаками.

Судебные слушания по делу россиян, обвиняемых в убийстве Зелимхана Яндарбиева, утром 25 апреля начались в 10:00 по катарскому времени. Катарская полиция оцепила здание суда и усилила охрану зала заседаний. В суд пришли родственники Яндарбиева, представители российского консульства во главе с Максимом Максимовым и журналисты. Последних вскоре попросили удалиться - процесс был объявлен закрытым.

Первое заседание по делу двух сотрудников российских спецслужб, которые катарские СМИ называют "Белачевым" и "Бокчовым" (точное написание их фамилий до сих пор не известно) состоялось 13 апреля. Тогда выступили прокурор и катарский адвокат подсудимых Мохсен ас-Сувейди. Допрос свидетелей оставили на следующие заседания.

Руководитель группы российских защитников из бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Дмитрий Афанасьев в эфире телеканала "Россия" сообщил, что не нашел в материалах дела Яндарбиева причастности российских граждан к вменяемому им преступлению. По его словам, все утверждения катарской стороны не выдерживают критики. В частности, у адвоката вызвали сомнения слова некоего свидетеля, который якобы видел одного из его подзащитных в автомашине недалеко от мечети, рядом с которой позже взорвался автомобиль Яндарбиева. По мнению адвоката, "представляется очень маловероятным, что можно прийти в мечеть или в церковь, или в магазин, где припаркованы сотни автомобилей и случайно запомнить номер".

Кроме того, обнаружив на дипломатической вилле в гриле для барбекю пепел от бумаги и пластика, следствие сделало вывод, что "в гриле был уничтожен пульт дистанционного управления взрывным устройством". По мнению Афанасьева, здравый смысл подсказывает, что "у каждого россиянина на даче можно найти в гриле пепел от бумаги и пластиковых бутылок".

Афанасьев заявил, что намерен строить линию защиты на основе двух утверждений. Во-первых, он будет убеждать судей, что к первоначальным признаниям подзащитных прислушиваться не стоит, так как к ним применяли психологическое и физическое воздействие – "избивали, лишали сна, в нескольких случаях на них выпускали специальных собак" (возможно, именно поэтому они первоначально признали себя виновными – данные об этом появлялись в катарских СМИ). "По катарскому законодательству и в соответствии с нью-йоркской Конвенцией против пыток 1984 года признания, полученные под пыткой, не могут быть использованы в качестве доказательств", – сказал адвокат. А во-вторых, он будет настаивать на том, что, задержав Белашкова и Бокчова на дипломатической вилле, а значит на территории другого государства, катарские власти нарушили закон.

Адвокаты требовали, чтобы катарскому защитнику (по закону только он имеет право выступать в суде) разрешили беспрепятственно общаться с подзащитными, и просили, чтобы на этих встречах разрешили присутствовать их переводчику. Однако ни одно из ходатайств суд не удовлетворил. Судьи согласились только на то, чтобы позволить осмотреть подсудимых врачу-европейцу.

Допрос свидетелей планируется продолжить 26 апреля.

Мир00:0317 мая

«Люди — это вирус»

Экофашисты хотят сократить население Земли. Они готовы убивать и надеются на помощь коронавируса