Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

Уволенная журналистка ответила главе "Русской службы новостей"

Скриншот ЖЖ Ирины Воробьевой

Журналистка Ирина Воробьева разъяснила ситуацию со своим увольнением из "Русской службы новостей" (РСН).

В своем блоге она ответила на заявление гендиректора и главного редактора РСН Михаила Бакланова, отказавшегося считать ее журналистом. По словам Бакланова, Ирина Воробьева не занималась репортерской работой на радиостанции, а лишь собирала по телефону комментарии экспертов и монтировала для эфира телефонные интервью.

"Тогда, значит, в Чечню я летала не как журналист, и марш бритоголовых в ноябре я освещала не как журналист, а похороны Анны Политковской на этой радиостанции освещал, надо думать, тоже не журналист", - пишет в своем интернет-дневнике Воробьева. При этом она отмечает, что ее репортажи можно легко найти на сайте РСН в текстовом виде и в аудио-формате.

Напомним, что Воробьева, ранее активно занимавшаяся политикой, была уволена с РСН за участие в программе "Полный Альбац" радиостанции "Эхо Москвы". Туда она была приглашена как очевидец "Марша несогласных" в Санкт-Петербурге. Первоначально Воробьева намеревалась освещать марш для РСН, однако руководство ответило ей отказом.

Позже на форуме РСН от имени руководства станции было объявлено, что "Воробьева, не предупредив редакцию РСН, отправилась на конкурирующую радиостанцию, где выступила в качестве "журналиста, освещавшего" события в Петербурге, что не соответствует действительности". Кроме того, сообщалось, что затем в беседе с главным редактором она призналась, что действовала некорректно, принесла извинения и написала заявление об уходе.

В своем блоге Воробьева приводит другую версию событий. "После того как руководство узнало, что я принимала участие в передаче "Эха Москвы", у меня спросили, так это или нет. Я ответила, что это правда. "Вы уволены" - услышала я в ответ. Тогда я потребовала, чтобы меня увольняли – нашли статью, по которой меня можно уволить. После чего на меня начали оказывать давление. Речь шла о том, что это подло, что меня вырастили как кадра на радиостанции и так далее. После всех этих разговоров я плюнула и написала заявление, - пишет Ирина Воробьева. - Я НЕ извинялась перед Баклановым М.Г. ни за то, что была на Марше, ни за то, что была на Эхе. Это вранье. А вот, что я действительно сказала Бакланову, так это то, что на РСН действует политическая цензура. Он мне ответил "да, цензура, а где ее нет?".