Российским судам разрешили выбирать любой регион для заседаний

Президент РФ Дмитрий Медведев подписал закон, согласно которому российские суды смогут проводить выездные заседания в любом населенном пункте РФ. Об этом говорится в сообщении пресс-службы президента, поступившем 3 июня в редакцию "Ленты.Ру".

Закон, подписанный Медведевым, был принят Госдумой 20 мая и одобрен Советом Федерации 25 мая. Документ вносит изменения в новый закон "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", вступивший в силу в марте 2011 года.

Изначально новый закон запрещал судам проводить выездные заседания за пределами своих регионов, областей и районов (например, Краснодарский краевой суд мог заседать не в своем постоянном здании, но только в пределах Краснодарского края, а Кунцевский районный суд Москвы - в пределах района Кунцево). Теперь же любой суд при необходимости может проводить заседания где угодно (например, Кунцевский районный суд Москвы может заседать в Краснодарском крае).

Портал "Право.Ру" сообщает, что авторами поправки к закону являлись несколько депутатов Госдумы. В пояснительной записке говорилось: "Логика рассмотрения дела зачастую вызывает необходимость и целесообразность рассмотрения его за пределами территориальной подсудности". По сути это является возвращением к старой практике - до принятия нового закона территориальных ограничений на выездные заседания не существовало. Например, в 2009 году Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга осудил предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина) на выездном заседании в Москве.

Закон "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" был принят в рамках масштабной судебной реформы, которая, по данным РИА Новости, была начата еще в 2009 году. До марта 2011 года работа российских судов общей юрисдикции регулировалась законом "О судоустройстве в РСФСР", принятым в 1981 году. После принятия нового закона правительственная "Российская газета" писала о "революции в судебной системе" и "избавлении от пережитков СССР". Впрочем, издание признавало, что некоторые эксперты оценивают реформу как простое переименование процедур, суть которых при этом не изменится.