Скарлетт Йоханссон назвала Иванку Трамп трусихой

Скарлетт Йоханссон

Голливудская актриса Скарлетт Йоханссон назвала дочь президента США Дональда Трампа Иванку трусливой, а ее поступки — старомодными, сообщает Daily Mail.

Соответствующее заявление артистка сделала во время интервью журналистке Арианне Хаффингтон (Ariana Huffington) в рамках конференции Women in the World («Женщины в мире»), проходившей в Нью-Йорке.

Было заявлено, что 32-летняя Йоханссон ответит на вопросы о своей работе, гражданской активности и материнстве. Однако Хаффингтон, являющаяся основательницей новостного сайта Huffington Post, сразу задала вопрос, связанный с Иванкой (в марте Йоханссон снялась в рекламе духов, пародирующей «первую дочь»).

Йоханссон заявила, что пребывает в недоумении от недавнего интервью Иванки, в котором та призналась, что критикует отца, но не публично. Актриса также заявила, что идея о том, что за спиной великого мужчины стоит великая женщина, старомодна. «Это совсем не вдохновляет. И вообще я думаю, что это на самом деле трусливо», — отметила актриса.

В чем именно, по ее мнению, Иванка должна перестать поддерживать отца, Йоханссон не уточнила.

Знаменитость напомнила, что знает Иванку с детства, поскольку обе выросли в одно время в Нью-Йорке, примерно в одной среде (отец Йоханссон — архитектор — прим. «Ленты.ру»). Актриса предположила, что 35-летней Трамп сейчас нелегко.

«У нее есть сила повлиять [на происходящее], просто сказав [что она думает] вслух. У нее очень хорошая речь, она сообразительная и умная. Это ставит меня в тупик», — отметила Скарлетт.

Несмотря на заявленную тему конференции, Йоханссон так ничего и не спросили о семье и ребенке (актриса находится в процессе развода с мужем, журналистом Роменом Дориаком — прим. «Ленты.ру»).

Йоханссон известна как противница Трампа. В январе она вместе с певицами Мадонной и Шер приняла участие в женском марше протеста, последовавшем за инаугурацией 45-го президента Соединенных Штатов.

Из жизни00:0312 октября

Тяжелая рука

Хирург годами убивал и калечил пациентов. Никто не знал, как его остановить