Силовые структуры

Хакер Константин Козловский заявил об угрозе для его жизни в СИЗО Екатеринбурга

Фото: Вова Жабриков / URA.RU / ТАСС

«Аня, на меня давят. Эти выходные особенно. Очень сильно. Жизнь самоубийством заканчивать не хочу. Люблю Костя». Это письмо находящийся в СИЗО №1 Екатеринбурга хакер Константин Козловский передал своей супруге. Копия имеется в распоряжении «Ленты.ру», лексика и пунктуация сохранены. Еще одна записка адресована матери: «Мам, на меня сильно давят в СИЗО. Очень сильно. Хочу жить, но могут и прибить. Помоги».

«У меня сегодня была минута чтобы переговорить с мужем перед очередным заседанием суда, — сказала Анна Козловская «Ленте.ру». — На него оказывают давление, подсаживают в камеру с непонятными лицами, пытаются свести с ума, чтобы посадить в психушку. А сегодня он мне сказал, что его убьют в автозаке, когда будут перевозить из здания суда в СИЗО. Я сейчас направляюсь к начальнику СИЗО с заявлением о том, чтобы обеспечить ему сегодня безопасность».

29 марта 2021 года в ходе судебного заседания Константин Козловский заявил об угрозе его жизни и здоровья от сотрудников СИЗО-1 Екатеринбурга и арестантов. В обращении к общественной наблюдательной комиссии Свердловской области, которое опубликовал его адвокат Федор Акчермышев, говорится, что после того, как Козловский вновь попал в СИЗО в марте, на него оказывается «сильнейшее психологическое давление сотрудниками изолятора, арестантами».

В обращении Козловский пишет, что цель давления на него — доведение его до самоубийства. «Заявляю, что у меня нет причин заканчивать жизнь самоубийством», — пишет подсудимый. В подтверждении подлинности письма Акчермышев предоставил Znak.com аудиозапись разговора с Козловским, где тот также заявляет, что не собирается совершать суицид, но последние два дня находиться в СИЗО «просто невозможно». По словам юриста, он собирается обратиться во ФСИН и в прокуратуру с просьбой провести проверку по данному заявлению Козловского.

«Лента.ру» отправила запрос на имя директора ФСИН Александра Калашникова с просьбой прокомментировать заявление Константина Козловского об угрозе его жизни и здоровья, но на момент публикации материала ответа в редакцию не поступило.

Константин Козловский был задержан в мае 2016 года по обвинению в мошенничестве в сфере компьютерной информации (ч. 4 ст. 159.6 УК РФ), неправомерном доступе к компьютерной информации (ч. 3 ст. 272 УК РФ) и создании, использовании и распространении вредоносных компьютерных программ, совершенных организованной группой. Как писал «Коммерсант», по версии следствия, Константин Козловский и Владимир Грицан в декабре 2013 года создали в Екатеринбурге группировку хакеров. Они разработали и распространили с декабря 2015 по апрель 2016 года троянскую программу Lurk. Вирус внедрялся в корпоративные сети вместе с файлами и позволял получать доступ к компьютерам руководства и бухгалтеров организаций.

Используя выдуманные поводы, хакеры оформляли переводы денег на счета связанных с ними фирм. Согласно материалам дела, общая сумма похищенных средств составила 1,2 миллиарда рублей. Ранее Константин Козловский заявлял, что его работу курировал майор ФСБ Дмитрий Докучаев, под покровительством которого, в частности, были созданы вирусы WannaCry и Lurk.

Весной 2019 года Московский окружной военный суд приговорил самого Дмитрия Докучаева к шести годам колонии строгого режима за госизмену.

«Система нереально несправедливо обходится с человеком в целом вероятно виноватым лишь в том, что его возможный куратор — госизменник, — заявил предприниматель Павел Врублевский, на чьих показаниях согласно публикациям в СМИ строилось дело против Михайлова и Докучаева в государственной измене. — При этом мы почему-то не слышим криков помощи самого куратора — то есть Докучаева. Складывается впечатление, что госизмена Докучаева, за которую он получил шесть лет, на год больше, чем Козловский уже отсидел без приговора — меньшее преступление в нашей стране, чем хакерство самого Козловского».

18 марта Кировский районный суд Екатеринбурга вновь отправил Константина Козловского в СИЗО на два месяца. Ходатайство прокуратуры о повторном избрании ему меры пресечения было подано после того, как накануне Седьмой кассационный суд общей юрисдикции в Челябинске отменил решение Свердловского областного суда, который в октябре прошлого года изменил меру пресечения с содержания под стражей на запрет определенных действий. Гособвинение настаивало, что Константин Козловский склонен к побегу в связи со строгостью наказания, предусмотренного по инкриминируемой им статье, а также с близостью завершения судебного разбирательства.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.