Из жизни

Мекка русских дауншифтеров О чем наши соотечественники спрашивают священное индийское дерево

14 фото

Штат Гоа в Индии давно известен как место, куда каждую осень стекаются потоки русских дауншифтеров. Меню на русском языке в ресторанах, вывески, дублируемые по-русски, продавцы, владеющие элементарным набором фраз для уговора очередного нашего туриста купить что-нибудь — все свидетельствует, что россияне давно и плотно осели в этих местах.

Даже почти двукратное подорожание доллара, настигшее любителей провести зиму в Гоа, не остановило сезонную миграцию. Хотя, по словам местных, поток перелетных россиян оскудел на 70 процентов.

Некоторые из дауншифтеров на Гоа меняют привычные маршруты и отходят от пляжей. В стороне от протоптанных дорожек их ждет мир курительных трубок, свисающих лиан и ворующих остатки еды животных.

В некотором отдалении от пляжа Арамболь, одной из точек паломничества россиян, растет баньян — одно из священных деревьев Индии. Под ним сидит баба (местный мудрец), к которому приходят с вопросом или за советом. «Лента.ру» публикует фотоисторию Сергея Потеряева из-под сени баньяна.

«Есть несколько мудрецов тут в джунглях. Вокруг них собирается народ. Количество не постоянное, кто-то уходит, кто-то приходит».

Алексей, 26 лет. Планирует переждать зиму на Гоа, а после собирается отправиться в путешествие по Индии

Фото: Сергей Потеряев

«Есть несколько мудрецов тут в джунглях. Вокруг них собирается народ. Количество не постоянное, кто-то уходит, кто-то приходит».

Арамболь находится в северной части штата Гоа. Этот и прилегающие пляжи известны на Гоа как места с очень большим процентом русскоязычного населения.

Фото: Сергей Потеряев

Арамболь находится в северной части штата Гоа. Этот и прилегающие пляжи известны на Гоа как места с очень большим процентом русскоязычного населения.

«Мы думали, что заработаем тут деньги, но кризис не позволил этого сделать. Туристов, на которых мы рассчитывали, очень мало».

Аня, 22 года. Приехала с мужем на Гоа месяц назад развивать свой бизнес. Возвращаться в Россию не собирается

Фото: Сергей Потеряев

«Мы думали, что заработаем тут деньги, но кризис не позволил этого сделать. Туристов, на которых мы рассчитывали, очень мало».

Местные говорят, что в этом году русских на 70 процентов меньше, чем обычно. Это пагубно отражается на бизнесе — дома, построенные ради сдачи в аренду, пустуют, а кафе на пляжах работают себе в убыток.

Фото: Сергей Потеряев

Местные говорят, что в этом году русских на 70 процентов меньше, чем обычно. Это пагубно отражается на бизнесе — дома, построенные ради сдачи в аренду, пустуют, а кафе на пляжах работают себе в убыток.

«Хотели уединиться, но видим, что тут сложно это сделать. Место популярное, даже на карте развлечений штата отмечено».

Сергей (33 года) и Алеся (23 года) из Республики Беларусь. Живут у дерева уже несколько дней, жалуются на постоянный поток туристов

Фото: Сергей Потеряев

«Хотели уединиться, но видим, что тут сложно это сделать. Место популярное, даже на карте развлечений штата отмечено».

Около пляжа Арамболь, если углубиться в сторону джунглей, можно найти место, которое стало уже полностью туристическим. Баньян, под которым сидит баба (местный мудрец), — достопримечательность. Одни идут сюда за ответами на насущные вопросы, другие — чтобы привести в порядок свои мысли.

Фото: Сергей Потеряев

Около пляжа Арамболь, если углубиться в сторону джунглей, можно найти место, которое стало уже полностью туристическим. Баньян, под которым сидит баба (местный мудрец), — достопримечательность. Одни идут сюда за ответами на насущные вопросы, другие — чтобы привести в порядок свои мысли.

«На пляжах очень мало народу, да и местные конкуренты не дремлют. Каждый день встречаюсь с возможными новыми партнерами. Но пока особого результата это не принесло».

25-летний Владимир из Дубны приехал на Гоа развивать фотобизнес, однако из-за оттока туристов все оказалось намного сложнее, чем виделось из России

Фото: Сергей Потеряев

«На пляжах очень мало народу, да и местные конкуренты не дремлют. Каждый день встречаюсь с возможными новыми партнерами. Но пока особого результата это не принесло».

Из-за того, что этот баньян появился в путеводителях, поток туристов прекращается лишь ближе к ночи. Сам баба сидит под деревом круглосуточно, рядом с ним постоянно живут несколько человек.

Фото: Сергей Потеряев

Из-за того, что этот баньян появился в путеводителях, поток туристов прекращается лишь ближе к ночи. Сам баба сидит под деревом круглосуточно, рядом с ним постоянно живут несколько человек.

«Мне нравится тут. Все естественно».

Мира, 25 лет. На Гоа примерно около месяца, зарабатывает деньги рисунками хной

Фото: Сергей Потеряев

«Мне нравится тут. Все естественно».

Большую часть времени люди у дерева тратят на разговоры на отстраненные темы, курение и фотографирование.

Фото: Сергей Потеряев

Большую часть времени люди у дерева тратят на разговоры на отстраненные темы, курение и фотографирование.

«Приходят и странные люди. Посидят молча, покурят общую трубку и снова уходят в джунгли. Я лично пока никуда отсюда не собираюсь. Но как все сложится, сказать сложно».

Максим, 24 года. На Гоа уже месяц, в Россию в ближайшее время возвращаться не планирует. Большую часть времени проводит под баньяном

Фото: Сергей Потеряев

«Приходят и странные люди. Посидят молча, покурят общую трубку и снова уходят в джунгли. Я лично пока никуда отсюда не собираюсь. Но как все сложится, сказать сложно».

Почему многие ищут уединения в самом, пожалуй, туристическом регионе Индии, сказать сложно.

Фото: Сергей Потеряев

Почему многие ищут уединения в самом, пожалуй, туристическом регионе Индии, сказать сложно.

«У меня украли все деньги и документы. Сколько тут пробуду, не знаю. Да и помощи особой не жду».

Слава, 33 года. Долгое время жил на Украине, последнее время в Сочи. Возвращаться из Индии пока не собирается

Фото: Сергей Потеряев

«У меня украли все деньги и документы. Сколько тут пробуду, не знаю. Да и помощи особой не жду».

Всех этих людей объединяет неопределенность. Кто-то сбежал сюда от цивилизации, других уйти в джунгли заставили обстоятельства. Конкретных причин никто назвать не может или не желает.

Фото: Сергей Потеряев

Всех этих людей объединяет неопределенность. Кто-то сбежал сюда от цивилизации, других уйти в джунгли заставили обстоятельства. Конкретных причин никто назвать не может или не желает.