Из жизни

«Папа моет пол — это нормально» Фотоистория о российских молодых отцах нового образца

12 фото

Гендерные роли в семье меняются во всем западном мире, модель вовлеченного отцовства постепенно получает общественную поддержку. Но в России пока еще вызывают удивление папы, которые присутствуют на родах, помогают в быту, внимательны к детям и искренне заботятся о них. В социуме активно работает стереотип «воспитание детей — женское дело», а государство поддерживает традиционные семейные ценности.


Многие мужчины не знают о своем праве уйти в отпуск по уходу за ребенком, о специальных школах отцовства и уверены, что единственная возможная для них роль — это роль добытчика. Но герои репортажа фотографа Марии Гельман — совсем другие, это «новые отцы» (папы современной формации) из Санкт-Петербурга. Таких в России становится все больше. В День защитника Отечества «Лента.ру» предлагает расстаться со стереотипами и публикует истории мужчин, которые выбрали непривычную для многих соотечественников гендерную роль.

«Родительство — прежде всего вовлеченность. По образованию я психолог и понимаю, насколько важно быть включенным в жизнь своего ребенка: ходить с ним на развивающие занятия, гулять, показывать мир. Для меня это еще и мощный стимул для личного роста. И как рада жена, что в ее графике 24/7 появилось время для себя. Я помогаю с досугом, уборкой, кормлением. Сейчас малышу год и два месяца».

Василий, 28 лет, психолог

Фото: Мария Гельман

«Родительство — прежде всего вовлеченность. По образованию я психолог и понимаю, насколько важно быть включенным в жизнь своего ребенка: ходить с ним на развивающие занятия, гулять, показывать мир. Для меня это еще и мощный стимул для личного роста. И как рада жена, что в ее графике 24/7 появилось время для себя. Я помогаю с досугом, уборкой, кормлением. Сейчас малышу год и два месяца».

«Я до сих пор в неформальном отпуске с небольшими подработками. Большую часть времени трачу на одну из важных ценностей моей жизни — на семью. И когда сталкиваюсь с мнением, что воспитывать ребенка — женское дело, я отвечаю, что мужское — быть родителем и не пропустить, как растет ребенок».

Василий с сыном

Фото: Мария Гельман

«Я до сих пор в неформальном отпуске с небольшими подработками. Большую часть времени трачу на одну из важных ценностей моей жизни — на семью. И когда сталкиваюсь с мнением, что воспитывать ребенка — женское дело, я отвечаю, что мужское — быть родителем и не пропустить, как растет ребенок».

«У нас с женой никогда не было устоявшегося патриархата — когда один зарабатывает деньги, а другая готовит еду и следит за чистотой в доме. К беременности мы подходили осознанно, у нас были совместные роды. С самого рождения мы заботились о сыне вдвоем. Поочередно вставали ночью к ребенку, укачивали, пеленали».

Роман, 29 лет, художник-гравер

Фото: Мария Гельман

«У нас с женой никогда не было устоявшегося патриархата — когда один зарабатывает деньги, а другая готовит еду и следит за чистотой в доме. К беременности мы подходили осознанно, у нас были совместные роды. С самого рождения мы заботились о сыне вдвоем. Поочередно вставали ночью к ребенку, укачивали, пеленали».

«Сейчас мы делим бытовые дела пополам. Для нас важно показать ребенку модель отношений, где нет гендерных разделений. Если папа готовит, моет пол, посуду и стирает — это нормально. Но важно не забывать про себя и личное время. Ребенок — отличный тайм-менеджер. Лучше заняться своим хобби и творчеством, чем пялиться в телевизор. А еще с появлением ребенка мы стали путешествовать и посетили за прошлый год пять стран».

Роман с сыном

Фото: Мария Гельман

«Сейчас мы делим бытовые дела пополам. Для нас важно показать ребенку модель отношений, где нет гендерных разделений. Если папа готовит, моет пол, посуду и стирает — это нормально. Но важно не забывать про себя и личное время. Ребенок — отличный тайм-менеджер. Лучше заняться своим хобби и творчеством, чем пялиться в телевизор. А еще с появлением ребенка мы стали путешествовать и посетили за прошлый год пять стран».

«У меня четверо детей — два мальчика и две девочки. Я только два раза присутствовал на родах, зато на второй раз уже принимал их самостоятельно. Сейчас в основном занимаюсь пятилетним сыном, а жена ухаживает за трехмесячным малышом. С детьми я чаще всего гуляю, кормлю, купаю, пою им колыбельные, играю. Иногда я беру детей на работу, несмотря на непонимание коллег.

В России есть стереотип, что активный уход за детьми — не мужское дело. Я думаю, он связан с представлениями о воспитании мужчины как солдата, агрессора и защитника. Не для всех очевидно, что все эти роли ведут к насилию. Некоторые женщины и мужчины поддерживают эту установку, когда говорят детям «мужчина не должен плакать» и другие штампы, якобы связанные с мужественностью».

Владимир, 38 лет, инструктор по дайвингу в фитнес-центре «Гравитация»

Фото: Мария Гельман

«У меня четверо детей — два мальчика и две девочки. Я только два раза присутствовал на родах, зато на второй раз уже принимал их самостоятельно. Сейчас в основном занимаюсь пятилетним сыном, а жена ухаживает за трехмесячным малышом. С детьми я чаще всего гуляю, кормлю, купаю, пою им колыбельные, играю. Иногда я беру детей на работу, несмотря на непонимание коллег.

В России есть стереотип, что активный уход за детьми — не мужское дело. Я думаю, он связан с представлениями о воспитании мужчины как солдата, агрессора и защитника. Не для всех очевидно, что все эти роли ведут к насилию. Некоторые женщины и мужчины поддерживают эту установку, когда говорят детям «мужчина не должен плакать» и другие штампы, якобы связанные с мужественностью».

«Я считаю, что нужно много смелости и терпения, чтобы воспитывать детей. Это ежедневная тяжелая работа, в первую очередь — над собой. Роль отца состоит в том, чтобы обрести и передать детям опыт жизни, счастливой и полной любви. Если бы у меня была такая возможность, я занимался бы только детьми».

Владимир с сыном Арианом в бассейне фитнес-центра «Гравитация»

Фото: Мария Гельман

«Я считаю, что нужно много смелости и терпения, чтобы воспитывать детей. Это ежедневная тяжелая работа, в первую очередь — над собой. Роль отца состоит в том, чтобы обрести и передать детям опыт жизни, счастливой и полной любви. Если бы у меня была такая возможность, я занимался бы только детьми».

«Я один воспитываю двоих сыновей с раннего детства. Когда мы расстались с женой, Никите было 3,3 года, а Севе 1,7. Жена меня разлюбила и подала в суд на развод. Она хотела, чтобы дети жили с ней, но после долгого разбирательства суд решил оставить их у меня, потому что мать не справлялась с их воспитанием. Многие удивляются и не понимают, как такое произошло, — ведь чаще детей оставляют у мамы, несмотря ни на что. Для меня это было тяжелое время: параллельно приходилось ухаживать за детьми и бороться за них в суде.

Многие не понимают, как отец способен воспитывать маленьких детей, как это выглядит в жизни. Косые взгляды и непонимание встречаются повсюду: во дворе, в медицинских учреждениях. Я два раза лежал с маленькими сыновьями в больнице, и это было проблемой, так как в палате лежали только мамы. Женщины чувствовали себя неловко. Больница к этому не готова. Заведующая отделением не могла принять, что дети растут с отцом, а не с матерью. 

Я думаю, что дело не в половых различиях, а в социальных ожиданиях и представлениях. Я не совпадаю с традиционным представлением о мужчине-кормильце. Чаще мужчину приучают с детства ориентироваться на внешний мир, но когда ты самостоятельно воспитываешь маленьких детей, вынужден все свободное  время тратить на семью».

Ярослав, 44 года, психолог

Фото: Мария Гельман

«Я один воспитываю двоих сыновей с раннего детства. Когда мы расстались с женой, Никите было 3,3 года, а Севе 1,7. Жена меня разлюбила и подала в суд на развод. Она хотела, чтобы дети жили с ней, но после долгого разбирательства суд решил оставить их у меня, потому что мать не справлялась с их воспитанием. Многие удивляются и не понимают, как такое произошло, — ведь чаще детей оставляют у мамы, несмотря ни на что. Для меня это было тяжелое время: параллельно приходилось ухаживать за детьми и бороться за них в суде.

Многие не понимают, как отец способен воспитывать маленьких детей, как это выглядит в жизни. Косые взгляды и непонимание встречаются повсюду: во дворе, в медицинских учреждениях. Я два раза лежал с маленькими сыновьями в больнице, и это было проблемой, так как в палате лежали только мамы. Женщины чувствовали себя неловко. Больница к этому не готова. Заведующая отделением не могла принять, что дети растут с отцом, а не с матерью.

Я думаю, что дело не в половых различиях, а в социальных ожиданиях и представлениях. Я не совпадаю с традиционным представлением о мужчине-кормильце. Чаще мужчину приучают с детства ориентироваться на внешний мир, но когда ты самостоятельно воспитываешь маленьких детей, вынужден все свободное время тратить на семью».

«Я редко хожу в театры и с кем-либо встречаюсь. Каждый день решаю бытовые вопросы — стирка, уборка, готовка; вопросы, связанные с воспитанием и образованием — детские сады, школа, занятия дома; лечением — поликлиника, больницы, санатории, медицинские центры; досугом — прогулки, поездки, творчество. 

Я удивляюсь, как некоторые мужчины не понимают, что домашняя работа — тяжелый труд. Воспитывать ребенка, варить суп, стирать, забирать детей из сада и совмещать это с полным рабочим днем — это непросто. Но для меня это не каторга. Я их люблю и понимаю, что им нужны мои забота и внимание. Это важный этап для них. Это того стоит, когда сын подходит и говорит: "Папа, дай я тебя обниму"».

Ярослав с сыновьями Никитой и Севой

Фото: Мария Гельман

«Я редко хожу в театры и с кем-либо встречаюсь. Каждый день решаю бытовые вопросы — стирка, уборка, готовка; вопросы, связанные с воспитанием и образованием — детские сады, школа, занятия дома; лечением — поликлиника, больницы, санатории, медицинские центры; досугом — прогулки, поездки, творчество.

Я удивляюсь, как некоторые мужчины не понимают, что домашняя работа — тяжелый труд. Воспитывать ребенка, варить суп, стирать, забирать детей из сада и совмещать это с полным рабочим днем — это непросто. Но для меня это не каторга. Я их люблю и понимаю, что им нужны мои забота и внимание. Это важный этап для них. Это того стоит, когда сын подходит и говорит: "Папа, дай я тебя обниму"».

«Я взял официальный отпуск по уходу на полтора года, когда родилась дочка. Потом продлил его до трех лет. Я работал преподавателем в МГУ десять лет и получил отпуск без сложностей. 

Это мой третий ребенок, поэтому все заботы знакомы. Сначала это простой уход — кормление, прогулки, уборка, стирка, хождение по врачам. К трем годам это уже полноценное общение, какие-то элементы воспитания. Чтение книг, развивающие игры, небольшие походы».

Дмитрий, 40 лет, кинодокументалист, медиатренер

Фото: Мария Гельман

«Я взял официальный отпуск по уходу на полтора года, когда родилась дочка. Потом продлил его до трех лет. Я работал преподавателем в МГУ десять лет и получил отпуск без сложностей.

Это мой третий ребенок, поэтому все заботы знакомы. Сначала это простой уход — кормление, прогулки, уборка, стирка, хождение по врачам. К трем годам это уже полноценное общение, какие-то элементы воспитания. Чтение книг, развивающие игры, небольшие походы».

«Последнее время я работаю по краткосрочным договорам и не
заметил, когда закончился отпуск. Чаще тружусь по утрам и ночам, когда дочь в детском саду или спит.

В нашей семье нет разделения на противоположные роли, нет никаких "мужских" и "женских" дел. Ребенок у нас общий, и растим его мы вместе. Скорее, мы друг друга заменяем. 

У жены есть любимые занятия, такие как прогулки и поездки за город, музеи, спектакли. В это время я делаю уборку, готовлю обед или отдыхаю. Когда я уезжаю в командировки на съемки или на гастроли, путешествую с сыновьями-подростками, жена делает все необходимое. Когда она работает и отдыхает с друзьями, я беру дочь на себя.

Но все стратегические решения по воспитанию мы принимаем вместе — без лидерства и права вето, которые приводят к подчинению и угнетению одного родителя другим. Мы хотим, чтобы дочь росла свободной и счастливой. Она же все понимает».

Дмитрий с дочкой

Фото: Мария Гельман

«Последнее время я работаю по краткосрочным договорам и не заметил, когда закончился отпуск. Чаще тружусь по утрам и ночам, когда дочь в детском саду или спит.

В нашей семье нет разделения на противоположные роли, нет никаких "мужских" и "женских" дел. Ребенок у нас общий, и растим его мы вместе. Скорее, мы друг друга заменяем.

У жены есть любимые занятия, такие как прогулки и поездки за город, музеи, спектакли. В это время я делаю уборку, готовлю обед или отдыхаю. Когда я уезжаю в командировки на съемки или на гастроли, путешествую с сыновьями-подростками, жена делает все необходимое. Когда она работает и отдыхает с друзьями, я беру дочь на себя.

Но все стратегические решения по воспитанию мы принимаем вместе — без лидерства и права вето, которые приводят к подчинению и угнетению одного родителя другим. Мы хотим, чтобы дочь росла свободной и счастливой. Она же все понимает».

«Я нахожусь в официальном отпуске по уходу за ребенком. Мы с женой решили, что декрет возьму я, потому что когда я работал, виделся с малышом только час после работы. Для меня это мало. На работе коллеги не знали о такой возможности и не верили, что я ухожу в отпуск сидеть с сыном. Но для меня это норма».

Денис, 29 лет, ведущий инженер отдела капитального строительства

Фото: Мария Гельман

«Я нахожусь в официальном отпуске по уходу за ребенком. Мы с женой решили, что декрет возьму я, потому что когда я работал, виделся с малышом только час после работы. Для меня это мало. На работе коллеги не знали о такой возможности и не верили, что я ухожу в отпуск сидеть с сыном. Но для меня это норма».

«Я думаю, что в нашем обществе жесткие границы между социальными ролями женщины и мужчины размываются. Часто женщины дольше работают и больше зарабатывают. В нашей семье нет строгих ролей и выражения "ты должен" или "ты должна".

Быт ребенка на 80 процентов на мне — кормление, прогулки, уборка. Мы с женой легко заменяем друг друга по этим вопросам. В отпуске я изменил отношение к разным вещам. Я стал лояльным, гибким, бережливее отношусь ко времени. 

Личного времени стало меньше, но изменилось его качество. Раньше я читал книгу дома, а теперь слушаю аудиокнигу на прогулке с ребенком. Для сына я хочу быть примером. Для меня важно показать ему уважительное отношение ко всем членам семьи, не загонять себя в рамки, познавать новое. Я обожаю проводить время с ребенком и жалею, что в сутках только 24 часа».

Денис с сыном

Фото: Мария Гельман

«Я думаю, что в нашем обществе жесткие границы между социальными ролями женщины и мужчины размываются. Часто женщины дольше работают и больше зарабатывают. В нашей семье нет строгих ролей и выражения "ты должен" или "ты должна".

Быт ребенка на 80 процентов на мне — кормление, прогулки, уборка. Мы с женой легко заменяем друг друга по этим вопросам. В отпуске я изменил отношение к разным вещам. Я стал лояльным, гибким, бережливее отношусь ко времени.

Личного времени стало меньше, но изменилось его качество. Раньше я читал книгу дома, а теперь слушаю аудиокнигу на прогулке с ребенком. Для сына я хочу быть примером. Для меня важно показать ему уважительное отношение ко всем членам семьи, не загонять себя в рамки, познавать новое. Я обожаю проводить время с ребенком и жалею, что в сутках только 24 часа».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.