Путешествия

Выжившие Затерянные в джунглях индейцы глазами русских путешественников

32 фото

В Южной Америке, в Амазонии, по сей день живут люди, чей быт и уклад не менялся тысячелетиями: первобытные индейские племена. Они из поколения в поколение занимались охотой, собирательством и примитивным земледелием, исповедовали традиционные культы божеств природы, не знали благ цивилизации и не прибегали к помощи современной медицины.

Лишь в последние десятилетия в их жизнь проникли автотранспорт, телефонная связь, телевидение и антибиотики. А также любопытные туристы. Одними из них стали Елена Срапян и Александр Федоров, которые рассказали «Ленте.ру» о жизни современных индейцев амазонских племен: о том, как они охотятся, занимаются сельским хозяйством, воспитывают детей и проводят свободное время.

Семья ашанинка — Фидель Лопес Шанкин, его жена Верна Лопес Агустин, их дети и внуки на реке около деревни Сардис, Перу. Ашанинка живут на юго-востоке Перу, в тропических лесах провинций Хунин, Паско, Уануко и Укаяли. Из-за политических конфликтов часть ашанинка мигрировала в бразильский штат Акри. 

Ашанинка — не изолированное племя: они торговали с инками еще до высадки Франциско Писарро. При этом племя уделяет много внимания сохранению культуры: быт остается практически неизменным, традиционная одежда используется на праздниках и официальных мероприятиях, школы двуязычные.

Семья из племени ашанинка

Фото: Александр Федоров

Семья ашанинка — Фидель Лопес Шанкин, его жена Верна Лопес Агустин, их дети и внуки на реке около деревни Сардис, Перу. Ашанинка живут на юго-востоке Перу, в тропических лесах провинций Хунин, Паско, Уануко и Укаяли. Из-за политических конфликтов часть ашанинка мигрировала в бразильский штат Акри.

Ашанинка — не изолированное племя: они торговали с инками еще до высадки Франциско Писарро. При этом племя уделяет много внимания сохранению культуры: быт остается практически неизменным, традиционная одежда используется на праздниках и официальных мероприятиях, школы двуязычные.

Ашанинка все еще практикуют рыбалку с луком. Для нее используются специальные стрелы-гарпуны с тремя или двумя прямыми зубцами. Раньше стрелы изготавливались из дерева, но сейчас ашанинка используют металлические наконечники.

Традиционная рыбалка ашанинка

Фото: Александр Федоров

Ашанинка все еще практикуют рыбалку с луком. Для нее используются специальные стрелы-гарпуны с тремя или двумя прямыми зубцами. Раньше стрелы изготавливались из дерева, но сейчас ашанинка используют металлические наконечники.

Чистота — одно из главных правил дома ашанинка: земляной пол подметают три-четыре раза в день. Сейчас ашанинка живут преимущественно в домах на сваях, но в традиционном жилище циновки из листьев кокосовой пальмы кидали сразу на пол.

Женщина-ашанинка в поселке Ла Флорида плетет новую метлу

Фото: Александр Федоров

Чистота — одно из главных правил дома ашанинка: земляной пол подметают три-четыре раза в день. Сейчас ашанинка живут преимущественно в домах на сваях, но в традиционном жилище циновки из листьев кокосовой пальмы кидали сразу на пол.

Джеральд Даррелл, когда приезжал в Латинскую Америку в поисках зверей для европейских зоопарков, первым делом скупал деревенских домашних животных. С тех пор мало что изменилось: в деревне легко встретить разную экзотику, а попугаи всех видов живут почти в каждом доме.

Ребенок ашанинка с домашним питомцем

Фото: Александр Федоров

Джеральд Даррелл, когда приезжал в Латинскую Америку в поисках зверей для европейских зоопарков, первым делом скупал деревенских домашних животных. С тех пор мало что изменилось: в деревне легко встретить разную экзотику, а попугаи всех видов живут почти в каждом доме.

Футбол — самое популярное развлечение в Латинской Америке. Деревни индейцев — не исключение.

Дети ашанинка играют в футбол

Фото: Александр Федоров

Футбол — самое популярное развлечение в Латинской Америке. Деревни индейцев — не исключение.

У ашанинка сельское хозяйство очень развито, на своих полях-чакрах они выращивают более двадцати различных культур. Одна из самых популярных — какао: семена в сочной оболочке помещают в мешок, сливают сок, который пьют как освежающий напиток, а потом раскладывают содержимое мешка на солнце для сушки и ферментации. После какао-бобы продают в города, и там уже из них делают шоколад.

Сельхозработы в деревне ашанинка

Фото: Александр Федоров

У ашанинка сельское хозяйство очень развито, на своих полях-чакрах они выращивают более двадцати различных культур. Одна из самых популярных — какао: семена в сочной оболочке помещают в мешок, сливают сок, который пьют как освежающий напиток, а потом раскладывают содержимое мешка на солнце для сушки и ферментации. После какао-бобы продают в города, и там уже из них делают шоколад.

Распространенный продукт питания в Амазонии — личинки сури, пальмового долгоносика Rhynchophorus palmarum. Их достают из подгнивших пальмовых стволов, и едят во всех видах — живыми, сырыми, жареными во фритюре и на гриле. Говорят, что в сыром виде личинки нежные и сливочные, а обжаренными похожи на бекон.

Местные деликатесы — личинки насекомых

Фото: Александр Федоров

Распространенный продукт питания в Амазонии — личинки сури, пальмового долгоносика Rhynchophorus palmarum. Их достают из подгнивших пальмовых стволов, и едят во всех видах — живыми, сырыми, жареными во фритюре и на гриле. Говорят, что в сыром виде личинки нежные и сливочные, а обжаренными похожи на бекон.

Трехступенчатый водопад Ханириани находится около деревни Сан-Хуан де Дьос. Тропа проходит на месте заброшенной дороги: 15 лет назад здесь начали строить электростанцию, и жители деревни активно волонтерили на стройке: надеялись на бесплатное электричество. Но что-то пошло не так, станцию забросили, джунгли поглотили дорогу, а красивейший водопад остался на месте.

На водопаде Ханириани хотели построить ГЭС

Фото: Александр Федоров

Трехступенчатый водопад Ханириани находится около деревни Сан-Хуан де Дьос. Тропа проходит на месте заброшенной дороги: 15 лет назад здесь начали строить электростанцию, и жители деревни активно волонтерили на стройке: надеялись на бесплатное электричество. Но что-то пошло не так, станцию забросили, джунгли поглотили дорогу, а красивейший водопад остался на месте.

Индейцы тикуна — многочисленное племя, живущее на берегах Амазонки в Колумбии и Бразилии. Самый знаменитый ритуал тикуна называется «пелазон»: его проводят, когда одна из девочек племени достигает полового созревания. Ритуал многоярусный: сначала девочка находится в изоляции — раньше ее сажали в отгороженный сегмент общинного дома-малоки на полтора-два года, сейчас этот срок не превышает трех месяцев. 

Сама церемония длится в среднем три дня, и один из ее этапов — танцы в костюмах духов леса и гор. Раньше церемония завершалась буквальным вырыванием волос девочки всех до единого — от этого и пошло современное название ритуала (pelo — «волосы» в переводе с испанского), но сейчас эту кровавую процедуру запретили.

Инициация девочки племени тикуна

Фото: Александр Федоров

Индейцы тикуна — многочисленное племя, живущее на берегах Амазонки в Колумбии и Бразилии. Самый знаменитый ритуал тикуна называется «пелазон»: его проводят, когда одна из девочек племени достигает полового созревания. Ритуал многоярусный: сначала девочка находится в изоляции — раньше ее сажали в отгороженный сегмент общинного дома-малоки на полтора-два года, сейчас этот срок не превышает трех месяцев.

Сама церемония длится в среднем три дня, и один из ее этапов — танцы в костюмах духов леса и гор. Раньше церемония завершалась буквальным вырыванием волос девочки всех до единого — от этого и пошло современное название ритуала (pelo — «волосы» в переводе с испанского), но сейчас эту кровавую процедуру запретили.

Дом яномами в поселке Окамо, Венесуэла. Яномами живут по обе стороны от хребта Сьерра-Парима на границе Венесуэлы и Бразилии. Это самое традиционное племя Венесуэлы: яномами, населяющие Сьерра-Париму, все еще живут в общинных домах шабоно и плохо знают испанский язык. Но вниз по Ориноко и ее притокам картина иная: несколько лет назад венесуэльское правительство начало строить яномами дома и школы, проводить электричество и ставить генераторы. 

Эти резкие перемены заглохли очень быстро: в стране начался затяжной кризис. Теперь яномами живут как будто на останках цивилизации, а стройматериалы, ЛЭП и генераторы, на которые не хватает бензина, либо проданы, либо используются совсем не по назначению. Традиционные дома же в некоторых общинах заменили хижины из пальмовых листьев и государственного шифера.

Деревня племени яномами

Фото: Александр Федоров

Дом яномами в поселке Окамо, Венесуэла. Яномами живут по обе стороны от хребта Сьерра-Парима на границе Венесуэлы и Бразилии. Это самое традиционное племя Венесуэлы: яномами, населяющие Сьерра-Париму, все еще живут в общинных домах шабоно и плохо знают испанский язык. Но вниз по Ориноко и ее притокам картина иная: несколько лет назад венесуэльское правительство начало строить яномами дома и школы, проводить электричество и ставить генераторы.

Эти резкие перемены заглохли очень быстро: в стране начался затяжной кризис. Теперь яномами живут как будто на останках цивилизации, а стройматериалы, ЛЭП и генераторы, на которые не хватает бензина, либо проданы, либо используются совсем не по назначению. Традиционные дома же в некоторых общинах заменили хижины из пальмовых листьев и государственного шифера.

Так выглядят традиционные индейские племена в эпоху смартфонов.

Тикуна в церемониальных костюмах

Фото: Александр Федоров

Так выглядят традиционные индейские племена в эпоху смартфонов.

Эту капибару зовут Камилла, и ей всего три месяца. Хозяин Эстебан Анхель разрешает туристам фотографироваться с Камиллой, но не больше пяти снимков в день — маленькая капибара устает. За фото Эстебан с Камиллой берут 5000 колумбийских песо (около ста рублей).

Капибара-фотомодель

Фото: Александр Федоров

Эту капибару зовут Камилла, и ей всего три месяца. Хозяин Эстебан Анхель разрешает туристам фотографироваться с Камиллой, но не больше пяти снимков в день — маленькая капибара устает. За фото Эстебан с Камиллой берут 5000 колумбийских песо (около ста рублей).

Эрардо Санчесу больше 60 лет, и он — один из редких жителей деревни Сан-Мартин де Амакаяку, которые все еще охотятся с духовым ружьем. Однажды он пустил стрелу с кураре так вертикально, что она вернулась и попала ему в лоб. Эрардо упал замертво, и спас его семилетний сын, который на себе принес папу обратно в деревню. Неизвестно, насколько правдива эта история, но яд кураре действительно мощный — этой небольшой баночки синьору хватает на восемь-девять месяцев.

Охотник Эрардо Санчес

Фото: Александр Федоров

Эрардо Санчесу больше 60 лет, и он — один из редких жителей деревни Сан-Мартин де Амакаяку, которые все еще охотятся с духовым ружьем. Однажды он пустил стрелу с кураре так вертикально, что она вернулась и попала ему в лоб. Эрардо упал замертво, и спас его семилетний сын, который на себе принес папу обратно в деревню. Неизвестно, насколько правдива эта история, но яд кураре действительно мощный — этой небольшой баночки синьору хватает на восемь-девять месяцев.

Миграция в город — привычное явление для деревень, но в общине тикуна есть и обратное движение. Восемнадцатилетний Хорхе Эдуардо переехал в Сан-Мартин из Летисии — теперь он живет со своей девушкой Кариной и ее семьей, помогает по хозяйству, а по вечерам гоняет в футбол с местными пацанами.

Пара влюбленных тикуна

Фото: Александр Федоров

Миграция в город — привычное явление для деревень, но в общине тикуна есть и обратное движение. Восемнадцатилетний Хорхе Эдуардо переехал в Сан-Мартин из Летисии — теперь он живет со своей девушкой Кариной и ее семьей, помогает по хозяйству, а по вечерам гоняет в футбол с местными пацанами.

В общине нечего делать после захода солнца, и телевизор — главное развлечение. Наравне с распитием масато — слабоалкогольного напитка из маниока.

Члены общины тикуна смотрят телевизор

Фото: Александр Федоров

В общине нечего делать после захода солнца, и телевизор — главное развлечение. Наравне с распитием масато — слабоалкогольного напитка из маниока.

Это не ночной клуб — просто владелец дома для красоты повесил на веранду диско-шар. Днем это небольшая торговая лавка.

Лавка в поселении тикуна

Фото: Александр Федоров

Это не ночной клуб — просто владелец дома для красоты повесил на веранду диско-шар. Днем это небольшая торговая лавка.

Леса ваорани богаты дичью, а индейцы — прекрасные охотники. Когда-то у ваорани не было лодок, поэтому рыбная ловля никогда не была приоритетной. Зато по сельве они легко проходят 20-30 километров в день. До сих пор мясо свинок пекари и других животных составляет основу белковой части рациона ваорани.

Охотники ваорани

Фото: Александр Федоров

Леса ваорани богаты дичью, а индейцы — прекрасные охотники. Когда-то у ваорани не было лодок, поэтому рыбная ловля никогда не была приоритетной. Зато по сельве они легко проходят 20-30 километров в день. До сих пор мясо свинок пекари и других животных составляет основу белковой части рациона ваорани.

Тапиры — редкая добыча. Берега Ориноко бедны дичью, поэтому подстрелить взрослого тапира — большая удача для всей общины.

Возвращение индейцев яномами с охоты

Фото: Александр Федоров

Тапиры — редкая добыча. Берега Ориноко бедны дичью, поэтому подстрелить взрослого тапира — большая удача для всей общины.

Традиционный дом ваорани — онко: двускатная крыша, покрытая пальмовыми листьями.

Интерьер дома ваорани

Фото: Александр Федоров

Традиционный дом ваорани — онко: двускатная крыша, покрытая пальмовыми листьями.

Ачоте — название тропического растения бикса аннатовая Bíxa orellána, пришедшее из языка ацтеков. Это самый распространенный краситель в Амазонии: раньше им только делали рисунки на теле и окрашивали пальмовые волокна, а сейчас это широко используемый пищевой краситель, который экспортируется в разные страны мира.

«Макияж» ваорани

Фото: Александр Федоров

Ачоте — название тропического растения бикса аннатовая Bíxa orellána, пришедшее из языка ацтеков. Это самый распространенный краситель в Амазонии: раньше им только делали рисунки на теле и окрашивали пальмовые волокна, а сейчас это широко используемый пищевой краситель, который экспортируется в разные страны мира.

Чонта, или персиковая пальма Bactris gasipaes, — главное растение в культуре ваорани. От времени урожая чонты отсчитывался год. Плоды этой пальмы отваривают 2-3 часа с маслом и солью, готовыми они по вкусу похожи на сладковатый картофель.

Сбор плодов чонты

Фото: Александр Федоров

Чонта, или персиковая пальма Bactris gasipaes, — главное растение в культуре ваорани. От времени урожая чонты отсчитывался год. Плоды этой пальмы отваривают 2-3 часа с маслом и солью, готовыми они по вкусу похожи на сладковатый картофель.

Затерянные в джунглях индейцы умеренно пользуются благами цивилизации.

Ваорани за приготовлением еды

Фото: Александр Федоров

Затерянные в джунглях индейцы умеренно пользуются благами цивилизации.

Дротики, тыква с хлопком и обезьяний череп — охотничьи атрибуты в доме Пенти.

В доме охотника Пенти

Фото: Александр Федоров

Дротики, тыква с хлопком и обезьяний череп — охотничьи атрибуты в доме Пенти.

Этот малыш живет с родителями в одинокой хижине в верховьях реки Кононако. Кажется, он сломал руку. Пенти на лодке привез маму и ребенка в Бамено: отсюда их утром другого дня заберет военный вертолет, который доставит малыша на обследование в столицу штата.

Индейский ребенок ждет современной медицинской помощи

Фото: Александр Федоров

Этот малыш живет с родителями в одинокой хижине в верховьях реки Кононако. Кажется, он сломал руку. Пенти на лодке привез маму и ребенка в Бамено: отсюда их утром другого дня заберет военный вертолет, который доставит малыша на обследование в столицу штата.

Большая часть ваорани спит в гамаках из пальмового волокна — это традиционный рукодельный промысел. Волокна обычно натурального или красного цвета, причем красят их в основном тертой корой дерева уэпета, и только иногда — ачоте.

Гамаки ваорани

Фото: Александр Федоров

Большая часть ваорани спит в гамаках из пальмового волокна — это традиционный рукодельный промысел. Волокна обычно натурального или красного цвета, причем красят их в основном тертой корой дерева уэпета, и только иногда — ачоте.

Традиционная игра, по сути напоминающая бильярд: нужно выбивать высушенные и отполированные орехи из круга.

Игра индейских детей

Фото: Александр Федоров

Традиционная игра, по сути напоминающая бильярд: нужно выбивать высушенные и отполированные орехи из круга.

Родители животного попались охотнику, а малыша забрали домой. Пока тапиры маленькие, они сохраняют яркую полосатую расцветку, но взрослый тапир серый и очень большой: его вес достигает 130 килограммов.

Маленький тапир, домашний питомец яномами

Фото: Александр Федоров

Родители животного попались охотнику, а малыша забрали домой. Пока тапиры маленькие, они сохраняют яркую полосатую расцветку, но взрослый тапир серый и очень большой: его вес достигает 130 килограммов.

Традиционное каноэ-долбленка на реке Окамо.

Яномами рыбачит

Фото: Александр Федоров

Традиционное каноэ-долбленка на реке Окамо.

Яномами из общины Санта-Барбара вернулись с удачной охоты. У племен так мало еды, что тушку оленя разделят между тремя деревнями: Санта-Барбарой, Окамо и Лечосос. Мясо яномами никогда не жарят, только варят час-полтора в простой воде и едят с бульоном, куда крошат маниоковую крупу и маниоковые же лепешки кассаве.

Охотники яномами добыли оленя

Фото: Александр Федоров

Яномами из общины Санта-Барбара вернулись с удачной охоты. У племен так мало еды, что тушку оленя разделят между тремя деревнями: Санта-Барбарой, Окамо и Лечосос. Мясо яномами никогда не жарят, только варят час-полтора в простой воде и едят с бульоном, куда крошат маниоковую крупу и маниоковые же лепешки кассаве.

Яномами, как и большинство других племен Амазонии, практикуют подсечно-огневое земледелие: это позволяет избавиться от деревьев и сделать бедную минералами и полезными веществами почву сельвы более плодородной. Срок жизни такого поля невелик: каждые два-три года нужно выжигать новый участок.

Дети яномами купаются на заболоченном поле

Фото: Александр Федоров

Яномами, как и большинство других племен Амазонии, практикуют подсечно-огневое земледелие: это позволяет избавиться от деревьев и сделать бедную минералами и полезными веществами почву сельвы более плодородной. Срок жизни такого поля невелик: каждые два-три года нужно выжигать новый участок.

Индианки идут от ручья в поселке Ла Эсмеральда, верховья Ориноко. Несмотря на величину поселка, водопровода тут нет, и стирать все приходят к небольшому ручью с чистой водой.

Индианки несут белье для стирки

Фото: Александр Федоров

Индианки идут от ручья в поселке Ла Эсмеральда, верховья Ориноко. Несмотря на величину поселка, водопровода тут нет, и стирать все приходят к небольшому ручью с чистой водой.

Гора Дуида — юго-восточный форпост Гвианского нагорья, знаменитого своими столовыми горами. Есть легенда, что на поверхности плато Дуиды раскинулись озера, полные изумрудов, бриллиантов и других драгоценных камней. Склоны горы действительно приносят много богатств: несколько золотых шахт все еще привлекают в Эсмеральду старателей из разных стран Латинской Америки, хотя официально пребывание иностранцев в регионе строго ограничено армией Венесуэлы.

Гора Дуида

Фото: Александр Федоров

Гора Дуида — юго-восточный форпост Гвианского нагорья, знаменитого своими столовыми горами. Есть легенда, что на поверхности плато Дуиды раскинулись озера, полные изумрудов, бриллиантов и других драгоценных камней. Склоны горы действительно приносят много богатств: несколько золотых шахт все еще привлекают в Эсмеральду старателей из разных стран Латинской Америки, хотя официально пребывание иностранцев в регионе строго ограничено армией Венесуэлы.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.