Путешествия

Их Чечня Во что превратилась самая нищая и грязная область Китая

19 фото

На самом западном краю Таримской впадины, зажатый между высокогорьем и пустыней расположился округ Кашгар с одноименной столицей. На протяжении трех веков Кашгар и кашгарцы были для Пекина головной болью. При любой возможности местные жители поднимали восстания, а порой добивались независимости на несколько десятилетий. В XXI веке город, как и весь Синьцзян-Уйгурский автономный район, захлестнула волна террора.

В силу удаленности от развитых территорий КНР Кашгар — бедная и глухая провинция. В попытке поднять уровень жизни кашгарцев и снизить сепаратистские настроения Пекин старается превратить город в общекитайскую туристическую Мекку. Лауреат премии World Press Photo канадец Кевин Фрайер побывал в городе и запечатлел его сегодняшнюю жизнь.

Кашгар — культурная и духовная столица Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) КНР. Население города едва превышает 500 тысяч человек, что, по китайским меркам, практически деревня. Здесь расположена самая крупная мечеть в Китае, гробницы видных духовных и политических лидеров Восточного Туркестана, а также большой исторический квартал.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Кашгар — культурная и духовная столица Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) КНР. Население города едва превышает 500 тысяч человек, что, по китайским меркам, практически деревня. Здесь расположена самая крупная мечеть в Китае, гробницы видных духовных и политических лидеров Восточного Туркестана, а также большой исторический квартал.

Уйгурские дети играют у входа в мечеть, закрытую китайскими властями в июне 2017 года. В СУАР всегда были сильны сепаратисткие настроения, а в XVIII, XIX и XX веках в Кашгаре создавались де-факто, а порой и де-юре независимые от Китая государства. Последняя попытка датирована 1933-1934 годами, когда город был столицей Исламской Республики Восточного Туркестана.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Уйгурские дети играют у входа в мечеть, закрытую китайскими властями в июне 2017 года. В СУАР всегда были сильны сепаратисткие настроения, а в XVIII, XIX и XX веках в Кашгаре создавались де-факто, а порой и де-юре независимые от Китая государства. Последняя попытка датирована 1933-1934 годами, когда город был столицей Исламской Республики Восточного Туркестана.

Уйгурский мужчина примеряет традиционную тюбетейку на базаре в центре Кашгара. Уйгуры составляют 81 процент населения города, а на титульный китайский этнос хань приходится лишь 18 процентов. Оставшийся один процент — дунгане, таджики, узбеки и сарыкольцы.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Уйгурский мужчина примеряет традиционную тюбетейку на базаре в центре Кашгара. Уйгуры составляют 81 процент населения города, а на титульный китайский этнос хань приходится лишь 18 процентов. Оставшийся один процент — дунгане, таджики, узбеки и сарыкольцы.

Уйгурский мальчик гарцует на лошади напротив главной достопримечательности Кашгара — мечети Ид Ках, крупнейшей в Китае. Она была построена в 1442 году, многократно перестраивалась и сейчас вмещает до 20 000 молящихся.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Уйгурский мальчик гарцует на лошади напротив главной достопримечательности Кашгара — мечети Ид Ках, крупнейшей в Китае. Она была построена в 1442 году, многократно перестраивалась и сейчас вмещает до 20 000 молящихся.

Для ханьцев весь СУАР в целом и Кашгар в частности — настоящая экзотика. Туристы из восточных провинций с удовольствием фотографируются с девушкой, одетой в праздничный уйгурский костюм. Местное население с недоверием относится к попыткам Пекина развивать регион и резко отрицательно — к миграции ханьцев. С 2010 года Кашгар — особая экономическая зона.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Для ханьцев весь СУАР в целом и Кашгар в частности — настоящая экзотика. Туристы из восточных провинций с удовольствием фотографируются с девушкой, одетой в праздничный уйгурский костюм. Местное население с недоверием относится к попыткам Пекина развивать регион и резко отрицательно — к миграции ханьцев. С 2010 года Кашгар — особая экономическая зона.

Кашгарские женщины, как и положено мусульманкам, не появляются на улице с непокрытой головой. Но ни о какой парандже или бурке речи не идет, максимум — платок. При этом кашгарки предпочитают платки и платья ярких расцветок.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Кашгарские женщины, как и положено мусульманкам, не появляются на улице с непокрытой головой. Но ни о какой парандже или бурке речи не идет, максимум — платок. При этом кашгарки предпочитают платки и платья ярких расцветок.

Несмотря на свое культурное и духовное значение, Кашгар давно утратил статус крупнейшего города СУАР. Экономический и политический центр провинции теперь находится в Урумчи. Тем не менее иногда в город приезжает Си Цзиньпин, что всегда становится событием и для местных жителей, и для китайских силовых структур — в регионе действует террористическое подполье.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Несмотря на свое культурное и духовное значение, Кашгар давно утратил статус крупнейшего города СУАР. Экономический и политический центр провинции теперь находится в Урумчи. Тем не менее иногда в город приезжает Си Цзиньпин, что всегда становится событием и для местных жителей, и для китайских силовых структур — в регионе действует террористическое подполье.

Гиды в национальных головных уборах выстроились в ожидании прибытия туристических групп. Несмотря на то что большинство уйгуров почти не говорит на китайском, гидов набирают среди местного населения.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Гиды в национальных головных уборах выстроились в ожидании прибытия туристических групп. Несмотря на то что большинство уйгуров почти не говорит на китайском, гидов набирают среди местного населения.

К началу XXI века большая часть населения по-прежнему жила в историческом центре города. В рамках политики по ускорению экономического развития региона центральные власти развернули в Кашгаре масштабное строительство. При этом значительная часть зданий строилась в традиционном ханьском стиле, что вызвало бурное недовольство уйгурского большинства.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

К началу XXI века большая часть населения по-прежнему жила в историческом центре города. В рамках политики по ускорению экономического развития региона центральные власти развернули в Кашгаре масштабное строительство. При этом значительная часть зданий строилась в традиционном ханьском стиле, что вызвало бурное недовольство уйгурского большинства.

Все это привело к усилению сепаратизма и серии терактов, которые были организованы в Кашгаре. В 2008 году, за четыре дня до начала Олимпиады в Пекине, двое террористов напали на полицейских. В результате 16 человек погибли и 16 были ранены. В 2011 году на улицах города развернулись настоящие бои между боевиками и полицейскими, которые длились два дня. Итог: 24 погибших и 42 раненых. В 2012 году террористы устроили резню на рынке, жертвами которой стали 12 человек (все ханьцы), а в 2014 году был убит имам мечети Ид Ках.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Все это привело к усилению сепаратизма и серии терактов, которые были организованы в Кашгаре. В 2008 году, за четыре дня до начала Олимпиады в Пекине, двое террористов напали на полицейских. В результате 16 человек погибли и 16 были ранены. В 2011 году на улицах города развернулись настоящие бои между боевиками и полицейскими, которые длились два дня. Итог: 24 погибших и 42 раненых. В 2012 году террористы устроили резню на рынке, жертвами которой стали 12 человек (все ханьцы), а в 2014 году был убит имам мечети Ид Ках.

Сейчас террористическая активность переместилась в Урумчи, а в Кашгаре относительно спокойно. Местное население выражает лояльность центральной власти, развешивая в домах и на работе портреты коммунистических лидеров. Например, эта пекарня украшена изображениями всех пяти поколений руководителей КПК.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Сейчас террористическая активность переместилась в Урумчи, а в Кашгаре относительно спокойно. Местное население выражает лояльность центральной власти, развешивая в домах и на работе портреты коммунистических лидеров. Например, эта пекарня украшена изображениями всех пяти поколений руководителей КПК.

Жизнь в Кашгаре больше напоминает традиционный быт не Китая, а республик Средней Азии. Местные жители носят тюбетейки, отпускают бороды и подолгу сидят в чайханах. И уйгурская кухня очень похожа на среднеазиатскую: лапша, лагман, плов, выпечка в тандыре.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Жизнь в Кашгаре больше напоминает традиционный быт не Китая, а республик Средней Азии. Местные жители носят тюбетейки, отпускают бороды и подолгу сидят в чайханах. И уйгурская кухня очень похожа на среднеазиатскую: лапша, лагман, плов, выпечка в тандыре.

Если в СССР перевели языки народов Западного Туркестана с арабского алфавита на кириллицу, то в Восточном Туркестане по-прежнему пишут вязью. Хотя уйгуры за пределами Китая пользуются кириллицей и латиницей. В Кашгаре существуют ансамбли национальной песни и танца, без которых не обходится ни одно официальное мероприятие.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Если в СССР перевели языки народов Западного Туркестана с арабского алфавита на кириллицу, то в Восточном Туркестане по-прежнему пишут вязью. Хотя уйгуры за пределами Китая пользуются кириллицей и латиницей. В Кашгаре существуют ансамбли национальной песни и танца, без которых не обходится ни одно официальное мероприятие.

До начала реформ Дэна Сяопина жизнь в Кашгаре мало изменилась с XIX века. Но в конце 1980-х в городе началось активное строительство. Одним из символов нового Кашгара стала телебашня, расположенная прямо у стен Старого города.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

До начала реформ Дэна Сяопина жизнь в Кашгаре мало изменилась с XIX века. Но в конце 1980-х в городе началось активное строительство. Одним из символов нового Кашгара стала телебашня, расположенная прямо у стен Старого города.

Уйгурские мужчины остаются верны национальному головному убору. Тюбетейка, как и в Средние века, позволяет понять этническую и региональную принадлежность ее владельца.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Уйгурские мужчины остаются верны национальному головному убору. Тюбетейка, как и в Средние века, позволяет понять этническую и региональную принадлежность ее владельца.

Помимо пятничной мечети Ид Ках, в Кашгаре множество районных мечетей — молельный дом есть в каждой махалле (квартале) города. Далеко не все мечети действующие, так как в отношении мусульман в КНР существуют ограничения. Например, в священный месяц Рамадан школьникам и студентам запрещено поститься. Также запрещены некоторые мусульманские имена, такие как Ислам, Саддам, Хадж, Мекка, Имам, Джихад и другие.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Помимо пятничной мечети Ид Ках, в Кашгаре множество районных мечетей — молельный дом есть в каждой махалле (квартале) города. Далеко не все мечети действующие, так как в отношении мусульман в КНР существуют ограничения. Например, в священный месяц Рамадан школьникам и студентам запрещено поститься. Также запрещены некоторые мусульманские имена, такие как Ислам, Саддам, Хадж, Мекка, Имам, Джихад и другие.

Кашгарцы в ожидании автобуса. Китайские власти регулярно проводят пропагандистские кампании среди местной молодежи, призывающие отказаться от ношения бороды и национального костюма. Тем не менее большинство кашгарцев остаются верны традициям.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Кашгарцы в ожидании автобуса. Китайские власти регулярно проводят пропагандистские кампании среди местной молодежи, призывающие отказаться от ношения бороды и национального костюма. Тем не менее большинство кашгарцев остаются верны традициям.

На кухне кафе с национальным меню. В силу того что Кашгар находился на пересечении торговых путей из Центральной Азии в Китай и Южную Азию, местная кухня впитала кулинарные традиции многих народов. Кухня дунган (ханьцы, исповедующие ислам) и вовсе представляет собой причудливый микс узбекской и китайской кулинарии.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

На кухне кафе с национальным меню. В силу того что Кашгар находился на пересечении торговых путей из Центральной Азии в Китай и Южную Азию, местная кухня впитала кулинарные традиции многих народов. Кухня дунган (ханьцы, исповедующие ислам) и вовсе представляет собой причудливый микс узбекской и китайской кулинарии.

Юные кашгарцы радуются новому лазерному и водному шоу, устроенному прямо у стен Старого города. Это развлечение — часть государственной программы по развитию Кашгара в качестве туристического центра СУАР.

Фото: Kevin Frayer / Getty Images

Юные кашгарцы радуются новому лазерному и водному шоу, устроенному прямо у стен Старого города. Это развлечение — часть государственной программы по развитию Кашгара в качестве туристического центра СУАР.