Мир

«Придут талибы — не будет модных показов» Афганистан устал от войны. Но вместо солдат США придет диктатура исламских террористов

14 фото

Уже более 17 лет в Афганистане продолжается противостояние правительственных войск, сил НАТО и движения «Талибан» (запрещено в России). Талибы находились у власти в стране в 1996-2001 годах, а после свержения ушли в подполье и начали партизанскую войну. В последнее время стороны все чаще пытаются установить контакт и ищут способы достичь политического компромисса.

В январе стало известно, что набирают обороты мирные переговоры между «Талибаном» и США. Стороны даже достигли предварительных договоренностей по поводу соглашения о прекращении войны, что стало невероятным прорывом в процессе разрешения конфликта.

За эти годы в Афганистане выросло так называемое поколение Z — молодые люди, чья жизнь прошла на фоне непрекращающегося конфликта. При этом солдаты НАТО дали им возможность открыть для себя западные ценности и полюбить их. А теперь, когда «Талибан» все больше овладевает инициативой на политическом фронте, молодежь всерьез опасается резких перемен. Чем живет и чего боится современная афганская молодежь — в галерее «Ленты.ру».

Когда талибы пришли к власти в 1996 году, они ввели в Афганистане законы шариата. Сильнее всего досталось женщинам: им запретили учиться в школах и университетах, а также работать (за исключением врачей, поскольку мужчинам лечить женщин и девочек запрещалось). Это в итоге привело и к закрытию школ для мальчиков, поскольку подавляющая часть учителей были женщинами. Кроме того, на улицу они не могли выходить без родственника-мужчины, их обязали носить бурку, а нарушителей жестоко карали. По сути, было определено: место женщин на кухне и возле детей.

Модель Султан Касим Сайиди, 18 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Когда талибы пришли к власти в 1996 году, они ввели в Афганистане законы шариата. Сильнее всего досталось женщинам: им запретили учиться в школах и университетах, а также работать (за исключением врачей, поскольку мужчинам лечить женщин и девочек запрещалось). Это в итоге привело и к закрытию школ для мальчиков, поскольку подавляющая часть учителей были женщинами. Кроме того, на улицу они не могли выходить без родственника-мужчины, их обязали носить бурку, а нарушителей жестоко карали. По сути, было определено: место женщин на кухне и возле детей.

Однако за последние 17 лет ситуация сильно изменилась, особенно это касается столицы — Кабула. Здесь процветают современные технологии, девочки наравне с мальчиками учатся, занимаются спортом и творчеством. И сейчас перспектива примирения с талибами для них несет в себе смесь надежды и страха. С одной стороны, постоянные бои закончатся. С другой, неизвестно, каким может стать новое правительство, и какие ограничения оно привнесет.

Сохаил Атайе, 22-летний владелец магазина люксовой одежды в Кабуле, отмечает: «Мы устали от войны. Все, что мы хотим, — мира, чтобы жить лучше».

Сохаил Атайе, 22 года

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Однако за последние 17 лет ситуация сильно изменилась, особенно это касается столицы — Кабула. Здесь процветают современные технологии, девочки наравне с мальчиками учатся, занимаются спортом и творчеством. И сейчас перспектива примирения с талибами для них несет в себе смесь надежды и страха. С одной стороны, постоянные бои закончатся. С другой, неизвестно, каким может стать новое правительство, и какие ограничения оно привнесет.

Сохаил Атайе, 22-летний владелец магазина люксовой одежды в Кабуле, отмечает: «Мы устали от войны. Все, что мы хотим, — мира, чтобы жить лучше».

Талибы заявляют, что афганским женщинам не стоит бояться движения, поскольку им предоставят все права «в соответствии с исламским правом и афганской культурой». В частности, они смогут учиться и работать. Однако, если что-то пойдет не так, иностранные военные помочь уже не смогут: «Талибан» не намерен заключать соглашения пока из Афганистана не уйдут американские и другие иностранные силы. А их за последнее десятилетие и так стало значительно меньше: американцев вместо 90 тысяч осталось около 10-14 тысяч (всего же натовцев в 2011-м было 130 тысяч).

Как отмечает афганский художник Махди Захак, «единственный способ добиться мира — [талибы должны] принять прогресс страны за последние 17 лет и дать всем возможность наслаждаться жизнью».

Махди Захак, 25 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Талибы заявляют, что афганским женщинам не стоит бояться движения, поскольку им предоставят все права «в соответствии с исламским правом и афганской культурой». В частности, они смогут учиться и работать. Однако, если что-то пойдет не так, иностранные военные помочь уже не смогут: «Талибан» не намерен заключать соглашения пока из Афганистана не уйдут американские и другие иностранные силы. А их за последнее десятилетие и так стало значительно меньше: американцев вместо 90 тысяч осталось около 10-14 тысяч (всего же натовцев в 2011-м было 130 тысяч).

Как отмечает афганский художник Махди Захак, «единственный способ добиться мира — [талибы должны] принять прогресс страны за последние 17 лет и дать всем возможность наслаждаться жизнью».

В то же время в сельских районах Афганистана традиции всегда значили больше, чем установки центрального правительства, так что там жизнь даже при худшем раскладе может поменяться не так сильно. Однако для городской молодежи свобода в современном мире крайне важна.

17-летняя Каусар Шерзад занимается тайским боксом (муай-тай). «Афганские женщины многого достигли в спорте, поэтому я считаю, что "Талибан" примет эти достижения», — отметила она.

Каусар Шерзад, 17 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

В то же время в сельских районах Афганистана традиции всегда значили больше, чем установки центрального правительства, так что там жизнь даже при худшем раскладе может поменяться не так сильно. Однако для городской молодежи свобода в современном мире крайне важна.

17-летняя Каусар Шерзад занимается тайским боксом (муай-тай). «Афганские женщины многого достигли в спорте, поэтому я считаю, что "Талибан" примет эти достижения», — отметила она.

Султан Касим Сайиди в свои 18 лет стал моделью. Он изучает тренды и модельное искусство в том числе через Facebook, YouTube и Instagram, а вдохновение черпает в образах известного саудовца Омара Боркана и канадского поп-певца Джастина Бибера. 

«Мы боимся, что если придут талибы, больше не будет модных показов», — заявил он. В то же время Сайиди уверен, что время боевых действий закончилось: «Если американские войска уйдут, придет мир. Мы хотим мира».

Султан Касим Сайиди, 18 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Султан Касим Сайиди в свои 18 лет стал моделью. Он изучает тренды и модельное искусство в том числе через Facebook, YouTube и Instagram, а вдохновение черпает в образах известного саудовца Омара Боркана и канадского поп-певца Джастина Бибера.

«Мы боимся, что если придут талибы, больше не будет модных показов», — заявил он. В то же время Сайиди уверен, что время боевых действий закончилось: «Если американские войска уйдут, придет мир. Мы хотим мира».

Несмотря на множество сомнений и неопределенностей, переговоры о мире вселяют в молодежь надежду. «Я с оптимизмом смотрю на присоединение талибов к мирному процессу», — отметил 19-летний Хуссейн. Он считает, что это положит конец конфликтам в стране, однако члены движения должны реально изменить свою политику.

Хуссейн, как и многие другие афганцы, в детстве рос в соседнем Иране, где убежище от войны нашли миллионы человек. Сейчас он вернулся в Кабул и работает там парикмахером.

Хуссейн, 19 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Несмотря на множество сомнений и неопределенностей, переговоры о мире вселяют в молодежь надежду. «Я с оптимизмом смотрю на присоединение талибов к мирному процессу», — отметил 19-летний Хуссейн. Он считает, что это положит конец конфликтам в стране, однако члены движения должны реально изменить свою политику.

Хуссейн, как и многие другие афганцы, в детстве рос в соседнем Иране, где убежище от войны нашли миллионы человек. Сейчас он вернулся в Кабул и работает там парикмахером.

Васим Анвари — певец, он принимал участие в местном шоу талантов Afghan Star («Афганская звезда»). По словам молодого человека, мир необходим, поскольку тогда он сможет и дальше развиваться как артист. «Но без мира нет надежды на лучшее будущее», — добавил он.

Васим Анвари, 19 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Васим Анвари — певец, он принимал участие в местном шоу талантов Afghan Star («Афганская звезда»). По словам молодого человека, мир необходим, поскольку тогда он сможет и дальше развиваться как артист. «Но без мира нет надежды на лучшее будущее», — добавил он.

16-летняя пианистка Марам Атайе из Афганского национального института музыки беспокоится, что в случае прихода «Талибана» к власти может быть ограничено право женщин на творчество, и тогда она больше не сможет играть. «Будет здорово, если правительство и талибы заключат мирное соглашение. Однако доступ к музыке необходимо сохранить для всех, а права женщин — защищать», — считает она.

Марам Атайе, 16 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

16-летняя пианистка Марам Атайе из Афганского национального института музыки беспокоится, что в случае прихода «Талибана» к власти может быть ограничено право женщин на творчество, и тогда она больше не сможет играть. «Будет здорово, если правительство и талибы заключат мирное соглашение. Однако доступ к музыке необходимо сохранить для всех, а права женщин — защищать», — считает она.

Модель Омид Арман отмечает, что все желают мира в Афганистане. По его словам, жители пережили множество конфликтов и не хотят стать свидетелями очередной трагедии.

Омид Арман, 21 год

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Модель Омид Арман отмечает, что все желают мира в Афганистане. По его словам, жители пережили множество конфликтов и не хотят стать свидетелями очередной трагедии.

Заргона Хайдари работает в книжном магазине, она настроена не очень оптимистично. «Не думаю, что "Талибан" заключит сделку с правительством», — отмечает девушка. 

А вот 20-летняя Марьям Гулами из западной провинции Герат верит, что перемены в общество принесет ее поколение. По ее словам, этому будут способствовать в том числе технологии. Сама девушка сейчас изучает графический дизайн и программирование и любит оттачивать свои навыки с помощью пособий на YouTube.

Заргона Хайдари, 22 года

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Заргона Хайдари работает в книжном магазине, она настроена не очень оптимистично. «Не думаю, что "Талибан" заключит сделку с правительством», — отмечает девушка.

А вот 20-летняя Марьям Гулами из западной провинции Герат верит, что перемены в общество принесет ее поколение. По ее словам, этому будут способствовать в том числе технологии. Сама девушка сейчас изучает графический дизайн и программирование и любит оттачивать свои навыки с помощью пособий на YouTube.

22-летняя Зайнаб Фарахманд — журналист-фрилансер. «Мы будем приветствовать талибов, только если они примут демократию и ее ценности в стране», — заявляет она.

Зайнаб Фарахманд, 22 года

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

22-летняя Зайнаб Фарахманд — журналист-фрилансер. «Мы будем приветствовать талибов, только если они примут демократию и ее ценности в стране», — заявляет она.

Надим Кураиши — владелец магазина видеоигр с игровой зоной в Кабуле. По его словам, молодежь хочет положить конец продолжающемуся конфликту. «Мы надеемся на прочный мир между правительством и "Талибаном"», — отметил он.

Надим Кураиши, 19 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

Надим Кураиши — владелец магазина видеоигр с игровой зоной в Кабуле. По его словам, молодежь хочет положить конец продолжающемуся конфликту. «Мы надеемся на прочный мир между правительством и "Талибаном"», — отметил он.

18-летний Фарзад Аслами отмечает, что афганцы уже настрадались, в том числе из-за постоянных террористических актов. «Мы хотим мира во имя благополучия нашей страны», — сказал он.

В свою очередь работающий в столичном магазине одежды 19-летний Омар обеспокоен перспективой ухода войск США. По его словам, Афганистану нужна помощь, и выводить американских солдат — не самое верное решение. Молодой человек также рассказал, что учит английский и мечтает путешествовать, однако уезжать из родной страны не планирует.

Фарзад Аслами, 18 лет

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

18-летний Фарзад Аслами отмечает, что афганцы уже настрадались, в том числе из-за постоянных террористических актов. «Мы хотим мира во имя благополучия нашей страны», — сказал он.

В свою очередь работающий в столичном магазине одежды 19-летний Омар обеспокоен перспективой ухода войск США. По его словам, Афганистану нужна помощь, и выводить американских солдат — не самое верное решение. Молодой человек также рассказал, что учит английский и мечтает путешествовать, однако уезжать из родной страны не планирует.

В Афганистане поразительно молодое население: более трети из 35 миллионов человек младше 25 лет. Однако молодежь сталкивается с огромными проблемами при поиске работы: экономика просто не может обеспечить новые места для 400 тысяч человек каждый год. 

«Для мира требуется, чтобы все сложили оружие и занялись образованием и процветанием страны», — отмечает 22-летний доктор Мохаммад Джавед Моманд.

Мохаммад Джавед Моманд, 22 года

Фото: Mohammad Ismail / Reuters

В Афганистане поразительно молодое население: более трети из 35 миллионов человек младше 25 лет. Однако молодежь сталкивается с огромными проблемами при поиске работы: экономика просто не может обеспечить новые места для 400 тысяч человек каждый год.

«Для мира требуется, чтобы все сложили оружие и занялись образованием и процветанием страны», — отмечает 22-летний доктор Мохаммад Джавед Моманд.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.