Россиян научат быть умными и богатыми

Минпромнауки создает центры венчурного предпринимательства

Минпромнауки совместно с Российской ассоциацией венчурного инвестирования начало работу по созданию центров венчурного предпринимательства. Первый из таких центров будет создан в Приволжском федеральном округе. Как было заявлено на подписании соглашения между полномочным представителем президента РФ в Приволжском федеральном округе Сергеем Кириенко и главой Минпромнауки Ильей Клебановым, специалисты коучинг-центра будут "заниматься изменением менталитета российских предпринимателей".

Национальная Ассоциация венчурного капитала США дала такое определение понятию "венчурный капитал": "капитал, обеспеченный профессионалами в данной области, которые оказывают поддержку по линии менеджмента молодым, быстро развивающимся компаниям, имеющим значительный потенциал конкурентоспособного развития". Достаточно вспомнить компании, которые возникли в результате применения венчурного финансирования, прежде всего, действующие в сфере компьютерных и информационных технологий, такие как Apple, DEC, Data General, Federal Express, Cisco, AOL, Amazon.

По сравнению с банками у системы венчурного финансирования есть главное преимущество: получение прибыли рассматривается в долгосрочном, а не краткосрочном аспекте, что выводит предпринимателей из-под дамоклова меча банкротства по причине невозможности погашения своих обязательств перед банком. К тому же обычно венчурный капиталист делит все риски вместе с предпринимателем на равных, не требуя от него залога или иного обеспечения своих финансовых затрат. Таким образом, несмотря на то, что ставка процента по банковским кредитам может быть гораздо ниже, чем отдача от инвестиций, требуемая венчурными капиталистами, но это не компенсирует издержек банковского финансирования, связанных со срочностью, платностью и возвратностью кредитов, требования залога, кредитной истории и т.д.

Откуда деньги?

До сих пор главным источником финансовых ресурсов в России являются банки, а не страховые компании и пенсионные фонды, чьи инвестиционные возможности сейчас крайне незначительны. В России у банков практически отсутствует интерес к сфере малого бизнеса, кроме этого высокая стоимость кредитов делает банковское финансирование для малых предприятий труднодоступным. При крупных бизнес-группах идет процесс создания венчурных подразделений, но их инвестиционная деятельность связана, главным образом, с укреплением существующих связей внутри самих бизнес-групп и модернизацией существующего производства.

Согласно ряду исследований, посвященным венчурному капиталу в РФ, одним из главных источников венчурного капитала в России остается неформальный капитал частных инвесторов. Так, согласно подготовленному специалистами Бэбсон-колледжа, Лондонской школы бизнеса и Кауфманского центра лидерства в области предпринимательства "Обзору глобального предпринимательства" за 2001 год, в котором изучалось состояние бизнеса в 29 странах мира, неформальным инвесторами в России, то есть инвестирующих напрямую без посредничества специализированных финансовых институтов, считают себя около трех процентов взрослого населения, что является неплохим результатом среди всех 29 исследованных стран. В то же время отнести их к категории венчурных инвесторов можно с большой натяжкой, так как если предоставление капитала и сопровождается "поддержкой по линии менеджмента", то, главным образом, в сфере прикрытия деятельности компании от государственных органов и криминальных кругов.

Деятельность институциональных венчурных инвесторов на территории России представлена несколькими десятками зарубежных фондов, заинтересованных, главным образом, в акциях сырьевых предприятий и пищевой промышленности, ориентированной на внутренний рынок. Кроме этого, учитывая тот факт, что в России нет ни одного венчурного фонда, представленного исключительно национальным капиталом, развитие компаний, связанных с российскими технологиями, зачастую сдерживается незаинтересованностью иностранцев в продвижении конкурентов на мировые рынки. В частности, это касается тех фондов, чьи вложения гарантируются американской корпорацией Overseas Private Investment Corporation (OPIC), так как подобные гарантии связаны с ограничениями на операции, несущие потенциальную угрозу коммерческим интересам США. Кроме этого преобладание иностранцев среди венчурных капиталистов во многом препятствует развитию венчурного финансирования из-за разницы в менталитете между российскими менеджерами компаний и иностранными инвесторами, зачастую порождающее неразрешимые разногласия по поводу целей и методов развития фирм.

Отмечая безусловную пользу от работы подобных фондов в России, в частности, созданных с участим ЕБРР, нельзя не заметить, что основным направлением деятельности венчурных фондов, созданных с участием международных финансовых организаций, является поддержка формирования в России рыночных отношений, а не максимизация прибыли на вложенный капитал. Кроме этого они предпочитают финансировать предприятия с уже готовой продукцией, а не находящиеся на стадии становления.

Почему не получается?

Попытка внедрить в России систему венчурного финансирования в 90-е годы из-за ряда причин оказалась малоэффективной. Прежде всего это вызвано тем, что политика государства по отношению к малым предприятиям, главным объектам приложения венчурного капитала, базировалась прежде всего на обеспечении его фискальных интересов, а не развитии инновационного бизнеса, роста занятости или сдерживания процесса монополизации рынков. Существующая налоговая система, с одной стороны, толкает предприятия на сокрытие реальных доходов, препятствуя созданию цивилизованного фондового рынка, для которого важна прозрачность финансовой отчетности, а не "оптимизация налогообложения", а с другой стороны, препятствует росту самофинансирования предприятий.

Венчурным инвестициям в технологический бизнес также препятствуют слабая культура предпринимательства во многих российских фирмах. Многие из них, занимающиеся коммерциализацией своей интеллектуальной собственности, зачастую ограничиваются продажей собственных изобретений. Даже при условии создания малых инновационных фирм, переговоры с венчурными капиталистами заканчиваются провалом из-за нежелания со стороны глав компаний терять контроль над бизнесом. Они, как правило, предпочитают пользоваться банковскими кредитами или льготными кредитами от Фонда Содействия и других государственных фондов поддержки предпринимательства. Также сказывается неурегулированность прав на интеллектуальную собственность между ее разработчиками и научным учреждением, в стенах которого проводилась научная работа. В свете этого, как отмечают участники венчурного бизнеса в России, одной из первоочередных задач успешного инвестирования является жесткое разграничение функций между изобретателями и инновационными менеджерами.

На Западе в условиях развитой бизнес-инфраструктуры, наличии системы господдержки малого бизнеса предпринимателем может стать представитель любой профессии, носитель идеи, которая может быть в перспективе коммерциализирована, тогда как у нас выработался другой "идеальный тип" бизнесмена, характеризующийся наличием социального ума, который зачастую никак не был связан с интеллектуальным умом и ограничивался действиями в области перепродажи, передела собственности, а зачастую и присвоения государственных средств. На этом фоне остро ощущается нехватка профессиональных менеджеров, которые могли бы стать посредниками между источником капитала и объектом его приложения, способных объективно оценить рыночные перспективы коммерциализуемой научно-технической разработки.

Слабость рынка венчурного капитала в России продемонстрировали две последние венчурные ярмарки, организованные РАВИ. В ярмарке, проведенной в декабре 2000 года, участвовали 40 инвесторов и 28 компаний, из которых две получили инвестиции, а одна компания - кредит. В октябре 2001 года в ярмарке участвовали 60 инвесторов и 46 компаний. Переговоры об инвестициях ведутся на общую сумму 40 миллионов долларов. Итоги венчурных ярмарок показали, что лишь небольшое количество российских компаний готовы к инвестициям. В этом свете насущной необходимостью является развитие инкубаторов бизнеса, где уже есть опыт работы с малыми наукоемкими фирмами в рамках существующих нескольких инновационно-технологических центров, общее число которых в России достигло 55.

Необходимо также расширение объектов венчурного финансирования, в том числе и на уровне работы с молодежью, которая может служить объектом "пред-до-венчурного финансирования". Так, одним из направлений работы Патентного ведомства США являлась долгосрочная программа "Проект XL", существующая с 1985 года. Цель этой программы - повышение конкурентоспособности национальной экономики путем стимулирования творческой активности молодежи, с привлечением около тысяч преподавателей различных учебных заведений, а также детей и подростков.

2002 год во многом стал годом прорыва в развитии венчурного финансирования в России. А коучинг-центры, создаваемые в стране, должны приучить бизнесменов использовать схемы цивилизованного рынка, а не методы, присущие теневой экономике. Ведь один из основных принципов венчурного финансирования гласит: "Плохая идея при хорошем менеджменте может завоевать рынок, а хорошая идея при плохом менеджменте - никогда".

Другие материалы