Новости партнеров

Конституция против математики

Искреннее желание Путина защитить конституционные права российских граждан вряд ли приведет к желаемому результату

Пункт 2-й статьи 80-й четвертой главы российской конституции гласит: "Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина...". И это правильно. Хотя конституция есть основной закон, регулирующий жизнь граждан нашей страны в целом, должен же быть кто-то ответственный, с кого можно было бы спросить, если вдруг что пойдет не так.

Как известно, Путин, в отличие от своего колоритного предшественника, не любит вслух вспоминать о том, что он гарант. И это понятно. Будучи человеком куда более трезвым, чем Борис Ельцин, Путин наверняка подозревает, что вообще-то гордиться тут особенно нечем, потому что именно с этой своей обязанностью он справляется пока так себе. Можно даже сказать, плохо справляется, если судить по результатам.

В самом деле, нынешнюю конституцию жители России принимали аж в 1993 году, когда сам Путин служил в администрации тогдашнего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Поэтому к тексту, гарантом которого в конце концов ему выпало быть, имел отношение самое опосредованное - скорее всего, подобно большинству дееспособных граждан Российской Федерации, явился в назначенный день на местный участок для голосования и опустил в урну бюллетень в поддержку нового основного закона. Даже не подозревая, что вскоре ему самому придется за этот текст отвечать.

Между тем в тексте этом оказалось прописано столько неудобных положений, больше похожих на невыполнимые обещания, что нежелание Путина на всех углах объявлять себя их гарантом по-человечески вполне объяснимо. Взять хотя бы статьи из второго раздела, которая называется "Права и свободы человека и гражданина". Вот, например, статья 19 - "Все равны перед законом и судом". Или 20 - "Каждый имеет право на жизнь". Или 21 - "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления". А еще есть 22, 23, 24 и так далее, среди которых и право каждого российского гражданина на свободу и личную неприкосновенность, и право на неприкосновенность жилища, и на свободу передвижения и на свободу слова, на труд, отдых, частную собственность, альтернативную гражданскую службу и мало ли еще что.

Не то чтобы эти права и свободы отсутствовали в России вообще. К счастью, это не так. Все-таки каждый рядовой российский гражданин в течение длительных периодов своей жизни, а порой так и вообще всю жизнь, преспокойно пользуется своими конституционными правами и свободами и в ус не дует. Ровно до тех пор, пока - абсолютно непредсказуемо, можно сказать, в полном согласии с теорией вероятности - именно его персональная судьба не пересекается с интересами довольно широкой категории других российских граждан, которые не относят себя к категории рядовых и по этой причине искренне считают, что конституция к ним не имеет никакого отношения.

Что же это за избранные счастливчики? Догадаться, в общем, не так уж сложно. Это всевозможные представители власти - исполнительной, законодательной и судебной. Например, чиновники, которых у нас немало: по данным Госкомстата, каждый 36-й россиянин относится к этой благословенной категории. Или милиционеры, общее количество которых вообще никому не известно. Или депутаты всевозможных дум и законодательных собраний. Или работники судов и прокуратур. Словом, все те, кому надлежит помогать президенту эту самую конституцию беречь и охранять.

Между тем как раз граждане этих категорий, выполняя свои служебные обязанности, зачастую ни о каких конституционных правах и свободах других россиян не вспоминают, нарушая их направо и налево. Причем так активно, что порой даже перед международными организациями неудобно становится. При этом простой подсчет показывает, что теория вероятности работает, в общем, не в пользу простых граждан - их слишком мало по сравнению с огромной армией чиновников и милиционеров, чтобы раствориться в толпе и не попасться им на глаза. Кстати, лучше всего это удается, как ни странно, в крупных городах - видимо, именно поэтому население нашей страны с такой охотой в них стекается.

А что же Путин? Надо отдать должное нашему президенту - он не боится трудностей и любит называть вещи своими именами. Вот и во вторник, 10 декабря, на встрече с членами существующей при нем Комиссии по правам человека Путин открыто заявил, что в России наблюдается "большой разрыв между конституционными гарантиями и реальными возможностями" граждан по их реализации. Расписавшись тем самым в собственном фиаско на посту гаранта...

С одной стороны, это даже хорошо. По крайней мере, честно. То есть хочется думать, что у президента открылись глаза, и он наметил себе новый участок работы, чтобы с присущей ему энергией закатать рукава и справиться с проблемой. Видимо, раньше Путин об этой фатальной неспособности большинства российских граждан отстаивать свои конституционные права просто не знал, а теперь вот советники ему подсказали.

Но с другой стороны, это как-то сомнительно. То есть даже не то сомнительно, что президент раньше ничего о нарушениях не знал, а вот нынешняя его готовность как-то исправить положение не вызывает ни радости за простых граждан, ни уверенности в их светлом будущем. Причем не только потому, что сначала Путину придется что-то сделать с многомиллионной армией нарушителей, которая себя в обиду, естественно, не даст, но и, главное, потому, что начинать придется с самого верха, то есть с себя самого.

Хорошо, конечно, когда по личному распоряжению президента какой-нибудь отмороженный полковник танковых войск, воюющий в Чечне с местными женщинами, оказывается за решеткой, но плохо, что возможность совершать преступления на боевом посту была предоставлена ему властью все того же президента. Хорошо, что Путин регулярно встречается с бизнесменами и обещает им неприкосновенность частной собственности, но плохо, что некоторые из них по политическим причинам оказываются за решеткой, а собственность их переходит в другие - политически более правильные - руки. Хорошо, что Путин открыто заявляет о равенстве всех граждан перед законом, невзирая на их расовую и этническую принадлежность, и плохо, что на улицах, по которым почти ежедневно ездит тот же президент, милиция целенаправленно ведет поборы с граждан, от природы наделенных определенной формой носа и другими несмываемыми расовыми признаками. И так далее.

Словом, выходит, что пока что россиянину лучше уповать на математику, а не на конституцию. Математика, даже такой ее неточный раздел, как теория вероятности, что ни говори, надежнее...

Другие материалы